Тема недели:
Евродепутат: вмешательство России спасло Сирию и Европу
Интервью с депутатом Европейского парламента от Латвии (социал-демократическая партия «Согласие») Андреем Мамыкиным.
Пятница
20 Января 2017

Борьба за электроэнергетическую независимость Литвы: мифы и реальность

Автор: Олег Мирославов

Борьба за электроэнергетическую независимость Литвы: мифы и реальность

26.07.2015  // Фото: http://www.energyworldmag.com

В Прибалтике тема энергетической независимости от России поднимается уже давно, и предпринимаемые в этом направлении шаги приносят странам Балтии скорее убыток, чем какую-либо ощутимую выгоду. Теперь, похоже, эти настроения дошли и до других европейских стран, которые решили предотвратить возможную «угрозу изоляции» и поддержать электроэнергетику Восточной Европы. Но можно ли ожидать каких-либо значимых «успехов» в борьбе за электроэнергетическую независимость в ближайшее время?

Еврокомиссия на днях согласовала выделение 150 млн евро на реализацию инфраструктурных проектов в странах Восточной Европы и Балтии с «целью повышения энергетической безопасности Евросоюза, чтобы исключить угрозу изоляции какой-либо из стран-участниц». С этой целью запланировано строительство новых электрических и газовых коммуникаций в Чехии, Болгарии, Польше и Литве. Финансирование будет осуществляться по линии европейского фонда «Механизмов по соединению Европы».

Для Вильнюса решение ЕС принципиально, так как активизирует реализацию проекта по созданию польско-литовского электрического соединения LitPol Link, что позволит Литве отключиться от созданной еще в советский период электроэнергетической системы БРЭЛЛ (Белоруссия, Россия, Эстония и Латвия) и интегрироваться в единую европейскую энергетическую систему. Литве на реализацию ее части проекта LitPol Link (общая стоимость — 370 млн евро) выделяется 27,5 млн евро. Ввод новой смычки запланирован на конец текущего года.


Прибалтийские закрома электроэнергетики 

Игналинская АЭС

Прибалтике в наследство от СССР досталась хорошо сбалансированная энергосистема, в которой до 50% выработки электроэнергии обеспечивала АЭС, 40% – ТЭС и ТЭЦ, а остальное – ГЭС. Энергосистемы трех стран, хотя и отличающиеся по структуре генерации, органично дополняли друг друга с функциональной точки зрения. Базовая генерация обеспечивалась Литвой с ее мощнейшей Игналинской АЭС (в 1993 г. — 12,3 млрд кВт/ч, 88% всей электроэнергии, рекорд Гиннеса) и развитой тепловой генерацией (свыше 2,3 ГВт). Второй по выработке электроэнергии была Эстония, основу энергетики которой составляли две крупнейшие в мире электростанции на горючих сланцах совокупной мощностью 3,2 ГВт (сегодня – 2,4 ГВт) вблизи границ с Россией. В свою очередь Латвия с пиковыми нагрузками справлялась с помощью крупнейших в регионе гидрогенерирующих мощностей, расположенных на реке Даугава (ГЭС общей мощ­ностью порядка 1,5 ГВт), представляющих из себя существенный вклад на региональном уровне в базовую выработку. Для прохождения пиковых нагрузок в общей энергетической системе задействовались и литовские гидрогенерирующие мощности — Круонисская гидроаккумулирующая электростанция (одна из крупнейших по мощности среди станций этого типа на постсоветском пространстве), а также Каунасская ГЭС. Все три страны также имеют относительно мощные теплоэлектростанции, расположенные возле трех столиц, Каунаса и Мажейкяйского НПЗ (совокупная мощность свыше 1,7 ГВт).


Потеря энергетического суверенитета

Литва до вступления в 2004 г. в ЕС не только полностью закрывала собственные потребности в электроэнергетике за счет АЭС, но и экспортировала ее в соседние страны. В 2009 г. Вильнюс, закрыв, в соответствии с требованием ЕС (условие членства), второй блок атомной электростанции, окончательно отказался от энергетического суверенитета, превратившись в нетто-импортера.

В Литве 2014 г. стал рекордным по потреблению электроэнергии: 9,8 млрд киловатт-часов. По данным оператора электросетей Litgrid, Литва импортировала 72% потребленного электричества. Основными поставщиками являются: Россия, Белоруссия, Эстония, Латвия и страны Северной Европы. Россия в 2014 г. экспортировала в Литву 3,2 млрд кВт/ч, что эквивалентно 46% от общего литовского импорта и 33% потребления. За 2014 г. выработка электроэнергии в Литве составила 4 млрд кВт/ч (на 8% меньше по сравнению с 2013 г.), что может быть обусловлено наращиванием более дешевого импорта ввиду нерентабельности собственного газогенераторного производства электроэнергии (высокие цены на импортируемый газ). Подтверждением в пользу импорта также является сокращение на одну пятую выработки электроэнергии тепловыми электростанциями, а также на четверть – гидроэлектростанциями. Покрытие дефицита электроэнергии Литвы осуществляется за счет построенных еще в советский период меж­системных соединений Прибалтики с Россией и другими странами СНГ.

