Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Воскресенье
11 Декабря 2016

Зависть и отчаяние: почему Прибалтика ненавидит Россию

Автор: Александр Носович

Зависть и отчаяние: почему Прибалтика ненавидит Россию

24.08.2016  // Фото: outsmartmagazine.com

Клиническая русофобия прибалтийских политиков вызвана тем, что Россия выжила после распада СССР и развивается, тогда как страны Прибалтики деградируют и умирают. У выбравших спасение и возрождение старых интеграционных связей республик бывшего СССР – России, Беларуси, Казахстана – есть будущее, у Прибалтики будущего нет: от осознания этого – бессильная злоба местных «патриотов», которым остаётся лишь дальше лелеять свой замшелый перестроечный миф, что Россия вот-вот загнётся от водки под забором.

Ни один орган человеческого тела не может существовать отдельно от всего организма. Не может сама по себе жить рука, только в научной фантастике может сама по себе существовать отрезанная голова, и только у Гоголя нос мог разгуливать по Невскому проспекту в чине статского советника.

Точно так же обстояло дело с Советским Союзом, экономика которого представляла собой единый сложносочиненный организм, в котором каждая из республиканских экономик выполняла свои функции, имела свою специализацию, работала как часть одного целого и была тысячами структурных связей интегрирована в общую советскую экономику.

Поэтому когда Советский Союз развалили, отдельные органы общего тела сами по себе существовать не смогли и на постсоветском пространстве наступил тотальный экономический и социальный кризис, последствия которого в полной мере не преодолены до сих пор. Тем интереснее сравнить, к чему пришли бывшие советские республики спустя четверть века после уничтожения единого экономического пространства – за 25 лет строительства собственных национальных экономик.

После распада СССР выжили и имеют будущее Россия, Беларусь и Казахстан, тогда как Украина с Молдавией, Закавказье и Прибалтика, в советские годы безбедно жившие за счёт России, теперь сдулись экономически и умирают физически, потому что новые поколения не хотят жить в этих странах и бегут оттуда.

Об этом говорит недавно опубликованная статистика, которая в Советском Союзе была засекречена (видимо, для того, чтобы не дискредитировать советский строй и не подрывать дружбу народов). Из 15 советских республик больше производили, чем потребляли только две – Россия и Белоруссия. Валовый внутренний продукт на душу населения в год в РСФСР составлял 17,5 тысяч долларов, а потребление на одного человека в год – 11,8 тысяч долларов.

Сколько производили и потребляли.jpgСколько производили и потребляли. Фото: Алексей СТЕФАНОВ (Комсомольская правда)

Куда ежегодно девались оставшиеся 5,7 тысяч? Для ответа на этот вопрос достаточно посмотреть на показатели других республик. Советская Литва в год на одного человека производила продукции на 13 тысяч долларов, а потребляла на 23,3 тысячи. Откуда брались лишние 10,3 тысячи? Известно, откуда: из инвестиций союзного Центра в литовские дороги, всеобщую газификацию, электрификацию, мелиорацию и атомную станцию.

Аналогичная ситуация была в соседней Латвии: подушевой ВВП в Латвийской ССР был 16,5 тысяч долларов, а потребление – 26,9 тысяч. Откуда недостающие 13 тысяч долларов? Ясное дело, от «русских свиней», усилиями которых в Риге была на прилавках копченая колбаса, а в российской глубинке выстраивались длинные очереди за хрящами.

Эстонская ССР производила в год продукции на 15,8 тысяч долларов, а потребляла на 35,8 тысяч долларов – разница более чем в два раза. Излишек обеспечивали всё те же самые «оккупанты».

Такое положение вещей было свойственно всем советским республикам, кроме Белоруссии, которая производила больше, чем потребляла, и отчасти Украины, которая почти выходила «в ноль». Украинская ССР владела третью промышленного потенциала Советского Союза, украинский ВВП составлял около трети от ВВП РСФСР, а уровень жизни в советской Украине был выше российского. Зато сегодня украинская экономика – это 9% от российской, а уровень жизни ниже российского несколько раз. Средняя зарплата на Украине – 156 евро – самая низкая в Европе, а по подушевому ВВП Украина за пару лет после «революции гидности» превратилась в одну из беднейших стран мира. Украинская «гидность» – она без штанов.    

