Тема недели:
Европа больше не будет кормить Прибалтику
Евросоюз со следующего года сокращает на четверть финансирование программ по поддержке стран Восточной Европы.
Пятница
02 Декабря 2016

Политэкономия: Литва переходит на евро из геополитических соображений

Автор: Александр Носович

Политэкономия: Литва переходит на евро из геополитических соображений

25.04.2014

Сейм Литвы принял Закон о введении в стране евро. Особенность дискуссии об отмене национальной валюты состояла в том, что литовские политики – сторонники евро – практически не говорили об экономике, бизнесе и финансах: переход на общую европейскую валюту обосновывается идеологией и геополитикой. В этом отношении Литва – типичная страна Балтии: в Латвии и Эстонии при переходе на евро власти тоже говорили не столько о деньгах, сколько о европейских ценностях и интеграционном выборе.

Литва планирует присоединиться к еврозоне в 2015 году. Решение о вступлении страны в еврозону будет принимать Совет ЕС в июле этого года. О том, каким будет это решение, можно будет судить в начале июня, когда Еврокомиссия и Европейский Центробанк представят оценку программы конвергенции Литвы, то есть готовности её экономики к переходу на евро.

Ключевой шаг в рамках перехода к единой европейской валюте Литва сделала на прошлой неделе: Сейм принял Закон о введении евро в Литве. Закон предусматривает процедуру перехода на евро, пересчёт цен в евро, обмен литов и их постепенное изъятие из обращения. Предусмотрено, что банки и филиалы иностранных банков будут менять литы на евро 6 месяцев со дня введения евро безвозмездно и в неограниченных суммах, а Почта Литвы – 2 месяца со дня введения евро безвозмездно. Цены будут указываться в литах и евро до июля 2015 года. Кроме того, литовские депутаты предусмотрели предупреждения для физических лиц и штрафы в 1000 литов для юридических за неправильный пересчёт цен из литов в евро.

Характерно, что при обсуждении этого закона - и проекта вступления Литвы в еврозону вообще - литовские политики, поддерживающие евро, говорят не об экономике, а о политике. Их аргументы в вопросе денежной реформы обращены не столько к финансам, ценам и ивестициям, сколько к идеологии, символам, ценностям и даже, почему-то, к ситуации на Украине.

«Введение евро с 2015 года - продолжение последовательной интеграционной политики Литвы. Более глубокая евроинтеграция укрепляет безопасность страны, увеличивает политический вес Литвы в европейском и международном пространстве», - заявил премьер-министр Литвы, лидер социал-демократов Альгирдас Буткявичюс, одобрив принятие Сеймом Закона о введении евро. Бывший премьер-министр, лидер консерваторов Андрюс Кубилюс успокоил тех избирателей, которые беспокоятся, что с отказом от национальной валюты из оборота исчезнут символы литовской государственности. Не исчезнут, считает Кубилюс, наоборот, на евро появятся литовские символы, которые можно будет показывать всей Европе: ради одного этого на евро стоит переходить! «Введение евро – не панацея, но и не какое-то несчастье. Это показывает нашу зрелость, мы вступаем в крупный денежный союз», - заявил лидер СО-ХДЛ. Дальше бывшая министр экономики, ныне депутат Сейма от социал-демократов Бируте Весайте заявила, что евро принесёт Литве пользу в геополитическом аспекте ввиду украинских событий. Эти аргументы показались литовским парламентариям убедительными, и Закон о введении евро был принят абсолютным большинством депутатского корпуса.

Такие же аргументы оказались решающими и в вопросе перехода на евро в Эстонии, а затем и в Латвии – для стран Балтии даже в такой, казалось бы, сугубо прагматической сфере, как финансы, здравые экономические соображения оказываются вторичны по отношению к идеологии. На евро переходят не потому, что выгодно, а чтобы «быть настоящими европейцами».

«Социал-демократы делают всё возможное, чтобы уничтожить национальную валюту. Евро - не прихоть, евро - масштабный геополитический проект», - ёмко охарактеризовал в беседе с RuBaltic.Ru суть перехода на европейскую валюту подписант Акта независимости Литвы Ромуалдас Озолас. Такая модель экономической политики именно прибалтийская – её нельзя даже распространять на всю Восточную Европу. Мотив «быть настоящими европейцами» силён во всем регионе, но Чехия или Польша, например, не собираются поступаться собственной экономической выгодой ради символичного использования европейских денег. «Польша демонстрировала в последние годы довольно высокие по сравнению со среднеевропейскими темпы роста ВВП как раз из-за того, что там не форсировали подготовку к вступлению в зону евро. Для польского правительства с его политикой поддержки экспортоориентированных производств и внутреннего спроса на государственные кредитные средства в самой Польше выгодно продолжение курса на медленное, нефорсированное движение к зоне евро», - заявил RuBaltic.ru директор Института польских исследований при Балтийском федеральном университете им. И. Канта Игорь Жуковский.