Прибалтика соединена с Россией и Белоруссией десятью высоковольт­ными линиями напряжением 330 кВ, рядом линий на 110 кВ, а также линией на 750 кВ, которая связывала Игналинскую АЭС с магистральной сетью, объединяющей атомные станции европейской части российской единой энергосистемы. В настоящее время общая пропускная способность сечений Прибалтика - Россия и Прибалтика - Белоруссия превышает 3000 МВ. Изолированная от России энергосистема Калининградской области соединена со странами Балтии линиями 330 кВ с пропускной способностью порядка 700 МВ. Таким образом, у России с Прибалтикой гораздо более сильные электрические связи, чем с рядом российских региональных энергосистем на базе атомных электростанций (к примеру, связи Ленинградской области с энергосистемой Карелии и Мурманской области), не говоря о менее мощных региональных энергосистемах.

nordbaltЭнергосистема Литвы имеет три международных соединения: Литва-Белоруссия, Литва-Калининград и Литва-Латвия-Эстония. Для подключения Литвы к общей европейской энергосистеме ЕС в 2009 г. был разработан план по созданию единого балтийского энергетического рынка (BEMIP), в рамках которого реализуется два проекта: прокладка подводного энергетического кабеля по дну Балтийского моря между Литвой и Швецией – NordBalt — и строительство линии электропередачи между Литвой и Польшей – LitPolLink. Прокладка кабеля NordBalt (общая длина – 450 км, мощность — 700 МВ) должна быть завершена в конце этого года. Стоимость проекта — 580 млн евро, из которых 180 млн евро выделено по линии фондов ЕС. Проект LitPolLink (195 млн евро), треть которого финансируется Еврокомиссией, также должен быть завершен в конце текущего года. 

litpol_linkСегодня, в связи с выходом проектов на финальную стадию, в Литве все громче звучат голоса местных политических элит о том, что необходимо как можно быстрее освободиться от энергетической зависимости от Москвы, отсоединившись от электрической системы БРЭЛЛ.

Для Литвы это не первая попытка отключиться от БРЭЛЛ. В 2013 г. операторами энергосистем Балтийских стран было подписано соглашение о формировании общего рынка, согласно которому преимущество в поставках электроэнергии отдавалось странам ЕС, а третьи страны обязывались торговать напрямую с североевропейской биржей NPS. Вильнюс в условиях собственного статуса «энергетического оазиса» и незавершенной интеграции в единую европейскую энергетическую систему поспешил отказаться от прямых закупок более дешевой российской электроэнергии и начал закупать электроэнергию в неликвидном литовском сегменте Североевропейской биржи NordPool NPS (спрос значительно превышал предложение). В результате скачки цены на электроэнергию доходили до 60%.

В итоге премьер-министр А.Буткявичюс был вынужден признать ошибочность электроэнергетической политики в отношении России, обязав профильные структуры «исправить ситуацию и вернуть обратно установленные квоты на импорт из России».


Формирование единого энергетического рынка Прибалтики

на пути к единому энергетическому рынку есть сложности

За оптимизмом литовских правящих элит по поводу скорейшего размежевания с советским прошлым кроются серьезные проблемы по формированию самого единого прибалтийского электроэнергетического рынка. По правилам ЕС, вся электроэнергия, производимая странами-членами ЕС, должна передаваться 9 основным европейским биржам по географическому принципу. В случае со странами Балтии это североевропейская биржа NordPool (является крупнейшей в мире биржей электроэнергии, состоит из 350 участников из 20 стран), где у каждой из стран есть свой биржевой сегмент, в котором и формируется цена на электроэнергию, исходя из ликвидности и количества операторов-поставщиков.

Литва, на протяжении многих лет являясь нетто-импортером электроэнергии, находясь в неравном положении с Латвией и Эстонией (50% производимой электроэнергии идет на экспорт), не предпринимала каких-либо активных действий по формированию открытого электрического рынка. Вильнюс оставлял у себя часть произведенной электроэнергии, компенсируя дисбаланс не за счет поставок с NPS, а с помощью долгосрочных прямых контрактов на поставку более дешевой электроэнергии из РФ. Такое поведение Литвы не могло не вызывать недовольства у Эстонии, являющейся фактическим монополистом по производству электроэнергии в Прибалтике. Проводимая Литвой политика способствовала и формированию негативного отношения к региональным интеграционным процессам у эстонских энергетиков. Председатель правления эстонской сетевой компании Elering Т. Вескимяги, комментируя текущую ситуацию, заявлял о том, что «Эстония должна серьезно обдумать, насколько объединение энергорынка с рынком Латвии и Литвы отвечает ее интересам».