Ни одна республика Советского Союза не производила больше, чем РСФСР, но меньше России потребляла только Киргизия. Армения на одного человека производила в 2 раза меньше российского, а потребляли в два раза больше. Грузия жила в 3,5 раза богаче РСФСР!

Поэтому когда Советский Союз прекратил своё существование, с ним закончились и щедрые инвестиции союзного Центра в окраины, главным «донором» которых была РСФСР.

Это ни в коем случае не означает, что России был выгоден распад СССР – с уничтожением общей гигантской экономики Россия понесла не меньшую катастрофу, чем остальные республики. Но если в ельцинской аргументации «хватит кормить окраины» была хотя бы часть правды, то чем можно объяснить аргументацию окраинных сепаратистов типа «они едят наше сало», кроме откровенной и осознанной лжи?

В сентябре 1990 года в Киеве возле Республиканского стадионаВ сентябре 1990 года в Киеве возле Республиканского стадиона.

Центробежные движения в советских республиках строились на нехитром лозунге: «Прощай, немытая Россия» — большинство из них (и в первую очередь откормленная, рафинированная и вся из себя европейская Прибалтика) провозгласили в 1991 году, что лучше им разойтись с «этими ленивыми, вечно пьяными русскими». Россия всё равно умирает и вот-вот умрёт: лучше держаться от неё подальше и стать частью Запада: отдать своё самое дорогое – независимость – богатым и успешным, а не нищим и пьяным.

Лютая ненависть Прибалтики к России сегодня вызвана тем, что «пьяная немытая Россия» не только не умерла, но и демонстрирует в мире успешность и силу, тогда как Прибалтийские республики живут на искусственном дыхании еврофондов, теряют поколение за поколением эмигрантами и просто физически не имеют будущего.

По данным Всемирного банка, ВВП России по паритету покупательной способности за 2015 год составляет 2,5 триллиона долларов – это 121,9% от уровня РСФСР 1991 года. ВВП России на душу населения составляет 25,4 тысяч долларов – в полтора раза выше, чем был у РСФСР.

Когда из Советского Союза уходила Прибалтика, лидеры «Саюдиса» и «Народных фронтов» уверяли народ, что через самое непродолжительное время их страны заживут, как Швеция, Дания и Финляндия. Что получилось спустя 25 лет после того, как был скинут «сапог оккупанта»? Сегодня уровень потребления в Литве, Латвии и Эстонии на одном уровне со средним российским. Но ведь в советские годы в Латвии и Литве уровень потребления в Латвии и Литве был в два раза, а в Эстонии – в три раза выше, чем в РСФСР!

Получается, что разрыв в уровне жизни с Россией за четверть века у Прибалтики сократился до минимального, тогда как разрыв по подушевому ВВП, потреблению, средним заработным платам и остальным показателям социального благополучия со странами Скандинавии только растёт. Литва считала, что без «совка» заживёт как Дания? Сегодня средняя зарплата в Дании в четыре раза выше литовской. Вожди «Саюдиса» говорили, что они сделают уровень жизни, как в Финляндии? В Финляндии зарплаты тоже в четыре раза выше литовских. В Латвии зарплаты в четыре с половиной раза ниже шведских. И это только средние зарплаты – по отдельным профессиям разрыв между Скандинавией и Прибалтикой может составлять шесть-семь раз. Разрыв в уровне жизни, доходах, социальном благополучии между этими регионами четверть века не снижался, а увеличивался.     

А если вычесть из ВВП Литвы, Латвии и Эстонии прямые и косвенные дотации из фондов ЕС, а заодно деньги, которые пересылают на родину иммигранты, то окажется, что реально, сама по себе, Прибалтика по экономическому развитию находится на уровне Закавказья и Средней Азии.

