Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Вторник
06 Декабря 2016

Балтийская энергетика и геополитическая целесообразность

Автор: Ольга Павук

Балтийская энергетика и геополитическая целесообразность

15.03.2013  // Фото: www.delfi.lv

Самым ярким примером единения прибалтов стал день 23 августа 1989г., когда жители трех советских республик, взявшись за руки, организовали живую цепь между Таллином, Вильнюсом и Ригой, символизировавшую их стремление вновь обрести независимость. Парадокс, но через 20 с лишним лет единство опять наиболее заметно проявилось в области политики (по отношению к России, США, Ираку, Грузии, Беларуси). С точки зрения единства экономических и региональных интересов, распределения средств фондов Европейского Союза, транзитной и энергетической политики, создания экспортного центра (ЕС — Восток/Россия, Беларусь, Украина) доминирующим все же является вектор скрытой или явной конкуренции. Ярким примером геополитической целесообразности могут служить крупные энергетические проекты на Балтике, инициируемые Россией и ЕС.

При сильной зависимости от иностранного капитала во всех Балтийских странах в каждой из них по-прежнему с некоторым предубеждением относятся к инвесторам-соседям. Возможно, недопонимание между прибалтами вызвано различиями в показателях экономического роста в каждой из трех стран. Эстония демонстрирует наибольшую устойчивость к кризису, войдя в зону евро и лидируя по основным показателям уровня жизни. И иностранных инвестиций на одного жителя в Эстонии, самой маленькой из трех стран, в 2,5 раза больше, чем в Литве или Латвии.

Особенно остро конкурентное противостояние проявляется в розничной торговле. Магазины литовской сети Maxima в Латвии на протяжении многих лет пытаются поймать на нечестной конкуренции. Латышей призывают не покупать литовские товары, в СМИ зачастую проявляется уничижительный тон в отношении соседей и лексика, напоминающая фронтовые вести: «Кисломолочные войны», «Литва продолжает экспансию», «Пока латыши дерутся, литовцы улыбаются». В Литве же шутят: плох тот литовский бизнесмен, который не открыл свою фирму в Латвии. Доля истины в этой шутке с годами растет. Уже сейчас среднестатистический латвиец потребляет как минимум в два раза больше литовских товаров, чем литовец — латвийских.

В официальных интервью бизнесмены из Литвы отрицают наличие литовской экспансии в Латвии. Зато в неофициальных беседах можно услышать куда более откровенные комментарии: «Вы, латыши, домоседы! Что же вы в Европе-то делать будете?»

Если говорить об эстонцах, то следует отметить их тяготение, скорее к северным соседям, чем к латышам и литовцам. Еще накануне вступления в ЕС тогдашний министр иностранных дел (а сегодня президент страны) Томас Хендрик Ильвес говорил об особом пути Эстонии, и ее большей нацеленности на сотрудничество с Финляндией, чем с Латвией и Литвой. Некоторые эксперты из Скандинавии, соглашаясь с ним, отмечали, что ошибочно считать Балтийские страны единым рынком, — между ними имеются большие различия. В то же время крупные инвесторы стремятся войти на рынки всех трех Балтийских стран.

Без сформулированных общих долгосрочных идей, программ, проектов и их популяризации в Балтийских странах, в условиях постоянной (можно сказать, непрерывной) смены правительств, министров, чиновников трудно ожидать укрепления позитивного единства наших государств.

Какие же вопросы сегодня наиболее актуальны? Это энергетическая и экологическая безопасность. В вопросе экологии двух мнений быть не может: все наши страны должны выполнять установки Евросоюза в области охраны окружающей среды. А вот по поводу совместных энергетических проектов пока больше вопросов, чем ответов.

Nord Stream

Типичным примером разного понимания вопросов энергетической безопасности стал Nord Stream, когда только из-за политических соображений все Балтийские страны отказались от участия в этом проекте, а скандинавские партнеры согласились (сугубо из экономических соображений) провести газопровод по дну Балтийского моря, территориально принадлежащему Финляндии, Швеции и Дании.

Трубопровод Nord Stream построен, и страны Балтии остались вне игры. Недавно российский президент озвучил решение об ответвлении ветки Nord Stream на Калининград. В случае подъема своих экономик и решения вопроса газохранения к газопроводу могли бы присоединиться страны Балтии.

АЭС

Другой проект — строительство атомной электростанции в Литве взамен закрывшейся Игналинской АЭС — уже несколько лет тормозится из-за невозможности придти к согласию и подписать договор между всеми четырьмя его участниками — Литвой, Латвией, Эстонией и Польшей.

Несколько лет ведет свои исследования по строительству собственной АЭС и Латвия. С одной стороны, продолжаются технические переговоры о доле латвийского участия в проекте Висагинской АЭС. С другой стороны, с 2009 года в Латвийской академии наук (ЛАН) действует Центр компетенции по атомной энергетике, заместителем руководителя которого является президент ITERA Latvija Юрис Савицкис.

