Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Вторник
06 Декабря 2016

Клайпедский СПГ-терминал – победа не Литвы, а Норвегии

Автор: Александра Рыбакова

Клайпедский СПГ-терминал – победа не Литвы, а Норвегии

28.10.2014  // Фото: http://gdb.rferl.org

В понедельник в Клайпедский порт прибыло судно-хранилище сжиженного природного газа «Independence» («Независимость»). Литва арендует его у норвежской компании «Hoegh LNG», для этого проекта оно было специально построено в Южной Корее. В литовском порту состоялась торжественная встреча судна с участием руководства государства. Президент Даля Грибаускайте уже давно окрестила строительство этого СПГ-терминала «достижением государства» и уверена, что отныне Литва стала «энергетически безопасным независимым государством». Что об этом думает экспертное сообщество, какие перспективы ждут данный проект в ближайшее время и действительно ли Литва станет самостоятельным государством в вопросах энергетики, портал RuBaltic.Ru поинтересовался у ведущего эксперта Фонда национальной энергетической безопасности Игоря ЮШКОВА:

- «Литва наконец достигла энергетической независимости», - заявил вчера в Литве министр энергетики этой балтийской республики Рокас Масюлис. Это заявление было сделано в связи с прибытием в страну судна-хранилища СПГ. Г-н Юшков, как Вы думаете, имеет ли подобное громкое заявление под собой реальные основания?

- Тут важно понимать, что строящийся в Клайпеде терминал СПГ, может, и даёт Литве энергетическую независимость, но какой ценой страна её получает?

Энергетическая независимость – это когда есть стопроцентная поставка. А что делает пока Литва? Мы видим фактически один контракт на поставку СПГ с компанией «Statoil». Это соглашение не предполагает полной загрузки терминала, который рассчитан на 3 млн. кубометров СПГ в год. В целом, Литва будет получать 540 млн. кубометров газа, притом что страна в среднем за год потребляет около 2,7 млрд. кубометров.

Второй момент – какова стоимость этого СПГ? Открыто никто ничего не сказал. Но из того, что было озвучено компанией «Litgas», можно сделать вывод, во сколько приблизительно обойдётся стране её «независимость». Чиновники недавно хвастались, что у страны не будет привязки к цене нефти, а будет привязка к британской спотовой площадке NBP.

Обозначили параметры: за последние 4 месяца на момент объявления о сделке средняя цена на NBP так влияла бы на стоимость поставки, что 1000 кубометров газа стоила бы Литве 350 - 390 долларов, притом что цена «Газпрома» - 370 долларов.

Однако цена российской компании постоянна, в то время как цена норвежских поставок будет зависеть от изменений стоимости газа на британской NBP.

За последние 4 месяца до объявления о сделке литовцев с норвежцами цена NBP колебалась от 200 до 330 долларов за 1000 кубометров газа. А если бы контракт был подписан год назад, то цена на газ составляла бы приблизительно 470 - 540 долларов. А у «Газпрома», напомню, 370 долларов.

И вот вопрос: готов ли «Litgas» переходить полностью на поставки «Statoil», когда их цена в 1,5 раза выше?

Вот она, фактически, стоимость независимости Литвы. Получается, что контракт довольно политизированный. Смысл в том, чтобы продемонстрировать: Литва отказывается от российского газа.

А на деле выясняется, что цена норвежского газа будет приблизительно в 1,5 раза выше.

Кроме того, Литве ещё нужно платить за аренду судна. Проще говоря, газ получается сверхдорогим, и возникает вопрос – а хватит ли стране денег на энергетическую независимость?

- Где ещё Литва теоретически могла бы приобретать необходимый для заполнения терминала газ?

- Литва попадает в проблемную ситуацию всех европейских экспортёров СПГ. Просто в Азии цены на газ существенно выше, чем в Европе. И единственный способ заманить поставщика в свой терминал – предложить такую же цену, как и в Азии.

Если кто-то надеется на американский СПГ, то его тоже ждёт большое разочарование, поскольку в Америке нет государственной компании и власти не могут указывать, куда нужно поставлять СПГ. И, разумеется, любой производитель будет стремиться увеличить свою прибыль и поставлять продукцию на более выгодные рынки – азиатские.

