Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Воскресенье
11 Декабря 2016

Эксперт: «сланцевая революция» не снизит цену на газ для стран Европы

Автор: Сергей Рекеда

Эксперт: «сланцевая революция» не снизит цену на газ для стран Европы

27.03.2013  // Фото: www.trubagaz.ru

Совершенствование энергетической сферы в Литве и Польше из экономического приоритета все больше превращается в сугубо политическую цель, неизменно сопряженную с навязчивым желанием быть дальше от Москвы. Даже при обсуждении перспективы нормализации двусторонних польско-литовских отношений на экспертном круглом столе, организованном в феврале Центром геополитических исследований (Литва) и Фондом Казимира Пуласки (Польша), разговор свелся к теме необходимой энергетической дружбы против России. В ходе дискуссии по результатам мероприятия её участники пришли к выводу, что российские попытки включиться в энергополитику Восточной Европы представляют угрозу странам региона. Предлагает ли альтернативу «восточной угрозе» сланцевый газ, которого очень ждут и Литва, и Польша? Об этом - в интервью с кандидатом экономических наук, заведующим сектором «Газовые рынки» Энергетического департамента Института энергетики и финансов Владимиром РЕВЕНКОВЫМ:

- Владимир Иванович, как Вы оцениваете потенциал сланцевого газа в качестве энергоносителя? Действительно ли можно говорить о «сланцевой революции»?

- Если говорить о мире в целом, то такая «сланцевая революция» уже имеет место, начиная с Соединенных Штатов. А если говорить о других частях света, то для многих стран, которые являются зависимыми от импорта энергоносителей, в том числе и природного газа, является привлекательной идея разведки и оценки потенциала добычи этих ресурсов на своих территориях.

В Польше большие запасы технически извлекаемого сланцевого газа. Что касается других стран и регионов мира, то большой потенциал наблюдается в Китае. Там очень большие запасы сланцевого газа, и там активно ведутся работы, выполнен большой объем капиталовложений в эту сферу, около 7 млрд долл. Первые плоды состоят в том, что там пробурено сейчас около 80 скважин такого рода, но сланцевый газ имеет пока оценочный характер. Например, по данным китайских властей, та экономика, которая сопутствует освоению этих ресурсов, требует высоких притоков газа в скважины, которых пока недостаточно - сейчас в среднем они ниже в два раза, чем требует окупаемость этих проектов. Сейчас там только три скважины, которые дают результат с экономическим эффектом. Вот такая примерно картина.

Это дело дорогостоящее, требует помимо соответствующих геологических условий (например, проницаемость пород) наличие технологии наклонного бурения, применения реагентов для разрыва пласта и организации добычи промышленных объемов.

Экономика достаточно высокая: требует высоких цен на природный газ, чтобы оправдать экономику добычи сланцевого газа.

- То есть на данный момент, кроме американского, нет примеров успешной разработки сланцевого газа?

- Нет примеров, которые позволяли бы говорить о быстром и массовом применении технологий на своей территории с тем, чтобы получить результат. Хотя в Китае планы очень амбициозные: до 2020 года они хотят довести добычу чуть ли не до 100 млрд кубометров. Но пока результаты достаточно скромные, хотя китайцы довольно упорные товарищи, и если уж они что-то намечают, то пытаются это реализовывать.

- Почему же развитие сланцевой энергетики удалось только в США?

- Это связано с тем, что американская нефтегазовая промышленность имеет многовековую историю. Там уже имеются развернутые технические системы транспорта нефти и газа от основных источников добычи к местам основного потребления. И то, что мы сейчас наблюдаем в Соединенных Штатах, это освоение трудноизвлекаемых ресурсов в тех районах, которые имеют полноценную инфраструктуру для связи с внутренним рынком. Поэтому у них все это и обходится дешево. Это раз. А второй момент – «сланцевая революция» охватила не только газ, но и нефтяную сферу в Соединенных Штатах. Извлечение жирного газа, связанного с разработкой нефтяных ресурсов, выделение жидких компонентов (тоже товарных, таких как пропан-бутановые смеси и пр.) позволяет рассматривать осушенный газ как вторичный продукт, и он выбрасывается на внутренний рынок; как следствие предложение превышает спрос, который растет не очень быстрыми темпами, и в результате мы имеем превышение баланса спроса и предложения. Предложение существенно превышает спрос по сравнению с нормальной динамической ситуацией, характерной, например, для Европы.

- Страны Восточной Европы возлагают большие надежды на разработку сланцевого газа на своих территориях. Насколько оправданы эти надежды, на Ваш взгляд, и существуют ли там необходимые условия для разработки сланцев?

- Знаете, какие-то условия, конечно, есть. Украина очень хотела бы тоже развивать сланцевый газ. Некоторые компании, которые там работали, они приводили не очень оптимистичную картину тех результатов, которые там получают в данный момент. Результаты в Польше тоже пока не говорят о том, что промышленное производство будет быстро налажено.

- В таком случае может быть будет рентабелен экспорт сланцевого газа из США в Европу?

