Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Вторник
06 Декабря 2016

«Введя евро, политики предали интересы страны»

Автор: Александр Шамшиев

«Введя евро, политики предали интересы страны»

24.04.2015  // Фото: http://www.sbnl.eu

Впервые средний государственный долг по еврозоне достиг отметки в 92% к ВВП. Об этом сообщило статистическое управление Евросоюза. О состоянии европейской экономики и последствиях присоединения Прибалтики к еврозоне порталу RuBaltic.Ru рассказал региональный вице–президент Альянса за европейскую демократию Нормунд ГРОСТИНЬШ:

- Господин Гростиньш, как Вы оцениваете новость, что внешний долг еврозоны достиг нового «антирекорда»?

- Тут очень важен один момент. Новость пришла на фоне того, что в прошлом году Евросоюз изменил статистическую методику. Теперь применяется новая методика, которая увеличивает ВВП. В статистику включается то, что не включалось раньше — например, военные расходы, контрабанда, проституция. Вещи, которые несколько удивляют. Особенно тем, что незаконные действия слабо поддаются точному статистическому учету. Это даже вызвало некоторые конфузы. У некоторых стран выросли членские взносы в Евросоюз. Например, Великобритании сказали, что раз вы пользуетесь наркоманией и проституцией, вы должны на миллиард евро больше. Но британский премьер-министр отказался платить. Поскольку у них близко выборы, такой платеж, конечно, вызывал бы рост голосов за Партию независимости Великобритании, но это уже другая тема.

Итак, методика подсчета ВВП была изменена, в результате валовый продукт как бы увеличился. Но, несмотря на подобные манипуляции, все равно, как мы видим, государственный долг по отношению к ВВП вырос. Это показывает, что экономика Евросоюза и еврозоны в первую очередь, конечно, переживает трудные времена. Но Европейский центральный банк с другой стороны нашел и предложил свое решение проблемы. С марта этого года ЕЦБ начал пускать в оборот огромное количество новых денег. Об этом долго шла речь, это долго планировалось, и все это в течение последнего года вызвало падение курса евро на 40% по отношению к доллару, швейцарскому франку и другим более сильным валютам. ЕЦБ выпускает много денег, все желающие центробанки стран еврозоны получают миллиардные вливания, которые тратятся, опять же, на покупку, в первую очередь, облигаций правительств этих стран. Скажем, в случае с Латвией мы будем иметь доступ примерно к трем миллиардам евро в течение полутора лет, если захотим их взять из ЕЦБ.

Это означает, что за полтора года еще на три миллиарда могут вырасти финансовые обязательства Латвии — примерно на 25% к тому, что мы имеем сейчас.

Общая сумма вливаний будет около 1,6 триллионов евро в экономики ЕС. Где-то до 10 миллиардов попадут в страны Балтии, если их центробанки согласятся их взять. Но, скорее всего, правительства очень сильно попросят центробанки так поступить, и они согласятся. Особенно в Латвии. В Эстонии ситуация не такая плохая, но, скорее всего, они тоже возьмут.

Евро будет обесцениваться в результате таких вливаний. Уже была девальвация, и дальше это прогнозируемо. Сначала евро будет обесцениваться по отношению к стабильным валютам, потом последует инфляция, что и является целью ЕЦБ. Потому что долги, которые сейчас накопились в еврозоне, отдать невозможно. Греция с 10 миллионами населения никогда не вернет свои долги. Или возьмем такой более благополучный пример как Ирландия, которая считается вполне порядочной платежеспособной страной — ее долг почти 110% к ВВП. Тем не менее, если говорить о доходах правительства, которые меньше, чем ВВП, то при моделировании условий, при которых Ирландия могла бы погасить долг, оказывается, что Ирландия бы расплатилась, если бы в течение 20 лет выплачивала 80% правительственных доходов. Мы прекрасно понимаем, что ни одна страна ЕС, включая Ирландию, 80% на протяжении 20 лет и даже одного года на погашение внешнего долга отправить не может. Ну, и, само собой, в отношении Греции с 177% долга к ВВП, Италии с 132% или Португалии с 130% это тоже абсолютно нереально, при том, что южные страны имеют иной менталитет и политические традиции. Греция уже поняла, что платить бессмысленно. Было избрано правительство, которое ведет себя очень жестко. Балтийские страны пока еще пытаются что-то выплачивать.

- Латвия берет новые деньги, ее долг снова увеличивается. Разве она может все выплатить? Почему тогда ЕС ведет такую политику — дает деньги, которые трудно вернуть обратно?