В странах Балтии подобные экономические аргументы при решениях о форсированном отказе от лата/лита/кроны практически не используются.

Литва, судя по всему, пойдёт по стандартной прибалтийской модели введения евро: разговоры политиков об углублении интеграции и европейских ценностях, пессимизм по отношению к европейской валюте у большинства населения, отказ властей проводить референдум, опасения роста цен, заверения правительства, что роста цен не будет, в итоге введение евро. Возможно, ещё будет агитационная кампания, как в Латвии, хотя уже в Литве решено с населением особо не церемониться. Референдум по введению евро уже решено не проводить – ранее его безуспешно добивались сперва «Порядок и справедливость» Роландаса Паксаса, затем упоминавшийся выше Ромуалдас Озолас.

На слушаниях в Сейме против Закона о введении евро высказались несколько «паксистов» и несколько «трудовиков», а член фракции «Путь смелости» Повилас Гилис заявил, что надо бы узнать мнение людей по вопросу замены лита на евро и побольше об этом дискутировать.

Что касается неизменных обещаний, что из-за введения евро цены расти не будут: то же обещали в Эстонии и Латвии, и там после введения евро цены действительно не росли. В Эстонии они резко пошли вверх накануне введения евро, а в Латвии существенно выросли спустя несколько месяцев после его введения.

По данным латвийского издания «Nra.lv» цены на продукты питания в Латвии за последние полгода выросли на 20%. Согласно исследованию «Nra.lv», стоимость 200 граммов сливочного масла в начале 2013 года составляла 0,97 лата; весной 2014 года – уже 2,21 евро (1,55 лата). Литр молока год назад стоил 0,63 лата; сегодня – уже 1,02 евро (0,72 лата). Стоимость сметаны (200 граммов) соответственно 0,40 лата и 0,75 евро (0,52 лата); 400 граммов сосисок – 1,65 лата и 3,29 евро (2,31 лата); творожного сырка «Kārums» – 0,17 лата и 0,34 евро (0,24 лата); килограмма сахара – 0,78 лата и 1,20 евро (0,84 лата). Авторы исследования приходят к выводу, что из-за вступления в еврозону цены были «театрально заморожены» на несколько месяцев, а сейчас начался их стремительный рост. В скором будущем такие же манипуляции с ценами могут начаться в Литве.

«Под копирку, утвержденную Европейским Центральным банком и Европейской комиссией, в странах Балтии осуществляется один и тот же сценарий перехода на евро. Это делается, в первую очередь, ради того, чтобы ещё больше подключить, подчинить наши экономики интересам крупных европейских стран, в первую очередь Германии», - заявил RuBaltic.ru региональный вице–президент «Альянса за европейскую демократию», латвийский экономист Нормунд Гростиньш.

Помимо заинтересованности европейской бюрократии в переходе на евро, есть и заинтересованность прибалтийских элит.

Она состоит как раз в том, чтобы уехать из Прибалтики и тоже стать европейской бюрократией – это демонстрируют последние карьерные телодвижения всех лидеров стран Балтии: Андруса Ансипа, Валдиса Домбровскиса, Дали Грибаускайте.

Поэтому совпадение интересов брюссельских институтов и балтийских элит порождает форсированный переход стран Балтии на единую европейскую валюту, ради которого политики Литвы, Латвии и Эстонии даже отказываются от естественного для этой темы языка экономической выгоды. С рациональных позиций тоже могут быть аргументы в пользу перехода на евро: для предприятий-экспортёров не нужно будет тратиться на конвертацию валюты, с евро страны Балтии привлекательнее для западных туристов. Но такой рациональный разговор предполагает и обсуждение рисков и недостатков от перехода на единую европейскую валюту, а руководство балтийских республик в таком разговоре не заинтересовано.

Поэтому в итоге весь национальный диалог о евро уже сводился в Эстонии и Латвии, а теперь сводится и в Литве к пустопорожнему идеологическому дискурсу: это наш интеграционный выбор, мы часть «европейской семьи», мы должны стать еще ближе к Европе, мы должны быть «настоящей Европой» и вообще на фоне украинских событий это укрепит нашу геополитическую безопасность.

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Пишите письма

Пишите письма

Звон дипломатических сабель, хруст переломленных копий... Резолюция в ответ на резолюцию, против демарша — демарш. За всем этим тихо, полушепотом — новости мелкокалибербные вроде бы, малозначительные. Но очень симптоматичные. На них стоит иногда обращать внимание.

Подходишь ли ты в преемники Грибаускайте?

Подходишь ли ты в преемники Грибаускайте?

В октябре состоятся парламентские выборы в Литве, но не за горами и президентские! Проверь себя уже сейчас, сгодишься ли ты в преемники железной леди Прибалтики?

Бронзовый солдат: памятник воинам-освободителям Таллина

Бронзовый солдат: памятник воинам-освободителям Таллина

Авторами монумента освободителям столицы Эстонии, известного ныне как «Бронзовый солдат», стали архитектор Арнольд Алас и скульптор Энн Роос.