Тема недели:
Failed nations: латыши и литовцы отказываются от Латвии и Литвы
Эмиграция из Латвии и Литвы растёт темпами, выходящими за рамки всех существующих тенденций в Восточной Европе.
Воскресенье
26 Июня 2016

Литовский тупик: Россия сворачивает транзит экспорта через Клайпеду

Автор: Александр Носович

Литовский тупик: Россия сворачивает транзит экспорта через Клайпеду

04.06.2014  // Фото: http://www.obzor.lt/

По статистике Клайпедского порта за январь-апрель 2014 года, грузооборот в порту упал на 1,6%, а грузооборот нефтеналивного терминала Бутинге сократился на 34,5%, что является рекордным падением для морских портов стран Балтии. Антироссийские истерики и провокации литовского руководства не остались без последствий – Россия переориентирует транзит своего экспорта на Петербург и порты Ленинградской области, а в Литве теряют деньги и работу.

Из всех грузовых портов на восточном побережье Балтийского моря рост грузооборота в первые четыре месяца 2014 года продемонстрировали российские порты, Рига и, в меньшей степени, Лиепая и Таллин. По сравнению с аналогичным периодом прошлого года грузооборот нового порта в Усть-Луге Ленинградской области вырос почти на четверть – 23,5%. В Санкт-Петербургском торговом порту грузов было перевалено на 9,9% больше по сравнению с прошлым годом. Грузооборот в Высоцком порту под Петербургом вырос на 5,3%. Среди нероссийских портов на Балтике очень заметно прибавила Рига – 21%, в значительно меньшей степени – Лиепая (7,2%) и Таллин (3%).

По сравнению с 2013 годом упал грузопоток в Вентспилсе (-3,9%), в Калининграде (-9,5%), Приморске Ленинградской области (-17,8%).

Но рекорд падения установили в Литве – через Клайпедский порт было перевалено на 1,6%, а через морской терминал Бутинге на 34,5% меньше грузов, чем год назад.

В целом грузооборот в портах восточного побережья Балтийского моря за год вырос на 2,39%. Поэтому в Клайпеде или в Вентспилсе объяснять своё падение грузопотока общей тенденцией снижения транзита не приходится. Если в приведённой статистике и прослеживается общая тенденция, то она состоит в переориентации транзитных потоков российского экспорта (в первую очередь, сырой нефти, во вторую – угля) между прибалтийскими портами. Порт Высоцка в Ленинградской области, например, состоит из нефтеналивного и угольного терминалов, и порт латвийского Вентспилса специализируется, в первую очередь, на транзите сырой нефти, нефтепродуктов и угля из России.

Литовский нефтеналивной терминал Бутинге был построен в конце 70-х годов в рамках большого проекта создания инфраструктурного комплекса, обеспечивающего поставки советской нефти и продуктов нефтепереработки в Европу через прибалтийские республики. В рамках того же проекта были построены Мажейкяйский НПЗ и трубопроводная система, соединившая с российской нефтью Вентспилс.

Упорное игнорирование властями провозгласившей независимость Литвы того простого факта, что доставшаяся им в наследство от СССР логистическая и энергетическая инфраструктура создавалась как часть единого народно-хозяйственного комплекса, а потому отдельно существовать и развиваться не может, приводит к тому, что тот же Мажейкяйский НПЗ раз в несколько лет оказывается на грани банкротства. Из иррациональных и совершенно не связанных с экономикой соображений литовские консерваторы всячески препятствуют его продаже российским компаниям и регулярно начинают искать заводу альтернативные источники сырья, ради пресловутого размежевания с Россией обращаясь даже к Азербайджану и нефтяным шейхам Персидского залива.

Любые проблемы литовской энергетики и транспорта, будь то Игналинская АЭС или Литовские железные дороги, Клайпедский порт или Мажейкяйский НПЗ, на поверку оказываются связанными с политикой. Так происходит и сейчас: Россия всё-таки не оставила без внимания антироссийские истерики и провокации Литвы и теперь сворачивает транзит своего экспорта через эту республику.

«Падение в Литве – это результат президентства страны в Европейском союзе, экономические последствия тех взаимоотношений между Россией и Евросоюзом, которые Литва, пользуясь появившимися у неё в тот период ресурсами, выстроила в рамках политики «Восточного партнёрства». И в целом падение грузооборота в странах Балтии – это тоже результат литовского президентства: тех отношений, которые в результате сложились между Россией и европейскими странами, балтийскими странами в том числе», - считает латвийский экономист, региональный вице-президент «Альянса за европейскую демократию» Нормунд Гростиньш.

