Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Четверг
08 Декабря 2016

Интарс Бусулис: «В России живут очень искренние люди»

Автор: Наталья Полыця

Интарс Бусулис: «В России живут очень искренние люди»

10.07.2015  // Фото: diklupils.lv

Во время политического напряжения важно сохранять не только спокойствие, но и позитивный настрой. И тем, и другим щедро поделился с порталом RuBaltic.Ru Интарс Бусулис: латвийский певец, участник шоу «Голос» на 1 канале, ставший популярным в России. Интарс — живое доказательство того, как искусство может существовать вне политики, а человеческие отношения не поддаваться на провокации:

- Интарс, как Вы оказались на экране Первого канала в проекте «Голос»?

- Это чистой воды случайность. Мои друзья и коллеги из Санкт-Петербурга как-то спросили, не хочу ли я принять участие в таком шоу. Раньше я слышал о проекте „Voice”, но даже не знал, что подобный существует в России. Я сразу ответил «да», хотя поначалу мне казалось нереальным, что никому не знакомый парень из Латвии может попасть в проект и даже как-то там пробиться. Но там оказалось совсем не так, совсем не так! В общем, я решил, что по голове мне за инициативу никто не даст, и заполнил анкету. Был отобран из множества заявок – то ли 13, то ли 30 тысяч, уже не помню. Оказался на первом этапе отборочного тура и дошел до полуфинала.

- Вам пришлось много времени провести в Москве?

- Во время «Голоса» — да, очень много. В рамках «Точь-в-точь» — тоже, но во время «Голоса» особенно. Я, кажется, за весь декабрь был в Латвии дней десять. Все остальное время прошло в Москве.

С одной стороны, это был постоянный стресс и неопределенность. Приходилось отменять все запланированные дела в Латвии: потому что не знаешь, пройдешь дальше или нет. Надо было подстраивать концертный график под проект. Все висело в воздухе, но люди относились к этому с пониманием. С одной стороны, с сожалением, если очередной концерт в Латвии отменялся. С другой стороны, радовались за меня.

- И как Вам Москва?

- Мне понравилось. Я много гулял, смотрел. Мне нравилось наблюдать и анализировать, искать сходства и различия в том, как живут люди в Москве и в Латвии. Так я ходил один, изучал город.

Но у меня было на это не очень много времени. Как только я прилетал, сразу же надо было сделать много дел. Как участник проекта я был очень загружен, всегда было, над чем поломать голову. Готовить новые композиции, учить текст и прочее. Это, конечно, был большой стресс.

- Вы говорите, исследовали жизнь, сравнивали Москву и Латвию. И каково ваше резюме?

- Ой, это довольно сложно. Очень много всего. Россия огромная. 

В Латвии тебе понятно, как и с какими людьми разговаривать и как они будут на тебя реагировать в зависимости от того, говоришь ты с человеком из Курземе, Видземе, Земгале или Латгале. 

В Латвии отличается уклад жизни в зависимости от областей. В каждой волости тоже разные люди. А Россия большая, регионов много. И все их представители собрались в Москве, в одном городе. Это такая каша, что невозможно понять, что человек на самом деле думает и чего он хочет. Или на концерте: если ты зрителю нравишься, то нравишься, если нет – то нет. Очень прямые люди в России, очень!

- Это плюс или минус?

- Это плюс, конечно. Если говорить о концерте, то однозначно плюс: публика открыта, и ты ее лучше чувствуешь и понимаешь.

- Как Вам кажется, могли бы Вы жить в России?

- Нет, что вы. Латвия – это моя родина, тут у меня дети ходят в школу, тут всё. Все мои близкие, родственники, друзья. Здесь мой ансамбль. 

Это моя основа, фундамент. Нет, я не могу себе представить жизнь в другой стране, будь то Россия или Швейцария, или любая другая страна. 

Я бы не смог перебраться, это невозможно.

- После «Голоса» у Вас появилось много звездных российских знакомых? Новые совместные проекты?