- Это зависит от той ситуации, которая возникнет, через несколько лет. Пять-шесть лет потребуется на то, чтобы американский газ вышел на мировые рынки - 2018 год и позже. Сейчас цена газа в национальном Генри-хабе – головном газовом пункте Соединенных Штатов – составляет около 4 долл. за миллион БТЕ (на американских товарно-сырьевых рынках цены на природный газ принято указывать в долларах за один миллион БТЕ (британскую тепловую единицу) - прим. ruBALTIC.ru). Такие контракты, которые сейчас заключаются на этот газ, поставляемый, скажем, в Европу, предусматривают привязку к цене. Есть такие данные, что к цене NBP (британский хаб NBP считается самым ликвидным в Европе, он задает тренд движения цен на других спотовых площадках региона – прим. ruBALTIC.ru) надо прибавить еще 115%, это получится уже больше 8 долл. и сюда еще надо прибавить транспортные расходы, расходы, связанные с жижением и регазификацией, это значит надо еще накинуть 3-4 долл. и получится 11-12 долл.

Это та цена, по которой сегодня поставляется обычный природный газ по долгосрочным контрактам – в районе 12 долл. за миллион БТЕ. Это сегодня. А что будет завтра в Америке - не знает никто, потому что если начнется массовый экспорт сжиженного газа из Соединенных Штатов, баланс спроса и предложения может сдвинуться так резко, что цена в Генри-хаб вырастет значительно по сравнению с сегодняшним днем.

- Какие препятствия на пути внутренней разработки сланцевого газа в Восточной Европе Вы видите?

- Основные препятствия связаны с тем, что нужно вести работы на ограниченных территориях с густонаселнными районами.

Там нужно проникать в породы, что может привести к загрязнению водной среды, а вопросы этого возможного загрязнения еще не очень хорошо изучены. Если говорить о Европе, то это может быть сопряжено с серьезными экологическими проблемами.

И общественность выступает резко против этих вещей, когда можно пока что пользоваться теми ресурсами, которые спокойно торгуются на мировых рынках. И не такая высокая цена российского газа сейчас на мировых рынках по сравнению с тем, что мы сейчас наблюдаем на спотовых европейских площадках, когда в самый холодный период цена в Великобритании на споте (т.е. сиюминутная торговля на сегодня-завтра) – 500-600 долл. за тысячу кубометров. А средняя цена на границе российского газа поставляемого сейчас в Европу - 400 долл.

- Но если все же Польша или Литва успешно начнет разработку сланцевого газа, как это может повлиять на европейский рынок и экономические интересы России в регионе?

- Видите ли, европейские прогнозы относительно спроса на газ и другие энергоносители вообще пессимистичные. Они не предполагают большого роста спроса. Поэтому здесь внешнеэкономическая стратегия России и Газпрома будет эволюционировать на восток. Мы знаем о договоренностях с Китаем. Там тоже, конечно, свои проблемы, но, действительно, надо предпринимать действия по диверсификации деятельности наших газовых компаний и по выходу на глобальный рынок сжиженного природного газа – это один из путей минимизации тех потерь, которые возможны на европейском рынке.

А то, что отдельные страны пытаются как-то наладить самообеспеченность природными ресурсами – это нормальный процесс, пожалуйста: это требует больших капиталовложений, это требует много времени, это, может быть, и не будет дешевле, чем то, что они сейчас реализуют посредством импорта российского газа, от которого, как они кричат, очень зависят.

В той же Польше, например, доля природного газа в энергобалансе составляет всего 12%, а доля российского газа от всех поставок - 66%. Таким образом, зависимость Польши от российского газа равна 6-7% всей потребляемой энергии.

То есть это много разговоров, но мало дела. Если они хотят оздоровить атмосферу и заменить свой уголь, который сейчас основной в Польше, то, пожалуйста, развивайте и сланец, и сланцевый газ, но это же все капиталоемкая и трудоемкая вещь. Если мы говорим об оценках, опубликованных в тех же Соединенных Штатах, то там безубыточная цена сланцевого газа составляет 240-250 долл. за тысячу кубометров.

- Располагают ли восточноевропейские страны необходимой технологической базой для разработки сланцев?

- Возможно, для этого будут привлечены те же американские транснациональные компании, которые занимаются этим делом у себя и по всему миру.

Конечно, будут привлечены имеющиеся наработки, которые действуют в Соединенных Штатах. Все вопросы связаны с ценой – сколько это будет стоить? Сами они добычу сланцевого газа наладить не смогут.

Россия еще может этим заниматься, у нас есть технологии наклонного бурения, есть большие серьезные наработки, связанные с разрывом пласта, мы не последние в этом деле. А в странах Европы, которые всегда зависели в основном от импорта российского газа, совсем другая ситуация.

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Бойтесь миротворцев

Бойтесь миротворцев

Холодная Война вроде бы уже двадцать семь лет закончилась, а такое ощущение, что всё у нас еще впереди.

Литва или Северная Корея?

Литва или Северная Корея?

Современная Литва нередко практически не отличима от КНДР. Сумеете ли Вы отличить Литву от Северной Кореи?

Дом Франка в Вильнюсе

Дом Франка в Вильнюсе

Своим названием этот дом обязан доктору медицины, профессору Виленского университета Йозефу Франку. Его отец — Иоганн Петер Франк, известный в Европе врач-гигиенист и судебный медик, вместе с сыном перебрался в Вильну из Вены, где работал директором городской больницы в начале XIX века.