Тема недели:
Failed nations: латыши и литовцы отказываются от Латвии и Литвы
Эмиграция из Латвии и Литвы растёт темпами, выходящими за рамки всех существующих тенденций в Восточной Европе.
Воскресенье
26 Июня 2016

Эксперт: Элиты Южного Кавказа переоценивают «Восточное партнерство»

Автор: Александр Носович

Эксперт: Элиты Южного Кавказа переоценивают «Восточное партнерство»

18.07.2013  // Фото: http://novostink.ru/

Министр иностранных дел Литвы Линас Линкявичюс в интервью изданию eurodialogue.org заявил, что Литва уже больше 20 лет успешно развивает отношения со странами Южного Кавказа и Центральной Азии и оптимистично оценил вероятность подписания соглашения об ассоциации и зоне свободной торговли между ЕС и тремя кавказскими республиками на Вильнюсском саммите «Восточного партнерства». О роли литовской дипломатии в странах Южного Кавказа и отношении кавказских республик к «Восточному партнерству» и европейской интеграции в интервью порталу RuBALTIC.Ru старший научный сотрудник Института политических и социальных исследований Черноморско-Каспийского региона, эксперт Центра изучения Центральной Азии и Кавказа Института востоковедения РАН Андрей Арешев:

- Г-н Арешев, насколько для стран Черноморско-Каспийского региона важна программа «Восточное партнерство»?

- Мне кажется, что эта тема на Южном Кавказе несколько перегрета. Реальное значение этой программы – экономическое, политическое и культурное, оно несравнимо меньше, чем та информационная шумиха, которая раздувается средствами массовой информации Грузии или Армении.

Кроме того, экономические ожидания от расширения экономических связей стран региона с Европой, с которыми связывается участие в «Восточном партнерстве» явно завышены.

Например, Грузия 10 лет участвует в программах сотрудничества с Евросоюзом, но за все это время ЕС так и не открыл свои рынки для грузинской сельскохозяйственной и пищевой продукции, что, кстати, является одним из факторов нынешнего частичного восстановления торгово-экономических связей Грузии с Россией.

То есть, перспективы партнерства с Евросоюзом у кавказских государств лежат больше в сфере ценностей, гуманитарного сотрудничества.

Но и здесь нужно заметить, что с точки зрения ценностей современная Европа – это не совсем та Европа, что была еще 10-20 лет назад.

Вы знаете ситуацию вокруг однополых браков, новых форм организации семейной жизни в Европе.

Это то, без чего европейская интеграция немыслима, поэтому невозможно взять от Европы все, что нравится республикам Южного Кавказа и отринуть то, что не нравиться – если они стремятся в Евросоюз, то членом ЕС надо будет становиться полностью, а не наполовину.

Недавняя история с разгоном гей-парада в Грузии свидетельствует о том, что дальнейшее движение по пути европейской интеграции чревато для стран Южного Кавказа, а также Украины и Молдовы обострением внутренних гражданских противоречий.

То есть сотрудничество с ЕС – процесс достаточно сложный и противоречивый. В то же время никто не выступает (в том числе в России) против сотрудничества Грузии или Армении с Европейским союзом по отдельным направлениям, но это, на мой взгляд, можно делать в рамках имеющихся двусторонних договоренностей, «Восточное партнерство» здесь ни к чему.

Поэтому я считаю, что истерика и искусственно подогреваемый в преддверии Вильнюсского саммита «Восточного партнерства» ажиотаж – это отражение завышенных и необоснованных ожиданий элит региона по поводу возможности ускорения европейской интеграции.

- Вы опередили мой вопрос о Вильнюсском саммите. Как сейчас страны Южного Кавказа относятся к возможности парафирования соглашения об ассоциации и зоне свободной торговли с ЕС на ноябрьском саммите «Восточного партнерства»?

- Я хотел бы обратить внимание, что до сих пор нет текстов документов, планируемых к подписанию. Это, на мой взгляд, вызывает некоторое смущение, потому что все говорят о прозрачности этого процесса, о его благости для народов Черноморского региона, но публикация текстов соглашений об ассоциаций с Европейским союзом до сих пор не происходит. Это наводит на определенные размышления.

- Из всех европейских стран именно Литва прилагает наибольшие усилия для содействия в деле европейской интеграции стран СНГ. Имеет ли литовская дипломатия успех на Южном Кавказе?