Эстонцев также не устраивала и политика Латвии на данном направлении. В условиях, когда концерн Eesti Energia все произведенное электричество продавал на NPS, а его дочернее предприятие в Латвии для продажи электричества в Ригу закупало его на латвийском сегменте NPS, где цены выше, чем в эстонском сегменте, латвийский концерн Latvenergo напрямую в обход эстонского сегмента NPS продавал электроэнергию своей эстонской дочке. Таким образом латвийская компания получала конкурентное преимущество, что давало ей возможность больше зарабатывать. Министерство экономики и коммуникаций Эстонии в региональном росте цен на электроэнергию обвинило Литву и Латвию, чьи основные поставщики электроэнергии — газовые электростанции и гидроэлектростанции — отсутствуют на NPS, что и создает основной дефицит.

Чтобы убедить своих коллег соблюдать европейские требования, то есть обеспечивать собственную монополию, Эстонии не раз приходилось в воспитательных целях прибегать к нерыночным механизмам под названием «профилактические работы» на высоковольтных линиях электропередачи. Дело в том, что системообразующую сеть на территории самой Прибалтики составляют ЛЭП напряжением 330 кВт. Узким местом в объединенной энергосистеме региона, прежде все­го, является сечение Латвия - Эстония, которое часто служит основным ограничением перетоков и является одним из факторов, обусловливающих резкие колебания цен на электроэнергию в Литве и Латвии.

Помимо сложностей в ходе формирования единого прибалтийского электроэнергетического рынка, есть и вопросы к проекту строительства польско-литовской электроэнергетической смычки LitPolLink. Политический фактор зачастую превалирует над экономическим прагматизмом. В политическом плане Польша разочарована Литвой, которая, несмотря на многочисленные обещания решить вопрос польских национальных меньшинств (оригинальное написание польских фамилий в паспортах, а также названий улиц в местах компактного проживания меньшинств), тормозит этот процесс, проводя вместо этого ускоренную ассимиляцию поляков (реформа образования, упразднение средних школ и т.д.). Литовские железные дороги продолжают фактическую блокаду польского Мажейкяйского НПЗ с момента его приобретения в 2006 г. за рекордные 2,8 млрд долларов США с условием решения литовцами застарелых логистических проблем, а также согласования льготного транспортного тарифа. Поляки, не добившись от литовских властей обещанного и попытавшись за счет отказа от Клайпеды переориентироваться на более дешевую логистику через порты Вентспилса, Риги, Лиепаи, столкнулись с тем, что Литовские железные дороги, под предлогом неотложного ремонта, разобрали 19 км пути на прямой ветке Мажейкяй - Ренге (Латвия). Это удлинило дорогу до Вентсписла на 80 км, и практически свело на нет выгоды латвийского транзита.

С учетом всего комплекса проблем, быстрое отключение Литвы от сети БРЭЛЛ маловероятно. Тема «успехов» в борьбе за энергетическую независимость от РФ, скорее всего, будет активно отыгрываться политиками для консолидации собственного электората накануне парламентских выборов 2016 г.

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

RuBaltic.Ru 2.0: Три первых шага 2017 года

RuBaltic.Ru 2.0: Три первых шага 2017 года

В 2017 г. аналитический портал RuBaltic.Ru вступает и с новым видением наших приоритетов, которые, как нам кажется, больше соответствуют обстановке в мире.

Бойтесь миротворцев

Бойтесь миротворцев

Холодная Война вроде бы уже двадцать семь лет закончилась, а такое ощущение, что всё у нас еще впереди.

Литва или Северная Корея?

Литва или Северная Корея?

Современная Литва нередко практически не отличима от КНДР. Сумеете ли Вы отличить Литву от Северной Кореи?

Как из Литвы культурные ценности в Германию вывозили

Как из Литвы культурные ценности в Германию вывозили

Из Литвы, как и с других оккупированных территорий, в Германию вывозились культурные ценности. С 1 сентября 1941 г. в эту акцию включилось и подразделение штаба Розенберга. Розенберг лично контролировал этот процесс.

Попробуйте новый дизайн!

Дорогой читатель, предлагаем Вам попробовать новую версию нашего сайта. Вы в любой момент сможете вернуться к текущей версии сайта, а также оставить свой комментарий и оценку.

Попробовать!
Нет, спасибо