- Ну, не так много. С Еленой Ваенгой мы давно знакомы, года три уже. Мы вместе пели на «Славянском базаре» в Витебске, еще до «Голоса». Так что общие песни были еще и ранее. А с другими российскими исполнителями — да, познакомился в ходе проекта. С Леонидом Агутиным, например, с Григорием Лепсом. Григорий Лепс, представляете, даже пришел на наш концерт в «Крокус Сити Холл» в Москве! Было очень приятно. Я его пригласил на концерт, но не думал, что он все же придет. А он пришел с букетом цветов, поздравил меня. Я был в шоке, если честно!

- А что Вы думаете по поводу переноса «Новой волны» из Юрмалы?

- Естественно, для Юрмалы это не может быть хорошей новостью. Каждый год Юрмала готовилась к «Новой волне». Все надеялись и ждали, что будет «Новая волна». Люди готовились. Но теперь, к сожалению, люди готовы, а «Новой волны» не будет.

Я играл на разных мероприятиях, на вечеринках. И у меня такое ощущение, что половина Москвы отмечает свои праздники, юбилеи именно в Юрмале. Мне кажется, они всегда будут тут, и на Юрмалу все равно будет спрос, даже без «Новой волны».

Юрмала – красивый, ухоженный, чистый город, и я не сомневаюсь в его светлом будущем даже без «Новой волны».

Я ни за, ни против того, чтобы конкурс молодых исполнителей проходил в Сочи. Более того, я буду в этом году участвовать в «Новой волне» в Сочи.

- В жюри?

- Нет, ну что вы (смеется). Там свое компетентное жюри. Я — как исполнитель.

Но перемены должны были произойти. Конечно, это часть политической игры. И надо было понимать, что нельзя просто принимать в ней участие и не нести за это ответственность.

Я верю, что «Новая волна» вернется в Юрмалу. Как она может быть в каком-то другом городе? У меня это в голове не укладывается. Все соберутся, успокоятся, помирятся, и «Новая волна» вернется в Юрмалу.

- А как по-Вашему, может ли культура, искусство быть мягкой политической силой?

- Когда-то так и было. Когда хочешь-не хочешь, а художников, артистов использовали в целях политических игр. Но я на это не поддаюсь. 

Если с меня чего-то спросят, если я почувствую, что меня захотят использовать, то меня там не будет – я сразу же откажусь. 

Я откажусь от всего, даже если это будет «Голос» в квадрате. Если будет хоть малейший политический подтекст.

- А в другом смысле: можно ли с помощью сферы культуры сгладить острые политические углы?

- Конечно, конечно можно! Но я бы не хотел, чтобы артистов и культуру использовали. Я бы хотел, чтобы хорошее служило для хорошего. Я не хочу даже на короткое время стать «материалом для сглаживания углов», только лишь для заполнения этой пустоты. Я хочу, чтобы люди шли на мои выступления и становились спокойнее, и чтобы все шло только к лучшему.

Я еще не сломался под давлением телевизора. Я ничего такого не смотрю, кроме фильмов на проекторе вместе с детьми. Это гораздо полезнее. Я перешагиваю через все эти политические темы. Если я захожу в интернет, я пролистываю «политика», «деньги», «нефть», «оружие», все вот это. Я иду мимо. Мне надоела эта бессмыслица. Сам для себя я знаю, чего хочу, с какими людьми общаюсь и какая у меня политическая позиция.

- А чем отличается аудитория, зал – российская от латвийской?

- Когда у нас был первый концерт в Санкт-Петербурге — 19 февраля — мы, честно говоря, были в шоке. После первой композиции люди словно раскрылись. И до самого конца выступления было ощущение, будто у нас собрание секты: люди были радостны и открыты, щедро выражали свои эмоции. Не было необходимости ничего говорить, все было просто идеально! Здесь у нас, в Юрмале, в Риге, люди менее открыты. Мы живем у моря, мы более спокойные. Как в анекдотах. Наверное, так и должно быть. Чтобы разогреть публику, надо немного постараться. 

