Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Пятница
09 Декабря 2016

Эдуард Тинн: «Эстонии нужно перестать бояться России»

Автор: Александр Носович

Эдуард Тинн: «Эстонии  нужно перестать бояться России»

22.04.2013  // Фото: www.liveinternet.ru

Новая эстонская элита, пришедшая к власти после выхода страны из СССР, оказалась успешной в достижении поставленных перед собой задач: Эстония вошла в ЕС и НАТО, добилась заметного влияния в европейских структурах и роста экономики в условиях всеобщего спада. Главной проблемой элиты в новой Эстонии остается нежелание деполитизированного сотрудничества с Россией и извлечение из этого сотрудничества прямой выгоды. Об этом в своем докладе в рамках круглого стола «Роль политических элит в трансформации системы идентичностей массовых групп стран Балтийского региона», состоявшегося 19 апреля в БФУ им. И. Канта рассказал доктор философских наук, профессор Евроакадемии (Эстония, Таллин) Эдуард ТИНН:

- Если говорить о новой эстонской элите, то у нее есть свои плюсы и свои минусы. Сначала о плюсах. Главный плюс, конечно, молодость. В начале 90-х годов к власти в Эстонии пришло новое, молодое поколение политической элиты.

И первое, что мы увидели: как только наступила свобода, наша молодая элита повернулась спиной к России. Россия больше не интересовала, нужно было влиться в западные структуры.

И в этом отношении нашу новую элиту следует признать успешной, потому что, как бы там не было, но это удалось: Эстония – член НАТО, Эстония – член Евросоюза, Эстония перешла на евро, Эстония входит в разнообразные западные союзы и организации. В этом смысле успех налицо: все, чего хотели, того и добились.

С самого начала говорили, что эстонская элита ориентирована на Вашингтон. Когда Буш напал на Ирак, эстонцы, разумеется, были за американцев, в отличие от европейских «старых» демократий. В Эстонии выбрали (а потом переизбрали на второй срок) американца Тоомаса Хендрика Ильвеса. Так что Вашингтон к нам был очень близко.

Ситуация изменилась с 2004 года, когда мы стали членами Европейского союза. Должен сказать, что и в этом вопросе, в части интеграции в европейские структуры, для нас все прошло успешно: если посмотреть, сколько у нас «своих» людей – бюрократов в структурах Европейского союза, то мы можем быть довольны. Например, комиссар ЕС по транспорту – это бывший премьер-министр Эстонии Сийм Калласс.

Наше правительство неслучайно любит статистику, потому что из всех стран бывшего соцлагеря, которые стали догонять Западную Европу, Эстония в авангарде. При этом сейчас кризис во всей Европе, а в Эстонии в прошлом году было 3% экономического роста.

Но это я не к тому, что в Эстонии все хорошо, лучше и быть не может. Просто нельзя отрицать очевидно позитивные моменты, нужно иметь их в виду при разборе негативных явлений, чтобы всегда было объемное и комплексное видение ситуации. Теперь же я хочу повернуть разговор на другое.

Объективная сегодняшняя реальность – пропагандистская война между Эстонией и Россией. Она ведется, не прекращаясь много лет, особенно остро после апрельских событий – переноса памятника в 2007 году.

И я в эстонской прессе уже лет десять читаю про то, какая никчемная страна Россия, как она вымирает, будущего у нашего восточного соседа нет и тому подобное.

А что думают об Эстонии наши восточные соседи? Если почитать российскую прессу, то выяснится – то же, что и мы о них. Какая-то маленькая, никчемная страна, которая вымирает себе потихоньку. Особенно в этом отношении выделился российский экономист Михаил Делягин, который в 2009 году писал абсолютную чушь по поводу Эстонии.

Я хочу особо подчеркнуть: истины на пропагандистской войне найти невозможно. Но мы все-таки должны уважать друг друга, искать какие-то позитивные вещи.

В царское время Эстония была самой образованной частью Российской Империи, с самой развитой экономикой. Довоенная независимая Эстония, как бы ее в советское время не ругали, была на 13 месте по уровню экономического развития в Европе. Она опережала Италию, Испанию, Польшу, Венгрию. Советский период? Мы многие его помним: нельзя сказать о советской Эстонии, что там было плохое сельское хозяйство; это был экономически развитый регион, где все время разные эксперименты пытались внедрять в жизнь. Ну и постсоветский период: я не буду опять обрушивать вал статистики, скажу лишь, что все сейчас Skype пользуются, а ведь это наши эстонские парни придумали. Так что, не такие уж мы никчемные. Так же как и Россия вовсе не никчемная.

Нужно отбросить все эти глупости, перестать заниматься взаимными оскорблениями. Тогда можно будет нормально разговаривать, можно будет не бояться конструктивной критики друг друга и не бояться в присутствии другого критиковать себя.

