Тема недели:
Европа больше не будет кормить Прибалтику
Евросоюз со следующего года сокращает на четверть финансирование программ по поддержке стран Восточной Европы.
Пятница
02 Декабря 2016

«Мне лучше работается с русскими, чем с немцами»

Автор: Александр Носович

«Мне лучше работается с русскими, чем с немцами»

14.02.2013

Уве Нимайер – немец, приехавший в 90-е годы в Калининградскую область и создавший здесь собственный бизнес (аренда недвижимости, компания «Калининград-Домициль»), достаточно известная личность в деловых кругах Калининграда. RuBALTIC.Ru побеседовал с господином Нимайером о деловых качествах русского человека, особенностях ведения бизнеса в России и о его понимании проблемы коррупции.

- Как и когда вам пришла в голову идея основать в России собственный бизнес?

- Это достаточно случайно произошло. Во-первых, я попал в Калининградскую область в 1995 году, до этого два года работал на Украине, там у меня не очень удачно получилось, и я искал новую работу. И швейцарская фирма предложила мне сюда приехать и быть заместителем генерального директора. Так что здесь я с русскими партнерами начинал работать как наемный сотрудник, мы создавали систему беспошлинной торговли на границе. Бизнес, как это всегда бывает в России – это «русские горки», поэтому параллельно с наемным трудом я создал свой собственный бизнес, продумав так, чтобы им не нужно было много заниматься, но можно было зарабатывать хорошие деньги. Решил заняться недвижимостью, стал сдавать квартиры в аренду и достаточно успешно это развивал до 2008 года, когда случился кризис. Сейчас я собираюсь создавать новую фирму (старая фирма тоже остается). Новая фирма – это информационное агентство, над этим проектом я сейчас работаю и надеюсь, что к концу года фирма в полном объеме будет действовать. Ее задачей будет распространять правильную информацию о Калининграде, делать ему правильный имидж, чтобы противостоять негативной информации, которая распространяется о нем на Западе.

- С какими особенностями ведения бизнеса в России вы столкнулись, когда приехали сюда? Что изменилось с 1995 года, а что осталось неотъемлемой особенностью ведения бизнеса в России?

- Стабильная черта – если у меня получилось наладить хорошие отношения с русским партнером, то эти хорошие отношения сохраняются навечно. Если у тебя есть русский друг и деловой партнер, то он у тебя останется, и будет поддерживать с тобой отношения.

В 95-м, когда я приехал в Калининградскую область здесь были «дикие годы», машины горели и тому подобное; мы в фирме пережили трудные моменты. Но, начиная с 2000-го года, я чувствовал, что в ведении бизнеса становится больше стабильности: все меньше горит машин и киосков. Когда я в 2000-м начинал заниматься операциями с недвижимостью, это происходило по одной процедуре, сейчас абсолютно уверенно я говорю, что законодательство достигло значительного прогресса и продолжает развиваться в правильном направлении.

Что касается вообще эволюции образа жизни, то когда я сюда приехал, то с трудом нашел здесь единственный захудалый магазинчик, где за бешеные деньги продавался немецкий йогурт. В остальных не знали самого этого слова. Сегодня я чувствую себя как на Западе, как у себя в Германии: все есть, ничего не отсутствует, и я живу здесь как в обычной европейской стране.

- У вас был опыт ведения бизнеса в Германии?

- Нет, не было. Я бывший военнослужащий, офицер ГДР, и когда были все эти события 1989-1990 годов, и когда миллионы людей ринулись на запад, я решил пойти против течения – на восток. Неплохое знание русского языка у меня было, а начинать наемным сотрудником в смешанной русско-европейской фирме не сложно, а самое главное – было желание работать в России. Уверенность в том, что я могу в России создать собственный бизнес, мне придали мои русские партнеры, которые доказали мне, что никакой непостижимой для немца специфики в русском бизнесе нет.

- Существует устойчивая точка зрения, что за десятилетия социализма россияне отвыкли от рыночных отношений, и деловая активность среднему постсоветскому человеку несвойственна. Вы согласны с этим и чувствовали ли это, когда приехали в Россию делать бизнес?

- Нет. Конечно, когда социализм рухнул, люди оказались неготовыми к рынку, у них не было ни опыта соответствующего, ни образования. Но я заметил, когда приехал сюда, что русский человек очень быстро набирает опыт. Он очень внимательно слушает и уже через несколько часов сам это делает. Потому что этот человек хочет работать, набирать опыт, получать деньги. И говорить, что эти люди – «совки», социалистические люди, которые не хотят проявлять самостоятельность, трудиться и зарабатывать, то, уверяю вас, этого и близко нет. Если бы мне было нужно пригласить сотрудника на работу в фирме, и одним кандидатом был бы немец, а другим – русский, я возьму русского. Просто потому что буду знать, что он не будет сверять с часами окончанием рабочего дня, а будет работать столько, сколько надо. Мне лучше работается с русскими, чем с немцами.

- Большинство российских предпринимателей главной проблемой для коммерческой деятельности в России считают административные препоны, бюрократию, коррупцию. Вы с ними солидарны?

- Нет. Нет, не солидарен, потому что бюрократия везде есть, в Германии не меньше, чем в России. Просто этой проблемой надо заниматься. Если я не хочу изучать законы, бланки, заявления, то потом мне будет сложно. Конечно, чиновники по-разному работают, но если у меня будет нормальный подход, если я к ним иду, не показываю немецкое высокомерие, не требую, не приказываю, а нормально общаюсь с чиновниками, то мне помогут. Мне помогают. Поэтому у меня с чиновниками абсолютно нет проблем.

Что касается коррупции, то в теории я про нее знаю. Слышал: там платят, там платят. Возникает вопрос: а почему платят? А потому что кто-то не выполняет условий законодательства, не изучает законы и тем самым дает возможности с него что-то требовать. А я сижу, стараюсь познакомиться с законодательством, пытаюсь все выполнить. Что-то не понимаю – беру консультацию. И если у меня чиновник обнаружит какую-то ошибку и скажет: с вас штраф 100 тысяч рублей, я заплачу эти деньги в государственную кассу, а не в карман чиновника, просто потому, что потом можно подать в суд и спрашивать – это справедливо или нет. Я очень громко об этом говорю. Каждому. Вот вам в диктофон громко и отчетливо об этом говорю. Есть способы бороться с коррупцией, есть!

- То есть вы считаете, что коррупцию в России порождают сами бизнесмены, которые…

- Да! Да, в этом виноваты не чиновники, виноваты мы сами. Возьмем хоть этот примитивный пример, когда полицейский останавливает машину, чтобы взятку получить. Так кто виноват в коррупции – полицейский или водитель, который нарушил правила дорожного движения, и дает взятку, чтобы побыстрее отделаться. Мы сами воспитываем в обществе коррупцию. И пока не будет в обществе считаться, что коррупционеры – обе стороны: и тот, кто дает, и тот, кто берет, коррупцию не победить. 

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Пишите письма

Пишите письма

Звон дипломатических сабель, хруст переломленных копий... Резолюция в ответ на резолюцию, против демарша — демарш. За всем этим тихо, полушепотом — новости мелкокалибербные вроде бы, малозначительные. Но очень симптоматичные. На них стоит иногда обращать внимание.

Бронзовый солдат: памятник воинам-освободителям Таллина

Бронзовый солдат: памятник воинам-освободителям Таллина

Авторами монумента освободителям столицы Эстонии, известного ныне как «Бронзовый солдат», стали архитектор Арнольд Алас и скульптор Энн Роос.