И ведь в следующем десятилетии это непременно выяснится, когда начнет действовать новый бюджет ЕС, составленный с учетом «брексита» и выпадения пая Великобритании на поддержание жизнеспособности Восточной Европы.

Кроме количественных показателей есть и качественные. Россия сегодня строит ракеты и самолёты, запускает новые космодромы, открывает новые горизонты возможностей по использованию атомной энергетики. А где «балтийские тигры»? Где их хвалёная инновационная экономика, на практике сводящаяся к выдаче ипотечных кредитов скандинавскими банками? Где их высокотехнологичное производство, которое было прибалтийской специализацией в СССР? Ничего не осталось. Нет электротехнических фабрик и заводов, конструкторских бюро. В советские годы в Латвии был Рижский институт инженеров гражданской авиации. Можно сегодня представить, что нынешняя Латвия строит самолёты?

Рижский институт инженеров гражданской авиацииРижский краснознамённый институт инженеров гражданской авиации (РКИИГА).

От этого и клиническая русофобия, которая из презрительной брезгливости к «этим пьяным ленивым русским» превратилась сегодня в истерическую ненависть к «русским агрессорам».

Теперь прибалтийская русофобия – это даже комплимент для России, потому что русские теперь не пьяные и ленивые, теперь они самая страшная мировая угроза, которая, если не проводить стратегию «сдерживания», сможет захватить всю Европу.

Эта болезненная русофобия происходит от болезненного сочетания чужого движения вперёд и собственного топтания на месте. «Отец литовской демократии» и классический прибалтийский русофоб Витаутас Ландсбергис по итогам прошедшей Олимпиады сравнивает государственную политику в области спорта России со спортивной политикой нацистской Германии. Dedule подчеркивает, что не знает другой такой страны, где спорт был бы так же идеологизирован, как в России, и делает вывод, что это нужно для поддержания «имперских амбиций».

Отчего это очередное обострение у «отца нации»? Во-первых, от того, что олимпийская сборная России вопреки всей травле и всему психологическому давлению «сдерживателей России» в области спорта достойно выступила на Олимпиаде и вошла в число сильнейших. Во-вторых, потому что гордая евроатлантическая Литва на той же Олимпиаде заняла в итоговом общекомандном зачете 64 место.

У прибалтийских борцов с «русской угрозой» не остаётся другого выхода, кроме как продолжать лелеять миф о вечно пьяной умирающей России, тогда как в действительности умирают их страны, а так же те советские республики, которые решились пойти по псевдоевропейскому «балтийскому пути».

Устойчивый рост населения, близкая к нулю эмиграция и высокая рождаемость сегодня из всего постсоветского пространства наблюдается в странах ЕАЭС: России, Белоруссии, Казахстане.

Тогда как сделавшие «европейский выбор» Молдавия, Украина и взятые ими за образец Литва, Латвия и Эстония – вымирают. Причем вымирают не метафорически, а фактически. От этого они и бесятся, и убеждают сами себя, что «рашка вот-вот загнётся».

И Прибалтика, и особенно заразившаяся от неё Украина живут сейчас верой, что Россия на краю пропасти, что она умирает – это «умирает» местные патриоты повторяют по сто раз на дню как заклятие. В отчаянной вере в то, что Россия загибается и умирает, для них единственное спасение от горькой истины, что на самом деле загибаются и умирают они.

Статья доступна на других языках:
Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Бойтесь миротворцев

Бойтесь миротворцев

Холодная Война вроде бы уже двадцать семь лет закончилась, а такое ощущение, что всё у нас еще впереди.

Литва или Северная Корея?

Литва или Северная Корея?

Современная Литва нередко практически не отличима от КНДР. Сумеете ли Вы отличить Литву от Северной Кореи?

Дом Франка в Вильнюсе

Дом Франка в Вильнюсе

Своим названием этот дом обязан доктору медицины, профессору Виленского университета Йозефу Франку. Его отец — Иоганн Петер Франк, известный в Европе врач-гигиенист и судебный медик, вместе с сыном перебрался в Вильну из Вены, где работал директором городской больницы в начале XIX века.