Вовсе нельзя сказать, что у Эстонии нет проблем. У Эстонии хронически не хватает денег на социальные проекты. Правое правительство в Эстонии не уделяет должного внимания социальной политике, это бесспорно. Но парадокс в том, что правое правительство, сформированное Партией реформ Андруса Ансипа, мало заботится еще и о бизнесе. В чем дело?

Дело в том, что рядом находятся Россия, и наши бизнесмены и чиновники не умеют это свое преимущество в положении рядом с лидером, крупным игроком повернуть на наше благополучие. И когда мы посмотрим на причины торможения развития в Эстонии бизнеса, то очевидно, что все начинается с русского вопроса, недальновидности на русском направлении.

Если мы в конце 1980-х годов представляли себе независимую Эстонию в роли моста между Востоком и Западом, каким был Ганзейский союз на этой же территории, то наша новая элита в независимой Эстонии не пожелала быть мостом. Она начиталась у Хантингтона про столкновение цивилизаций и решила: мы люди западные, а Россия – это другая цивилизация.

Напомню, что в Питере когда-то жило 100 тысяч эстонцев, больше, чем в Таллине и Тарту, и эстонскую республику люди пришли делать оттуда.

А теперь мы строим из себя скандинавов, и русский язык нам не нужен, и русская культура не нужна – мол, настоящий западный человек русского языка знать не должен и в русской культуре разбираться не может. Вот главный редактор одной эстонской газеты, которую я не буду называть, потому что не к чему это, не об этом речь, пишет: «Молодцы те молодые эстонцы, которые не хотят изучать русский язык: этот язык мертвый, он никому не нужен». Молодежь в Эстонии теперь, якобы, настоящие эстонцы и настоящие западные люди, потому что русской культуры они не знают, а от этого эстонская культура вроде как ближе.

Но что такое эстонская культура? Эстонская культура более всего развивалась, золотой век ее был в ХХ веке, когда питала ее, с одной стороны, великая немецкая культура, а с другой стороны, русская великая культура. И, питаясь от этих двух великих культур, мы сумели создать свою, оригинальную, сильную эстонскую культуру, которая заслуживает того, чтобы к ней относились с полной серьезностью.

То есть эстонцы были сильны тогда, когда они были трехмерные люди. В начале прошлого века в Эстонии было нормой знать три языка: немецкий, эстонский и русский. А что случилось сегодня? Наш хребет – способность брать лучшее от Востока и Запада, он рухнул. И теперь, забыв Россию, дистанцировавшись от нее, мы пошли на Запад. Это наша главная проблема: эстонцы стали двухмерные и неконкурентоспособные!

И мы еще ставим себе в заслугу свою необразованность и неограниченность, считаем, что Западу нужно подражать во всем, включая и ограниченность. Вы думаете, мадам Клинтон, которая знает всего один язык, она интеллигентная дама по европейским понятиям? А мы – латыши и эстонцы – это люди, которые могут брать лучшее с двух сторон: и с России, и с Запада. Они могут помогать интеграции, извлекать выгоду из объективной заинтересованности России и Европы друг в друге.

Кто мешает сейчас французам, англичанам, немцам заниматься большими бизнес-проектами с Россией? А эстонцы… нет и них осознания своих национальных интересов: мы и в НАТО, мы и в Евросоюзе, и никогда мы не будем в СНГ, но кто запрещает нам просто бизнесом заниматься с Россией?

Нужно перестать бояться России, делать с ней общие проекты, как финны делают. И тогда мы станем богаче, потому что только через развитие бизнеса мы можем стать богаче и добыть денег на решение социальных проблем.

А мы чем вместо этого занимаемся? Твердим, что задачи эстонской внешней политики – это Грузия, Молдавия и Украина. Ну и пошли туда, в Грузию и Украину, и что там хорошего получилось в 2008 году?

Еще раз повторю: НАТО и Евросоюз не запрещают Эстонии развивать свои исторические, веками складывавшиеся связи с соседями, делать совместный бизнес и совместные проекты.

Эстонцы плохие пропагандисты, да и толку-то что с того, что они поедут в Молдавию и Украину и будут там пропагандировать. А вот дороги строить с Россией, зарабатывать деньги и работой людей обеспечивать – это мы могли бы делать, если бы не стояли к своему восточному соседу спиной. Мы миллиардов долларов лишились, когда подошли политически к экономическому вопросу и запретили НоNord Stream. Шведы, датчане, немцы на этом деньги заработали, а мы пошли на принцип и сидим теперь бедные, но гордые, что соседу досадили. Долго настолько неразумная политика продолжаться не может, потому что это просто глупо.

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Бойтесь миротворцев

Бойтесь миротворцев

Холодная Война вроде бы уже двадцать семь лет закончилась, а такое ощущение, что всё у нас еще впереди.

Литовские князья как защитники русских земель

Литовские князья как защитники русских земель

Отдавая явное предпочтение русской гражданственности и русским людям, литовские князья с удивительным политическим тактом и всецело опираются на русское население государства, оберегают его верования, обычаи и права, постепенно подчиняются его культурному влиянию.