Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Пятница
09 Декабря 2016

Литовский тупик: Россия сворачивает транзит экспорта через Клайпеду

Автор: Александр Носович

Литовский тупик: Россия сворачивает транзит экспорта через Клайпеду

04.06.2014  // Фото: http://www.obzor.lt/

По статистике Клайпедского порта за январь-апрель 2014 года, грузооборот в порту упал на 1,6%, а грузооборот нефтеналивного терминала Бутинге сократился на 34,5%, что является рекордным падением для морских портов стран Балтии. Антироссийские истерики и провокации литовского руководства не остались без последствий – Россия переориентирует транзит своего экспорта на Петербург и порты Ленинградской области, а в Литве теряют деньги и работу.

Из всех грузовых портов на восточном побережье Балтийского моря рост грузооборота в первые четыре месяца 2014 года продемонстрировали российские порты, Рига и, в меньшей степени, Лиепая и Таллин. По сравнению с аналогичным периодом прошлого года грузооборот нового порта в Усть-Луге Ленинградской области вырос почти на четверть – 23,5%. В Санкт-Петербургском торговом порту грузов было перевалено на 9,9% больше по сравнению с прошлым годом. Грузооборот в Высоцком порту под Петербургом вырос на 5,3%. Среди нероссийских портов на Балтике очень заметно прибавила Рига – 21%, в значительно меньшей степени – Лиепая (7,2%) и Таллин (3%).

По сравнению с 2013 годом упал грузопоток в Вентспилсе (-3,9%), в Калининграде (-9,5%), Приморске Ленинградской области (-17,8%).

Но рекорд падения установили в Литве – через Клайпедский порт было перевалено на 1,6%, а через морской терминал Бутинге на 34,5% меньше грузов, чем год назад.

В целом грузооборот в портах восточного побережья Балтийского моря за год вырос на 2,39%. Поэтому в Клайпеде или в Вентспилсе объяснять своё падение грузопотока общей тенденцией снижения транзита не приходится. Если в приведённой статистике и прослеживается общая тенденция, то она состоит в переориентации транзитных потоков российского экспорта (в первую очередь, сырой нефти, во вторую – угля) между прибалтийскими портами. Порт Высоцка в Ленинградской области, например, состоит из нефтеналивного и угольного терминалов, и порт латвийского Вентспилса специализируется, в первую очередь, на транзите сырой нефти, нефтепродуктов и угля из России.

Литовский нефтеналивной терминал Бутинге был построен в конце 70-х годов в рамках большого проекта создания инфраструктурного комплекса, обеспечивающего поставки советской нефти и продуктов нефтепереработки в Европу через прибалтийские республики. В рамках того же проекта были построены Мажейкяйский НПЗ и трубопроводная система, соединившая с российской нефтью Вентспилс.

Упорное игнорирование властями провозгласившей независимость Литвы того простого факта, что доставшаяся им в наследство от СССР логистическая и энергетическая инфраструктура создавалась как часть единого народно-хозяйственного комплекса, а потому отдельно существовать и развиваться не может, приводит к тому, что тот же Мажейкяйский НПЗ раз в несколько лет оказывается на грани банкротства. Из иррациональных и совершенно не связанных с экономикой соображений литовские консерваторы всячески препятствуют его продаже российским компаниям и регулярно начинают искать заводу альтернативные источники сырья, ради пресловутого размежевания с Россией обращаясь даже к Азербайджану и нефтяным шейхам Персидского залива.

Любые проблемы литовской энергетики и транспорта, будь то Игналинская АЭС или Литовские железные дороги, Клайпедский порт или Мажейкяйский НПЗ, на поверку оказываются связанными с политикой. Так происходит и сейчас: Россия всё-таки не оставила без внимания антироссийские истерики и провокации Литвы и теперь сворачивает транзит своего экспорта через эту республику.

«Падение в Литве – это результат президентства страны в Европейском союзе, экономические последствия тех взаимоотношений между Россией и Евросоюзом, которые Литва, пользуясь появившимися у неё в тот период ресурсами, выстроила в рамках политики «Восточного партнёрства». И в целом падение грузооборота в странах Балтии – это тоже результат литовского президентства: тех отношений, которые в результате сложились между Россией и европейскими странами, балтийскими странами в том числе», - считает латвийский экономист, региональный вице-президент «Альянса за европейскую демократию» Нормунд Гростиньш.

Едва ли статистику о падении грузооборота можно считать неожиданной – в марте этого года Россия официально сообщила руководству Клайпедского морского порта о блокировании поставок продовольствия через Литву. То есть ответила Литве санкциями за бесконечные призывы к международному сообществу ввести санкции против самой России.

Теперь же можно говорить и о негласных санкциях, когда российский транзит просто переориентируют с запада на северо-запад – вместо откровенно враждебной Литвы дают развиваться портовой инфраструктуре Ленинградской области.

Станет ли этот новый подход России к сотрудничеству с Литвой общим подходом ко всем балтийским странам, также будет зависеть от их политиков: согласятся ли они быть новой «Балтийской Антантой» - частью «буфера Грибаускайте».

«Я допускаю, что негативные высказывания мэра Вентспилса Айвара Лембергса против НАТО – это попытка бороться с этой тенденцией к отказу России от услуг балтийских портовиков, - заявил Нормунд Гростиньш RuBaltic.Ru. - Что касается Риги, то у правящей в Риге партии подписан договор о сотрудничестве с «Единой Россией» - на местном уровне, во всяком случае, в Латвии гораздо более сбалансированно выстраивают диалог с российской стороной по сравнению с Литвой, поэтому Риги эта тенденция не коснулась».

Радикально антироссийская и антирусская политика Литвы, Латвии и Эстонии после провозглашения ими независимости в 1990-е годы была возможной, в том числе, потому, что на Балтике у этих стран была монополия на порты. В новом веке от этой монополии не осталось и следа – были реконструированы старые и построены новые порты на северо-западе России. Означает ли это, что в будущем вся портовая инфраструктура Риги, Таллина или Вентспилса просто развалится, потому что не останется ни одного клиента с Востока? Совсем не обязательно: при нынешних процессах евразийской интеграции, рекордных темпах роста китайской экономики и активизировавшемся сейчас налаживании стратегического партнёрства между Россией, Евразийским союзом и Китаем Прибалтика сохраняет весь свой потенциал транзитного коридора. При успешном экономическом развитии и европейских стран, и России, и Китая товаров с Востока хватит, чтобы загрузить работой все балтийские порты от Калининграда до Таллина.

Но здесь опять же возникает вопрос с политикой: захочет ли бизнес, особенно крупный и с государственным участием, связываться со странами, которые работают на подрыв международного сотрудничества, против экономической интеграции, против России (а также Белоруссии), исходя из абстрактных геополитических построений и в ущерб собственной экономической выгоде?

Литовцы, например, в этом отношении уже загнали себя в тупик: кто сейчас захочет выстраивать прагматичное стратегическое сотрудничество с «осаждённой крепостью»? А вот у Латвии и Эстонии пока ещё сохраняется возможность в литовский тупик не попасть. 

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Бойтесь миротворцев

Бойтесь миротворцев

Холодная Война вроде бы уже двадцать семь лет закончилась, а такое ощущение, что всё у нас еще впереди.

Литовские князья как защитники русских земель

Литовские князья как защитники русских земель

Отдавая явное предпочтение русской гражданственности и русским людям, литовские князья с удивительным политическим тактом и всецело опираются на русское население государства, оберегают его верования, обычаи и права, постепенно подчиняются его культурному влиянию.