- Литовская дипломатия, как и польская дипломатия, используется в качестве агента влияния и некого посредника в работе Европейского союза со странами Южного Кавказа. Кстати говоря, эта традиция воспроизводится в течение 25 лет.

Когда в Советском Союзе начались национальные движения – Народный фронт Азербайджана, Армянское национальное движение, Народный Рух Украины – то многие их идеи и приемы, как позже выяснилось, списывались с соответствующих программ Народного фронта Эстонии.

То есть это достаточно распространенная практика, когда младшим партнерам делегируются определенные дипломатические функции, которые сам Брюссель выполнять не хочет или не имеет представления, как это делать.

Отсюда такая большая активность литовской и польской дипломатии: вы знаете, что недавно состоялся визит президента Армении в Польшу, где президент Польши Бронислав Коморовский прямо заявил, что выбор Армении либо европейская интеграция, либо евразийская интеграция и Таможенный Союз.

То есть я хочу сказать, что Восточная и Европа и Прибалтика достаточно активно работают с политическими элитами Южного Кавказа, но это ни в коем случае не должно способствовать «замыливанию» тех негативных моментов, которые связаны с более глубокой интеграцией Грузии или Армении в европейские структуры.

- Страны Балтии сейчас активно развивают отношения с Азербайджаном. С чем это больше связано: с его особым геополитическим позиционированием или с энергетикой?

- Я думаю, что, прежде всего, конечно, с энергетикой. Это не связано с европейскими устремлениями Азербайджана вовсе, потому что Азербайджан гораздо меньше заметен как участник «Восточного партнерства» по сравнению с Грузией или Арменией.

Однако, несмотря на всю критику правящего в Азербайджане авторитарного режима, и Литва, и другие страны активно сотрудничают с этой страной, не особо «заморачиваясь» при этом вопросами демократии и прав человека.

Это свидетельствует о доле прагматизма в политике восточноевропейских стран, которые ставят во главу угла собственные национальные интересы, в том числе интересы в энергетической сфере.

Надо сказать, что Литва здесь повторяет и практически копирует схему взаимодействия европейских структур с Азербайджаном. 

Представители европейских структур вполне откровенно высказываются в том смысле, что для них приоритетна геополитическая, геостратегическая, коммуникационная роль Азербайджана, как поставщика и транзитера энергетических ресурсов, в то время как на ситуацию с правами человека и проведение выборов при случае можно и закрыть глаза.

- Можно ли то же самое сказать про отношения ЕС и балтийских стран со странами Центральной Азии?

- Да, хотя мне сложнее говорить про Центральную Азию, я за ней так пристально не слежу, но не думаю, что здесь ситуация принципиально отличается. Здесь экономические, энергетические интересы старых и новых членов ЕС первичны по отношению к темам демократии и прав человека. Здесь Америки мы не открываем: продемократическая риторика в отношениях Европейского союза и его членов с новыми независимыми государствами на постсоветском пространстве применяется очень избирательно.  
Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Итоги Brexit: Прибалтика не вписывается в новую Евразию

Итоги Brexit: Прибалтика не вписывается в новую Евразию

Как символично – в один и тот же день референдум в Британии призвал к выходу страны из Евросоюза, а саммит ШОС зафиксировал присоединение к Шанхайской организации Индии и Пакистана, на очереди Иран. Понятно, что британский референдум еще не означает выхода страны из ЕС и распада союза, а ШОС еще далеко до европейского уровня интеграции и близости.
Однако тенденция на лицо – Евразия меняется, причем стремительно, непредсказуемо и кардинально.

«Примирение с историей»: бревно в глазу

«Примирение с историей»: бревно в глазу

Вне зависимости от географии, за фиговым листом исторического примирения скрывается очень простая задача — опираясь на досоветское прошлое, сохранить постсоветский неолиберальный экономический уклад, результаты проведенной на костях СССР приватизации.

Литва или Северная Корея?

Литва или Северная Корея?

Современная Литва нередко практически не отличима от КНДР. Сумеете ли Вы отличить Литву от Северной Кореи?

Литовцы, латыши и эстонцы в составе Российской империи

Литовцы, латыши и эстонцы в составе Российской империи

Еще в 1710 г. территория Эстляндии и Лифляндии, доставшаяся России в результате Северной войны, получила от Петра I особые привилегии как плату за лояльность российской власти.