- ЕЦБ ведет политику, направленную на обесценивание евро. Евро обесценивается — всем легче выплатить долги. Экономическая активность продолжается, деньги становятся доступнее, идет определенный «разогрев» экономики. И старые долги тоже обесцениваются. В новых деньгах их отдать легче. Это очень скользкая политика — гасить долги через инфляцию. Очевидно, что следующими ходами в этой шахматной игре будет то, что все берут обесценивающиеся деньги, после чего ЕЦБ, возможно, по примеру американцев проведет количественное смягчение, то есть определенную часть долгов просто спишет. Списывать будет уже обесцененные евро.

В прошлом году было понятно, что делать накопления в евро неправильно, потому что идут девальвация с инфляцией, и эти явления в еврозоне будут продолжаться. Это экономическая реальность, которая с одной стороны способствует некой иллюзорной экономической активности, с другой — наверное, для еврозоны это единственный шанс сразу не развалиться.

Хотя есть большие вопросы. Если банкротить страны с серьезными объемами экономики, такие, как Италия, то, думаю, желающих платить за это уже не найдется. Потому что видно, что даже в Германии набирают силу политические движения, выступающие за выход страны из еврозоны, как «Альтернатива для Германии», прошедшая в парламенты федеральных земель. Когда прежде она шла на выборы в Бундестаг, ей не хватило только 1%, чтобы пойти с первой попытки в национальный парламент, но в Европарламент она уже пришла. Как в странах, находящихся на периферии еврозоны (а вся периферия в долгах) так и в странах центра, вроде Германии, получающих дивиденды вроде позитивного импортно-экспортного баланса, хотят за все это платить лишь до определенного предела. И этот предел, похоже, весьма близок.

- ЕЦБ обесценивает евро, в то же время Латвия только в прошлом году вошла в еврозону. Латвийские политики учитывали состояние экономики еврозоны и подобные сценарии, когда принимали решение в переходе на евро?

- В Дании и Швеции были референдумы, там народ решил, что в еврозону вступать он не хочет, отказываться от национальной валюты он не будет. У нас тоже были три попытки запустить процедуру референдума, но латвийская конституция запрещает референдумы по любым вопросам Евросоюза. При вступлении в ЕС наша демократия была урезана. И ссылаясь на то, что речь шла о вопросах ЕС, латвийские политики отказались от референдума. Часть из них получили мягкие, хорошо оплачиваемые кресла в Брюсселе. В первую очередь, премьер-министр Валдис Домбровскис, сейчас работающий еврокомиссаром по вопросам евро и социального диалога. У правящих политиков, принимающих решение о евро, был план отработать задания, получаемые из Брюсселя, и уйти туда работать на спокойные должности.

Они однозначно предали интересы страны, не прислушались к воле народа и даже не дали ему высказаться, получив при этом преференции от заказчиков вхождения Латвии в еврозону. То же самое касается и Литвы, равно как и раньше это произошло с Эстонией.

Просто ЕС и ЕЦБ вели политику, направленную на то, чтобы было больше плательщиков для той же самой Греции. В результате Латвия, Эстония, Литва — каждая из этих стран — заплатит по несколько миллиардов за стабилизацию еврозоны. У Латвии это порядка трех миллиардов евро, у Эстонии — два миллиарда, у Литвы — четыре миллиарда. Одновременно ясно, что эти евро будут нами также одалживаться. За деньги, поэтапно вносимые в стабилизационный фонд еврозоны, мы еще будет платить проценты по внешнему долгу. Кстати, хоть долг Латвии — маленький по сравнению с Грецией (40% к ВВП), но на практике это означает, что по госдолгу Латвия с ее уже неполными двумя миллионами населения каждый день платит около миллиона евро только за проценты. При том, что Латвия считается относительно благополучным членов еврозоны. 

Дальнейший сценарий ЕС и еврозоны — банкротство. Или второй вариант, который сейчас неформально предлагает ЕЦБ — прямо об это не говорится — что деньги все берем, потом их обесцениваем, потом списываем. Но что это означает для рядового потребителя? Предыдущие десятилетия показывают, что в случае инфляции пенсии и зарплаты будут отставать от роста цен. Сейчас поэтому в том числе как раз пытаются усилить эксплуатацию рабочей силы, меньше платить пенсионерам и на этом тоже сэкономить для стабилизации европроекта.

- Получается, Латвия вынуждена платить не только за себя, но и за другие страны, чья экономика хуже?

- Каждая страна-член еврозоны платит миллиардные взносы. Правда, новые члены платят поэтапно. В прошлом году мы заплатили 40 миллионов евро. Кстати, их мы тоже одолжили и платим по ним проценты. Я упоминал, что общая сумма обязательств и платежей, которую взяла на себя Латвия — порядка трех миллиардов евро. И формула может меняться по усмотрению ЕЦБ. Он может сказать, что трех миллиардов уже не хватает в нашей помощи по стабилизации еврозоны — давайте нам шесть или девять. Это полностью в компетенции инстанций ЕС.

