Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Четверг
08 Декабря 2016

Президент Литвы поборется с белорусской атомной электростанцией

Автор: Олег Мирославов

Президент Литвы поборется с белорусской атомной электростанцией

29.02.2016  // Фото: sputnik.by

Глава литовского государства Д. Грибаускайте пополнила свой личный список бескомпромиссных врагов, где уже фигурируют такие российские компании, как «Газпром» и «Лукойл», белорусской атомной электростанцией.

В ходе недавнего визита в Вильнюс вице-президента Европейской комиссии по вопросам энергетики Мароша Шевчовича глава государства заявила о том, что безопасность строящейся в Белоруссии Островецкой АЭС «должна стать заботой всего Евросоюза», который должен крайне серьёзно оценить «возможности и потенциальные инструменты ограничения импорта электроэнергии с этой АЭС на рынок ЕС». Президент для подкрепления своего тезиса о «несоответствии международным стандартам безопасности представляющей угрозу всем жителям Европы АЭС» активно апеллировала к Чернобыльской трагедии. При этом подчёркивалось, что Островецкая АЭС не должна создавать дополнительных препятствий ни для производства электроэнергии внутри Литвы, ни для повышения эффективности потребления или синхронизации балтийских стран с ЛЭП континентальной Европы (имеется в виду отсоединение от единой системы БРЭЛЛ (Россия, Белоруссия, Литва, Латвия и Эстония)).

Почему строящаяся в Белоруссии атомная электростанция вызывает такое ожесточённое противодействие у Литвы? Ведь благополучие многих развитых западных экономик зиждется на сбалансированном энергобалансе, в том числе за счёт атомной энергетики, на долю которой приходится в среднем от четверти до половины всей вырабатываемой электроэнергии (США, Великобритания, Франция, Германия, Испания, Финляндия и т. д.). Сегодня сама Европа активно модернизирует свои атомные мощности (Франция, Финляндия, Венгрия). Причём Хельсинки, где вопросы защиты окружающей среды возведены на государственном уровне чуть ли не в предмет национальной безопасности, доверили свою атомную энергетику российскому «Росатому», строящему АЭС «Ханхикиви-1». Адаптированный под финские национальные требования безопасности проект станции соответствует нормам МАГАТЭ и европейским требованиям (EUR – European Utility Requirements). Причём референтным проектом (прошедшим полный лицензионный процесс и экспертизу МАГАТЭ на соответствие безопасности) для АЭС «Ханхикиви-1» является реализуемый в настоящее время проект на Ленинградской АЭС-2 и белорусской АЭС.

Почему же для Финляндии белорусский проект приемлем, а для пугающей Европу вторым белорусским Чернобылем Литвы – нет?

Строящаяся белорусская АЭС не вписывается в планы литовского президента Д. Грибаускайте, которая на протяжении двух своих полномочий последовательно продвигает повестку строительства в Литве Висагинской АЭС на месте когда-то флагмана литовской атомной промышленности – Игналинской АЭС.

Глава государства с присущей ей прямолинейностью принялась столь энергично за возрождение былой атомной славы, что это, напротив, отпугнуло большую часть литовского общества. «Стройка века» стала инструментальной темой для политических сил в борьбе за голоса потенциальных избирателей. Против совмещения в 2012 г. референдума с парламентскими выборами выступили консерваторы, чей глава, на тот момент премьер-министр А. Кубилюс заявил о том, что «это может вызвать вопросы у стратегического инвестора, компании Hitachi, относительно наличия политической воли для осуществления проекта».

Речь идёт о японском производителе, чей реактор в 2011 г. стал причиной крупнейшей аварии в Японии (максимальный 7-й уровень по Международной шкале ядерных событий), сопоставимой по своим масштабам с Чернобыльской трагедией (губительное воздействие на окружающую среду до сих пор до конца не локализовано).

В итоге в ходе референдума 65% населения Литвы проголосовали против строительства АЭС. Вместе с тем это не помешало властям заявить о том, что волеизъявление народа не носит обязательный характер. 

Д. Грибаускайте, комментируя результат, дала понять, что последнее слово при окончательном решении вопроса о строительстве электростанции остаётся за властями, которые «примут во внимание мнение части жителей». В итоге тема не была окончательно закрыта и продолжает подниматься время от времени в угоду политической конъюнктуре и интересам различных политических сил.