Едва ли статистику о падении грузооборота можно считать неожиданной – в марте этого года Россия официально сообщила руководству Клайпедского морского порта о блокировании поставок продовольствия через Литву. То есть ответила Литве санкциями за бесконечные призывы к международному сообществу ввести санкции против самой России.

Теперь же можно говорить и о негласных санкциях, когда российский транзит просто переориентируют с запада на северо-запад – вместо откровенно враждебной Литвы дают развиваться портовой инфраструктуре Ленинградской области.

Станет ли этот новый подход России к сотрудничеству с Литвой общим подходом ко всем балтийским странам, также будет зависеть от их политиков: согласятся ли они быть новой «Балтийской Антантой» - частью «буфера Грибаускайте».

«Я допускаю, что негативные высказывания мэра Вентспилса Айвара Лембергса против НАТО – это попытка бороться с этой тенденцией к отказу России от услуг балтийских портовиков, - заявил Нормунд Гростиньш RuBaltic.Ru. - Что касается Риги, то у правящей в Риге партии подписан договор о сотрудничестве с «Единой Россией» - на местном уровне, во всяком случае, в Латвии гораздо более сбалансированно выстраивают диалог с российской стороной по сравнению с Литвой, поэтому Риги эта тенденция не коснулась».

Радикально антироссийская и антирусская политика Литвы, Латвии и Эстонии после провозглашения ими независимости в 1990-е годы была возможной, в том числе, потому, что на Балтике у этих стран была монополия на порты. В новом веке от этой монополии не осталось и следа – были реконструированы старые и построены новые порты на северо-западе России. Означает ли это, что в будущем вся портовая инфраструктура Риги, Таллина или Вентспилса просто развалится, потому что не останется ни одного клиента с Востока? Совсем не обязательно: при нынешних процессах евразийской интеграции, рекордных темпах роста китайской экономики и активизировавшемся сейчас налаживании стратегического партнёрства между Россией, Евразийским союзом и Китаем Прибалтика сохраняет весь свой потенциал транзитного коридора. При успешном экономическом развитии и европейских стран, и России, и Китая товаров с Востока хватит, чтобы загрузить работой все балтийские порты от Калининграда до Таллина.

Но здесь опять же возникает вопрос с политикой: захочет ли бизнес, особенно крупный и с государственным участием, связываться со странами, которые работают на подрыв международного сотрудничества, против экономической интеграции, против России (а также Белоруссии), исходя из абстрактных геополитических построений и в ущерб собственной экономической выгоде?

Литовцы, например, в этом отношении уже загнали себя в тупик: кто сейчас захочет выстраивать прагматичное стратегическое сотрудничество с «осаждённой крепостью»? А вот у Латвии и Эстонии пока ещё сохраняется возможность в литовский тупик не попасть. 

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Итоги Brexit: Прибалтика не вписывается в новую Евразию

Итоги Brexit: Прибалтика не вписывается в новую Евразию

Как символично – в один и тот же день референдум в Британии призвал к выходу страны из Евросоюза, а саммит ШОС зафиксировал присоединение к Шанхайской организации Индии и Пакистана, на очереди Иран. Понятно, что британский референдум еще не означает выхода страны из ЕС и распада союза, а ШОС еще далеко до европейского уровня интеграции и близости.
Однако тенденция на лицо – Евразия меняется, причем стремительно, непредсказуемо и кардинально.

«Примирение с историей»: бревно в глазу

«Примирение с историей»: бревно в глазу

Вне зависимости от географии, за фиговым листом исторического примирения скрывается очень простая задача — опираясь на досоветское прошлое, сохранить постсоветский неолиберальный экономический уклад, результаты проведенной на костях СССР приватизации.

Литва или Северная Корея?

Литва или Северная Корея?

Современная Литва нередко практически не отличима от КНДР. Сумеете ли Вы отличить Литву от Северной Кореи?

Литовцы, латыши и эстонцы в составе Российской империи

Литовцы, латыши и эстонцы в составе Российской империи

Еще в 1710 г. территория Эстляндии и Лифляндии, доставшаяся России в результате Северной войны, получила от Петра I особые привилегии как плату за лояльность российской власти.