Тема недели:
Европа больше не будет кормить Прибалтику
Евросоюз со следующего года сокращает на четверть финансирование программ по поддержке стран Восточной Европы.
Суббота
03 Декабря 2016

«Прогнозировать окупаемость СПГ терминала на Балтике очень трудно»

Автор: Александр Носович

«Прогнозировать окупаемость СПГ терминала на Балтике очень трудно»

27.05.2013  // Фото: http://www.coleurope.eu

Министры экономики Эстонии и Финляндии признали наличие разногласий между двумя странами по вопросу местоположения терминала сжиженного природного газа (СПГ) в регионе Балтийского моря. В это же время президент Эстонии Тоомас Хендрик Ильвес заявил, что обсуждение проекта Висагинской АЭС в Литве слишком затянулось. Об основных энергетических темах в Эстонии и соседних странах региона в интервью порталу RuBALTIC.Ru рассказал доктор технических наук, декан факультета энергетики Таллинского технического университета, председатель Союза инженеров Эстонии Арви ХАМБУРГ:

- Г-н Хамбург, представители Эстонии и Финляндии недавно признали разногласия по поводу места строительства СПГ терминала. Почему для обеих стран важно, чтобы терминал строился именно у них?

- Этот разговор о местоположении терминала длится уже несколько лет, и разногласия существуют не только по стране, но и по конкретному месту: есть варианты в Эстонии, есть варианты в Финляндии. Предварительная информация такая, что осталось два приоритетных места, и Финляндия с Эстонией спорят, какое из этих мест выгоднее экономически и экологически. За последние годы было несколько исследований, разные иностранные фирмы проводили эти исследования, в том числе одно исследование, заказанное Еврокомиссией, которая не отдала предпочтения ни одному, ни другому проекту.

Дело в том, что в рамках Baltic integration plan, предусмотренного Еврокомиссией, у трех балтийских государств, а также Финляндии должен быть только один терминал сжиженного природного газа; если такой терминал будет, то Еврокомиссия согласится его софинансировать.

Вопрос о том, каким будет это софинансирование, остается открытым – понятно, что не 100%, но пока даже нельзя сказать больше или меньше 50%. Я так понимаю, постановили, что Еврокомиссия закажет еще одно исследование, которое уточнит, где выгоднее строить в этом регионе «3+1». Так что я бы не стал говорить о разногласиях Эстонии и Финляндии по поводу СПГ терминала, потому что если финансировать будет Еврокомиссия, то и последнее слово останется за ЕК.

- Выгоден ли экономически существующий проект СПГ терминала? Может ли он окупиться и быть рентабельным?

- Это трудно сказать. Обычно исторически было так, что сжиженный природный газ на 10% дороже газа от газопровода. Это нормальное положение вещей. Однако сейчас происходит деформация газового рынка, связанная с открытием американцами сланцевого газа, что вызвало большое колебание цен на СПГ. Основные потребители СПГ – США, Япония, Южная Корея - сейчас имеют возможность получать сланцевый газ. От этого его цена колеблется.

Поэтому прогнозировать рентабельность и окупаемость СПГ терминала сейчас очень трудно – почти нереально пока сказать окупится ли СПГ терминал или окажется неконкурентоспособен.

Другой аспект: все энергосистемы, в том числе работающие на газе, должны иметь запас. И вот если есть СПГ терминал, то это запас: имея его в виду, можно заключать договоры с другими поставщиками энергии. Бесперебойное снабжение с помощью сжиженного природного газа в целях обеспечения безопасности – это реальность: энергопроизводящая индустрия может рассчитывать на него как на гарантию того, что никогда не прервется цикл производства энергии.

- Ваш коллега, ректор Таллинского Института экономики и управления ECOMEN Ханон Барабанер в интервью нашему порталу говорил, что у Эстонии еще с советских времен существует опыт добычи и переработки сланцевого газа. Расскажите, пожалуйста, подробнее об этом опыте. Сохранились ли те технологии и производственные мощности, используются ли они сейчас?

- В данном случае термин «сланцевый газ» не является переводом английского shale gas. Shale gas – это технология, открытая американцами в прошлом десятилетии. Сланцевый газ в советской Эстонии добывали в Кохтла-Ярве на северо-востоке Эстонии для обеспечения газом Ленинграда. В середине 1950-х в большом объеме появился природный газ, и тогда сланцевый газ из Эстонии стал неконкурентоспособным. Тогда эти трубопроводы из Кохтла-Ярве переложили в другом направлении, и Ленинград стал обеспечиваться газом из РСФСР.

Этой технологией мы владеем. Она была внедрена в действие во время Второй мировой войны, а разрабатывалась еще раньше. Но сейчас стоит вопрос о конкурентоспособности этой технологии. Она неконкурентоспособна, поэтому из сланца мы сейчас делаем жидкое топливо.

- Президент Эстонии Тоомас Хендрик Ильвес на днях раскритиковал задержки в осуществлении проекта Висагинской АЭС. Верят ли в Эстонии, что этот проект все же состоится?

- Я не знаю точной цитаты президента. Я знаю, что в Эстонии требуются источники энергии, причем не восстанавливаемые (ветряки, солнечные батареи), которые ненадежны и малоэффективны. Должны быть надежные, управляемые источники. Во-первых, это сланец, но дело в том, что здесь Эстония сталкивается с очень жесткой экологической политикой Евросоюза. Во-вторых, очень высока стоимость производства единицы этой энергии.

Гидроэнергетики у нас нет, поэтому вторая альтернатива – это атомная энергетика, и тут возникает развилка: либо строить АЭС самим, либо в партнерстве с кем-то. С кем? Вариантов два – Литва и Финляндия.

Литва имеет инфраструктуру и опыт производства атомной энергии. Другое дело, что этот проект Висагинской АЭС уж слишком затянулся. Очень долго принимается решение.

Я не знаю точно, что говорил президент Ильвес, повторюсь. Я всю эту неделю был в заграничной командировке и не в курсе последних новостей. Но переговоры по литовской электростанции идут очень долго, и чем дольше они идут, тем сильнее сомнения в том, что окупятся очень серьезные инвестиции, которые Эстония должна будет вложить в этот проект. Есть еще экологический аспект – атомная безопасность – это не шутки.

- Президент Ильвес, собственно, сказал то же, что и вы: обсуждение Висагинского проекта слишком затянулось.

- Да, уже 7 лет ведь обсуждается. Кроме того, в Литве был референдум, на нем люди проголосовали против АЭС. Это тоже серьезный сигнал для эстонского правительства: сложно что-то планировать, если вдруг на референдуме эстонский народ выскажется против.

Идти против результатов референдума и строить очень крупный, дорогой и потенциально опасный проект – это нереально.

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Пишите письма

Пишите письма

Звон дипломатических сабель, хруст переломленных копий... Резолюция в ответ на резолюцию, против демарша — демарш. За всем этим тихо, полушепотом — новости мелкокалибербные вроде бы, малозначительные. Но очень симптоматичные. На них стоит иногда обращать внимание.

Подходишь ли ты в преемники Грибаускайте?

Подходишь ли ты в преемники Грибаускайте?

В октябре состоятся парламентские выборы в Литве, но не за горами и президентские! Проверь себя уже сейчас, сгодишься ли ты в преемники железной леди Прибалтики?

Бронзовый солдат: памятник воинам-освободителям Таллина

Бронзовый солдат: памятник воинам-освободителям Таллина

Авторами монумента освободителям столицы Эстонии, известного ныне как «Бронзовый солдат», стали архитектор Арнольд Алас и скульптор Энн Роос.