В свою очередь, глава государства продолжила активно уговаривать своих соседей принять участие в строительстве «общеприбалтийской» АЭС. Между Литвой и Латвией на министерском уровне даже была создана латвийско-литовская комиссия по учреждению акционерного общества по строительству Висагинской АЭС. Толчком к началу проекта должна была стать встреча в Вашингтоне президентов стран Балтии с главой Белого дома Б. Обамой. По всей видимости, Д. Грибаускайте рассчитывала заручиться поддержкой американской администрации в «подключении» соседей под лозунгом «борьбы за энергетическую безопасность от России» к многомиллиардному проекту.

Вынашиваемый Литвой «совместный» проект изначально был обречён, так как не отвечал экономическим интересам его потенциальных участников. Эстонии проект невыгоден в силу её лидерства на прибалтийском рынке по выработке и экспорту электроэнергии (в Нарве – самый крупный в мире завод по сжиганию сланцев). В свою очередь, Латвия, сославшись на результаты референдума, предпочла потратить серьёзные средства (2 млрд долларов США) на собственные энергетические проекты.

То есть проект нужен только самой Литве. И это понятно. Литва сама стала на долгие годы вперёд заложницей собственной недальновидной энергетической политики, добровольно отказавшись при вступлении в ЕС от энергетического суверенитета, закрыв крупнейшую в Восточной Европе Игналинскую АЭС (80 % от всей потребляемой в стране электроэнергии).

Начало 90-х гг. стало расцветом литовской ядерной энергетики. После приобретения независимости в 1991 г. Литва унаследовала Игналинскую АЭС, став 31-м государством мира, использующим ядерную энергию для производства электроэнергии. На Игналинской АЭС первый советский блок с самым мощным на тот момент в мире реактором был запущен в 1983 г. (со сроком эксплуатации до 2028 г.), второй – в 1987 г. (со сроком эксплуатации до 2032 г.). В 1993 г. АЭС произвела более 12 млрд кВт•ч электроэнергии (88% всей произведённой электроэнергии) – абсолютный рекорд, зафиксированный в Книге рекордов Гиннесса. Советское наследие в виде дешёвой электроэнергии не только позволяло Литве сохранять социальную стабильность на фоне распада СССР, поддерживать на плаву созданный советскими специалистами мощный индустриально-промышленный комплекс, но и стать одним из основных игроков на прибалтийском электроэнергетическом рынке, конкурируя с Эстонией.

Сегодня руководство Литвы всеми силами препятствует реализации планов соседей по строительству белорусской АЭС. Д. Грибаускайте призывает региональные страны, а также различные инстанции ЕС к всеобщему бойкоту закупок электроэнергии, что должно стать «существенной преградой на пути реализации проекта, сделав его нерентабельным», а также к «скорейшему отсоединению от системы БРЭЛЛ».

Такое «стремление Литвы стать ядерным государством», по мнению директора Института зелёной политики Литвы Линаса Бальсиса, «всего лишь фантазии, напоминающие гигантоманию».

Заявления руководства Литвы о необходимости скорейшего выхода из общей системы БРЭЛЛ не только популистские (энергосистема Литвы полностью интегрирована в российскую), но и безответственные. Белорусская атомная электростанция не может работать без моментального резерва мощности в связи с суточными колебаниями потребления (днём – максимум, ночью – минимум) при постоянно огромной выработке энергии атомным реактором. Выход Литвы из общего энергетического кольца приведёт к дестабилизации всей системы, которая не сможет сыграть в нужный момент резервную роль при переизбытке белорусской АЭС, что может привести к катастрофе.

Глава государства Д. Грибаускатйе, лоббируя приход в Литву Hitachi и выход из единой энергосистемы, не только экспортирует Фукусиму в Литву, но и создаёт у себя под боком условия для второго Чернобыля.

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Пишите письма

Пишите письма

Звон дипломатических сабель, хруст переломленных копий... Резолюция в ответ на резолюцию, против демарша — демарш. За всем этим тихо, полушепотом — новости мелкокалибербные вроде бы, малозначительные. Но очень симптоматичные. На них стоит иногда обращать внимание.

Рига — мировая столица газетных уток

Рига — мировая столица газетных уток

Возьмите новейшую, вполне проверенную информацию из России! Восстание четырех миллионов татар под руководством Нарым-хана! Красными войсками сдан Сталинград, они отступают к Царицыну! Дедушка Дуров назначен наркомом земледелия! Максим Горький ведет беспризорных на Харьков!