Именно по этим причинам в прошлом году в Европе было загружено лишь 20% мощностей от всех СПГ-терминалов.

Так что в любом случае цена на газ для Литвы будет высокой. Европейский рынок переживает не лучшие времена. Их собственная добыча падает, месторождения Северного моря осваиваются уже давно, там происходит истощение добычи. Алжир, на который делались ставки, сокращает экспорт за счёт внутреннего роста потребления.

- А есть ли у Литвы рынок для реализации продукции клайпедского СПГ-терминала? Министр финансов Литвы Римантас Шаджюс подчеркнул, что Клайпеда в будущем сможет на 3/4 обеспечивать запросы также Латвии и Эстонии. Верны ли слова политика и как скоро может наступить это прекрасное будущее?

- Вопрос в цене. Если потребители готовы платить высокую цену, то и рынок для реализации есть.

Кроме того, странам придётся исполнять контракты с давними поставщиками газа. Все, кто заключил долгосрочные контракты на приобретение этой продукции, обязаны отбирать хотя бы минимальные объёмы. Если этого не будет, включается правило «бери или плати»: даже если вы не приобрели газ, вы обязаны заплатить за него. Если стороны договорятся,то, конечно, рынок для реализации появится.

Однако сомневаюсь, что жители других балтийских республик пожелают приобретать столь дорогой газ. И, кстати, объёмов газа, который Литва сейчас будет приобретать у Норвегии, недостаточно для экспорта.

Сейчас как раз проблема заключается в том, что новый клайпедский терминал надо хоть как-то загрузить. Именно поэтому ответственность за его нагрузку лежит на государственной фирме. Поскольку только она может в какой-то степени пожертвовать экономическими интересами ради политических. Продемонстрировать, что СПГ востребован, заключая контракт на условиях высокой цены.

- Может ли клайпедский терминал удовлетворить потребности жителей Литвы в газе?

- Чисто технически – да. Объёмы терминала позволяют это. С другой стороны, стране необходимо исполнять свой контракт с «Газпромом».

И захочет ли потребитель перейти на более дорогой газ?

- Некоторые эксперты полагают, что Литве было бы разумнее инвестировать в реновацию Инчукалнского подземного газохранилища в Латвии, поскольку затраты на строительство собственного СПГ-терминала с арендой судна в 4 раза превышают инвестиции в латвийский терминал. А как Вы считаете?

- Это стратегический вопрос. Здесь всё решают власти – что им удобнее, чего им хочется? Может быть, того, чтобы энергетические проекты находились исключительно на территории их государств.

В целом, подземные газовые хранилища нужны. И выгодны странам, которые закупают газ с привязкой к спотовым индексам. К примеру, летом газ стоит дешевле. И если его активно покупать и закачивать в газохранилище, то зимой вполне возможно свести покупки к минимуму.

А в какое хранилище лучше инвестировать – в своё и новое или соседнее - это вопрос уже к политикам. Если страна доверяет соседям и инфраструктура позволяет свободно перемещать определённые объёмы, то почему бы и нет?

Но стоит отметить, что собственник хранилища тоже берёт определённый тариф за его использование. И здесь уже надо смотреть на конкретные примеры и договорённости двух стран.

- Пострадают ли позиции «Газпрома» в Прибалтике из-за начала работы клайпедского терминала?

- Надо понимать, что Литва и в целом Прибалтика уже не первый год ведут борьбу с «Газпромом». Сначала это выражалось в ценовом противостоянии. В конечном итоге компания сделала странам немалую скидку, и сегодня цена является вполне средней для европейского рынка. Так что нынешние действия литовских политиков скорее политизированные.

Но на этом противостоянии здорово заработает норвежская компания. Пожалуй, это даже главный момент: выигрывает не Литва, а третья страна.

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Пишите письма

Пишите письма

Звон дипломатических сабель, хруст переломленных копий... Резолюция в ответ на резолюцию, против демарша — демарш. За всем этим тихо, полушепотом — новости мелкокалибербные вроде бы, малозначительные. Но очень симптоматичные. На них стоит иногда обращать внимание.

Эстонские коллаборационисты в годы войны

Эстонские коллаборационисты в годы войны

Эстонские эсэсовцы квалифицируются как военные преступники согласно приговору Нюрнбергского военного трибунала.