Латвийские ученые считают, что не стоит вкладывать огромные средства в экономику Литвы, а потом, как бедным родственникам, просить у них электричество. Одно из предложений — построить АЭС небольшой мощностью (400 МВт) в Латвии, добавляя потом по мере необходимости блоки.

Пару лет назад Эстонская морская академия представила компании Eesti Energia проект строительства атомной электростанции на дне залива Мууга. Ректор академии Юри Канн заявил, что сооружение АЭС мощностью в 1000 МВт на морском дне «совершенно безопасно».

Тем временем, по соседству с Литвой развиваются сразу два атомных проекта – АЭС в Калининградской области и Беларуси.

LNG

Еще один крупный энергетический проект, по которому страны Балтии не могут найти консенсус — терминал сжиженного газа (LNG) в одном из морских портов. Для осуществления долгосрочной энергетической стратегии в странах Балтии Еврокомиссия приняла решение о финансовой поддержке строительства терминала LNG в одном из трех государств — Латвии, Литве или Эстонии, одними из самых небогатых государств ЕС. Затем к ним присоединили совсем не бедную Финляндию.

И теперь все страны конкурируют за «место под солнцем» - 75% аргументов у представителей всех трех странах одни и те же: центральное месторасположение, готовность портов и т. д. Деньги на дорогостоящее строительство терминала LNG должен выделить Евросоюз из своего бюджета. Пока чаша весов, благодаря успешному лоббированию, склоняется к Финляндии, которая могла бы построить терминал и за счет своих средств.

Начав несколько лет назад представлять свои проекты LNG, три Балтийских государства сразу стали конкурентами. Каждая из сторон считала, что терминал LNG должен быть построен у них. И каждая из трех стран претендовала на роль энергетического центра Балтии. Презентацию проекта строительства терминала в порту Палдиски продемонстрировала эстонская компания Balti Gaas, которая была готова осуществить его вместе с партнерами из Финляндии. Литва представила проект строительства терминала LNG в порту Клайпеда, подготовленный компанией Achema. Латвийская компания SIA SGпредложила проект сооружения терминала LNG в Рижском свободном порту.

У Латвии есть и весомый дополнительный аргумент — Инчукалнское газохранилище и Добеле (где тоже можно соорудить большое подземное газохранилище), откуда можно транспортировать газ в Эстонию, Литву и Россию, а после окончания строительства газопроводов Эстония — Финляндия и Литва — Польша, Латвия смогла бы поставлять газ, если надо, и далее в Европу.

Но здесь появляется политический аспект. До закрытия Игналины Литва была явным энергетическим центром Балтии, но теперь эта ниша оказалась свободной. Латвия уже считается слишком мощным поставщиком энергии в регионе и, если построит ТЭЦ-2, то реально станет центром, откуда будет поставляться не только газ, но и электроэнергия в Литву и другие страны. Политическая составляющая в Балтии и склоняет чашу весов при выборе места для терминала LNG в пользу Финляндии.

В то же время в ЕС считают, что терминал LNG нужен, как альтернативный поставщик газа в Балтию, чтобы снизить зависимость от российского природного газа, который поставляет Газпром. Ведь только после его строительства можно будет выполнить рекомендацию III энергетического пакета ЕС по отчуждению Газпрома от сети как пока единственного поставщика газа в странах Балтии. То есть фактически весь проект дорогостоящего терминала LNG (сколько он может стоить – держится в тайне) нацелен на отчуждение собственника (то есть Газпрома) от активов в Балтийских странах. Такова истинная цель этого энергопакета ЕС в Балтии, а энергетическая безопасность используется как политический аргумент. Ведь даже сегодня природный газ в общем энергобалансе Латвии составляет всего 30%, примерно такая же доля в Литве, а в Эстонии – вообще 7%. Говорить о монополии российского поставщика газа при наличии других разнообразных источников энергии неуместно. Тем более что газ – далеко не самый дорогой ресурс.

Энергетическая и национальная безопасность всегда идут нога в ногу. Россия финансирует строительство Балтийской АЭС в Калининградской области. Евросоюз готов дать деньги на возведение терминала LNG на границе с Россией. И здесь, и там, экономическая выгода уступает место геополитической целесообразности.

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Пишите письма

Пишите письма

Звон дипломатических сабель, хруст переломленных копий... Резолюция в ответ на резолюцию, против демарша — демарш. За всем этим тихо, полушепотом — новости мелкокалибербные вроде бы, малозначительные. Но очень симптоматичные. На них стоит иногда обращать внимание.

Эстонские коллаборационисты в годы войны

Эстонские коллаборационисты в годы войны

Эстонские эсэсовцы квалифицируются как военные преступники согласно приговору Нюрнбергского военного трибунала.