Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Вторник
06 Декабря 2016

Проблемы энергодиалога России и ЕС: между политикой и экономикой

Автор: Александра Рыбакова

Проблемы энергодиалога России и ЕС: между политикой и экономикой

05.11.2013  // Фото: nnm.me

Одним из наиболее болезненных вопросов в отношениях России и ЕС является энергетика и стремление Европы либерализовать этот сектор экономики. Особое значение данные проблемы имеют для балтийских стран, которые, с одной стороны, стремятся идти в ногу со своими западными коллегами, но с другой - являются «энергетическим островом» Евросоюза, который по-прежнему интегрирован теснее с Россией, нежели с европейским пространством. Свой взгляд на истоки и перспективы развития этой «энергетической напряженности» представила в Юрмале на «Балтийском форуме-2013» руководитель департамента европейских политических исследований Института мировой экономики и международных отношений РАН Надежда АРБАТОВА:

- В своем выступлении я хотела бы затронуть три вопроса: вызовы энергетической безопасности ЕС, влияние кризиса на выработку энергетической стратегии, отношения России и ЕС в этом контексте.

Беспокойство относительно бесперебойности поставок энергосырья существовало уже задолго до кризиса, и это можно объяснить двумя факторами. Первый из них носит внутренний характер, и может объясняться устойчивой тенденцией повышения внутренних цен на энергию, падение европейской добычи сырья, фрагментацией внутреннего рынка, наличием, так называемых, «островов», к которым относят страны Балтии, растущее беспокойство относительно вреда окружающей среде.

Ко второму фактору можно отнести возросшую нагрузку на мировой энергетический рынок и усиление конкуренции вследствие появления растущих экономик, прежде всего Китая и Индии; сохраняющуюся конфликтность в регионах Среднего Востока и Северной Африки (в том числе уязвимость энергетической инфраструктуры перед лицом террористической угрозы); и последнее, но далеко не наименее важное – это обеспокоенность в надежности России как поставщика энергосырья в ЕС в контексте высокой зависимости Европы от российских энергоносителей.

Мировой экономический финансовый кризис, несомненно, явился вызовом европейской интеграции, породил сомнения в эффективности этого регионального проекта. И он выявил не только неоднозначность взаимозависимости национальных экономик в условиях глобализации, но и собственно европейские просчеты в осуществлении европейской интеграции. Первые два года 2008-2009 мы наблюдали смятение в рядах ЕС. Уже в 2010 году происходят существенные изменения внутри Евросоюза.

И в этом смысле можно сказать – кризис послужил катализатором новых проектов и направлений в европейской интеграции, включая выработку европейской энергетической стратегии и создания европейского энергетического сообщества на трех опорах.

Первое – интегрированный внутренний рынок, который предусматривал строительство сетей интерконнекторов, ликвидирующих острова внутри ЕС. Второе – это совместные научные разработки новых технологий, направленные на декарбонизацию и диверсификацию видов энергии с упором на зеленую энергетику. И третье – диверсификация источников энергопоставок и координация энергозакупок из третьих стран.

В 2010-2013 годах начинается быстрое развитие законодательной базы для Европейского энергетического сообщества. Не буду перечислять документы. Скажу лишь, что майский саммит 2013 года принял очень важные решения о завершении имплементации в национальные законодательства положений Третьего энергетического пакета к 2014 году. А к 2016 году - строительство необходимых объединительных транспортных энергетических сетей для создания полноценного энергетического рынка. Страны Евросоюза за пять лет с 2006 по 2011 гг. увеличили долю возобновляемых источников в конечном потреблении на 13%.

Реальные достижения есть. На мой взгляд, это санкции против Ирана, которые были приняты в очень сложный период для Евросоюза. И второе достижение ЕС – это отказ Еврокомиссии на заявку «Газпрома» на получение 100% мощности газопроводов-отводов от Северного потока. «Газпром» не вписывается в политику либерализации Евросоюза и, несмотря на поддержку немецкого регулятора, «Газпрому» было отказано в этой заявке.

На мой взгляд – это примеры общей политики в сфере энергетической безопасности и общей внешней политики, которые немыслимы без солидарности.

Говоря об энергодиалоге ЕС и Россией, некоторые видят проблему в их излишней политизации и считают, что деполитизация – это путь, который может нас сблизить. Кто-то из менеджеров крупной газовой компании сказал, что газ – это 90% политики и 10% стали. В реальной жизни очень трудно отделить экономику от политики. Наш ближайший союзник, президент Беларуси А.Лукашенко, выступая на одной из конференций, сказал, что «Газпром» – это второй МИД России, причем наиболее эффективный.

Так вот проблема «Газпрома» в контексте Третьего энергетического пакета – это политика или экономика? На мой взгляд – это и то, и другое.

Мы должны понимать, что Евросоюз и Россия находятся сегодня на разных уровнях развития. Для Европейского союза цель – это либерализация энергетического рынка, это прозрачность конкуренции. Для России, которая находится на стадии государственно-монополистического капитализма, главная цель – это извлечение максимальной прибыли. В России существует две точки зрения. Одна из них: «На наш век хватит». Цены на энергоносители остаются хорошими, зимы становятся холоднее, добыча сланцевого газа в Европе вызывает большие сомнения в силу экологических и геологических проблем. В общем заботиться не о чем - Европа будет зависеть от нас, а если переориентируется, мы найдем другие пути - Китай, Индия. Ничего менять не надо.

Другая точка зрения прямо противоположна – модернизация нужна, прежде всего, самой России, если она не хочет остаться на обочине мирового развития. А отношения с Европейским союзом будут вытекать из проводимых Россией реформ.

Те, кто придерживается второй точки зрения, понимают, что магистральным направлением модернизации энергетики является развитие альтернативной энергетики. Здесь упоминали уроки энергетического кризиса 1973 года. Но что собственно произошло? Резкий рывок новых технологий энергосбережения и диверсификация источников сырья. Советский союз заменил собой некоторые другие страны. Может, этот кризис тоже приведет к диверсификации, и Россия будет заменена другими источниками?

Не говоря о диверсификации видов энергосырья, я уверена, что возобладает вторая точка зрения – сторонников модернизации.

И хотя никто из присутствующих не заподозрит меня в антиевропейских взглядах и чувствах. Но я считаю, что вся политика соседства Европейского союза была изначально неправильная.

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Пишите письма

Пишите письма

Звон дипломатических сабель, хруст переломленных копий... Резолюция в ответ на резолюцию, против демарша — демарш. За всем этим тихо, полушепотом — новости мелкокалибербные вроде бы, малозначительные. Но очень симптоматичные. На них стоит иногда обращать внимание.

Подходишь ли ты в преемники Грибаускайте?

Подходишь ли ты в преемники Грибаускайте?

В октябре состоятся парламентские выборы в Литве, но не за горами и президентские! Проверь себя уже сейчас, сгодишься ли ты в преемники железной леди Прибалтики?

Эстонские коллаборационисты в годы войны

Эстонские коллаборационисты в годы войны

Эстонские эсэсовцы квалифицируются как военные преступники согласно приговору Нюрнбергского военного трибунала.