- Как освещаются проблемы еврозоны в латвийской прессе?

- Когда я смотрел пресс-конференцию Путина, там дали слово оппозиционной журналистке Ксении Собчак, она задала пару вопросов. У нас выступали и говорили, что, смотрите, при Путине ей не дали много говорить, дали оппозиции мало вопросов и так далее. Но у нас-то в Латвии немыслима ситуация, чтобы на пресс-конференцию к премьеру или президенту попала бы какая-нибудь оппозиционная журналистка. Оппозиционной прессы у нас нет. Проводилась эффективная и жесткая работа разных служб с владельцами изданий, печатающих то, что не нравится правительству. Остался один интернет-журналист — против него Полиция безопасности ведет уголовное дело. В телевизионном формате оппозиции нет. В печатном — практически то же.

Какие-то независимые эксперты проникают порой на каналы, но всегда четко соблюдается пропорция. Еще перед вступлением Латвии в ЕС был введен принцип, что, да, евроскептики могли высказываться, нас приглашали на передачи, но на передачах мы были в пропорции «один против шести». Каждому давали по пять минут. Получалось 25 минут «правильного мнения» и пять «неправильного». Демократия так соблюдалась. Пропорция постепенно увеличивается в сторону «правильного» правительственного мнения.

Пропаганда у нас ведется так, что голову сносит. Это уже можно назвать зомбированием.

Альтернативная информация до широкого потребителя не доходит. Каналы перекрыты разными способами.

- К слову, депутат Сейма и бывший министр экономики и образования Вячеслав Домбровский на днях покритиковал Евросоюз. Сказал, что 25 лет Латвия выполняла все рекомендации Брюсселя, а впечатляющих экономических результатов все нет. 

- Он высказался на прощание. Заявил, что сложит депутатский мандат и вернется в академическую среду. Когда он не уходил из политики, а занимался ею, в том числе под его руководством готовился переход Латвии в еврозону, поэтому он является одним из виноватых в том, что произошло. Он входил в правящую коалицию, был ее активным членом.

Я сам с ним один раз встречался на дискуссии в прямом эфире на латвийском радио. Тогда он никаких замечаний в сторону коалиции и европейской политики не делал. Видимо, теперь он на что-то обижен, ему чего-то не дали, вот и решил покритиковать напоследок. Раньше за ним ничего подобного замечено не было.

- Эстонский долг — 10.6% к ВВП, что в четыре раза меньше аналогичного латвийского показателя. Как так вышло? Чем отличалась эстонская политика?

- Экономическая политика Эстонии сильно отличалась. Начиная с перестройки, когда открылись границы, Эстония очень эффективно начала сотрудничать с Финляндией. У них очень близкие языки и культура. Финские эксперты и финское финансирование во многом помогли избавиться от разных экономических проблем, которые могли бы возникнуть, если бы Эстония развивалась по сценарию Литвы и Латвии. Я помню, что даже в ранних 90-х эстонские банки давали кредиты предпринимателям под 10% в год, когда латвийские банки давали под 10-12% в месяц. Соответственно, долгов у эстонцев и тогда было меньше, чем у нас. Их экономика развивалась стабильнее, у них было меньше банкротств и авантюрных банковских схем. Финское влияние и сотрудничество с финнами сослужило им хорошую службу. Я видел, как глава крупного прибалтийского банка на пресс-конференции в Таллинне в моем присутствии говорил, что финнам надо поставить памятник. Действительно, думаю, эстонцы должны им памятник поставить.

- Получается, что тогда в Латвии такой памятник ставить некому?

- Очевидно, траурный мемориал какой-нибудь, скорее, надо построить. У нас много разных траурных дней календаря, чуть ли не десять дней в году, когда надо привязывать к флагам черные ленточки.

Наверное, скоро будет повод внести очередной траурный день, когда страна обанкротится.

Я тут немножко иронизирую, но логика исторического процесса объективна. Греция через этот процесс прошла и выбрала правительство, жестко отстаивающее греческие интересы. Латвия пока такое правительство не избрала.

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Пишите письма

Пишите письма

Звон дипломатических сабель, хруст переломленных копий... Резолюция в ответ на резолюцию, против демарша — демарш. За всем этим тихо, полушепотом — новости мелкокалибербные вроде бы, малозначительные. Но очень симптоматичные. На них стоит иногда обращать внимание.

Литва или Северная Корея?

Литва или Северная Корея?

Современная Литва нередко практически не отличима от КНДР. Сумеете ли Вы отличить Литву от Северной Кореи?

Эстонские коллаборационисты в годы войны

Эстонские коллаборационисты в годы войны

Эстонские эсэсовцы квалифицируются как военные преступники согласно приговору Нюрнбергского военного трибунала.