В России стараться тоже надо – там ты должен показывать очень высокий профессиональный уровень. В России ты должен стараться вдвое сильнее, потому что ты гость, нужны усилия, чтобы тебя приняли. А в Латвии надо стараться, чтобы немного расшевелить публику. Не бывает такого, чтобы тут аудитория сразу раскрылась. Но это тоже по-своему хорошо.

Наши регионы Латвии тоже настолько отличаются, что многие даже себе этого не представляют. Потому что Латвия, на самом деле, большая и разная. Для этого надо проследить за каким-то артистом на концертах в Латвии: в Цесисе, Вентспилсе. Даже в Резекне и Даугавпилсе разная публика, хотя расстояние между городами не такое большое! В Латгалии, например, быстрее откликается зал. В Огре традиция аплодировать и кричать во время выступления. Да очень сильно отличается. Латвия крутая!

- Ваше самое яркое российское воспоминание?

- Вот, наверное, самый главный момент. Я исполнял на проекте «Голос» песню «Я тебя рисую». Уже закончились съемки, наступил следующий день, я летел на самолете, но все еще не мог успокоиться. Не успел успокоиться после этой песни, был в состоянии легкого шока. Это выступление, яркие огни – все было хорошо снято, хотя я там кое-где и сфальшивил. Во время проекта все мои эмоции были сконцентрированы и законсервированы: я был и напуган, и все время находился в состоянии стресса. Я даже не знаю, почему, может, боялся, пройду дальше или нет. Но потом появился азарт. Хорошо, что я в полуфинале, хорошо, что я вообще туда попал. Чем дальше идешь, тем больше азарта появляется. 

И когда я пел песню «Я тебя рисую», мне было так хорошо, что даже не заботился, пройду я дальше или нет. В этот момент я получил то, чего хотел от конкурса: прекрасные эмоции. Этот миг, когда с тобой происходит что-то особенное. Ты вложил в него все свои силы, и даже деньги — а нам там надо было на проекте жить за свой счет. Но этой песней я восполнил все то, что вложил в проект. И для меня это — огромное достижение.

- И как Вы оцениваете результаты своего участия в проекте?

- Круто! После этого у меня состоялось второе шоу, «Точь-в-точь». Туда я попал благодаря «Голосу». О том, что меня туда пригласили, я узнал, даже не дойдя до полуфинала. Плоды мы еще пожинаем. 

Ничего не закончилось, просто надо работать и работать. Нельзя впасть в меланхолию и думать о том, как же было хорошо. 

Надо двигаться дальше. Надо использовать это время, пока не появился какой-то другой «Голос».

- Не планируете турне по России?

- 4 и 7 июля у нас был концерт в «Дзинтари», теперь будет выступление в зале Даугава. Далее я участвую в World of Jazz Игоря Бутмана, за ним в Rīgas Ritmi, а еще впереди Summer Time. А на осень запланированы 10 концертов в России. 25 октября мы даем концерт в ДКЗ Октябрьский в Санкт-Петербурге. А потом впервые поедем в регионы!

- Не страшно?

- Страшно, конечно, потому что я вообще не знаю, не представляю ту публику. Мы выступали в Москве, в Санкт-Петербурге. Но это две российские метрополии. А что в других городах – я не знаю. Не знаю, что понравится людям, а что нет. Но это и есть — самое интересное. Нам дана возможность познакомиться с тем, как там живут люди, и это замечательно.

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Пишите письма

Пишите письма

Звон дипломатических сабель, хруст переломленных копий... Резолюция в ответ на резолюцию, против демарша — демарш. За всем этим тихо, полушепотом — новости мелкокалибербные вроде бы, малозначительные. Но очень симптоматичные. На них стоит иногда обращать внимание.

Рига — мировая столица газетных уток

Рига — мировая столица газетных уток

Возьмите новейшую, вполне проверенную информацию из России! Восстание четырех миллионов татар под руководством Нарым-хана! Красными войсками сдан Сталинград, они отступают к Царицыну! Дедушка Дуров назначен наркомом земледелия! Максим Горький ведет беспризорных на Харьков!