Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Воскресенье
11 Декабря 2016

От борщей в тюбиках до мини-спутников: вклад Прибалтики в космонавтику

Автор: Александр Шамшиев

От борщей в тюбиках до мини-спутников: вклад Прибалтики в космонавтику

12.04.2016  // Фото: ut.ee

На День космонавтики RuBaltic.Ru вспоминает историю участия Литвы, Латвии и Эстонии в космической программе СССР и их современные амбиции по покорению космоса.

Как напоминает Литовская аэрокосмическая ассоциация, ещё в 1650 году Казимир Семенович, военный инженер Великого княжества Литовского, в труде «Великое мастерство артиллерии» описал прототип многоступенчатой ракеты. В 1753 году при Виленском университете заработала одна из старейших обсерваторий в Европе. Руку к её открытию приложил ректор – знаменитый астроном и член Лондонского королевского общества Мартин Почобут-Одляницкий. Проводя наблюдения в Виленской обсерватории, пионеры астрофизики Матвей Гусев и Егор Саблер в XIX веке впервые начали осуществлять систематические фотографические исследования солнечных пятен.

Эстония ведёт летопись космических исследований с 1810 года – даты основания первой обсерватории в Тарту. В ней трудились именитые астрономы Василий Струве (Фридрих Георг Вильгельм Струве), первым измеривший расстояния до звёзд, и Эрнст Хартвиг, одним из первых обнаруживший первую сверхновую звезду вне Млечного Пути – S Андромеды. Расстояние от Земли до туманности Андромеды, в свою очередь, первым оценил эстонский астрофизик Эрнст Юлиус Эпик (1893–1935 гг.).

Эстонцы с особой гордостью отмечают, что сделал он это на несколько лет раньше американского коллеги Эдвина Хаббла, изначально «забравшего» славу открытия себе.

Также Эпик изучал вопрос наличия галактик за пределами Млечного Пути и в 1930-х выдвинул теорию о существовании сферической области астероидов и комет, окружающей Солнечную систему. Идею развил голландец Ян Оорт, в честь которого концепция получила название «облако Оорта». Однако Эстонское космическое бюро настаивает на реже используемом термине «облако Эпика – Оорта».

Другой эстонский астроном и академик Эстонской академии наук Яан Эйнасто, в честь которого позже назвали один из астероидов, в советский период внёс большой вклад в изучение строения Вселенной и вопрос космической тёмной материи, став одним из её открывателей. «Мы были первыми, кто понял, что это не обычная материя (звёзды, газ, нейтрино), а что-то другое, – вспоминал Эйнасто в 2014 году после получения престижной премии Грубера. – Вторая вещь – мы поняли, что структура Вселенной не хаотическая, а представляет собой сеть, которая, как мы показали на конференции в Таллине в 1977 году, более или менее непрерывна».

В эпоху космической гонки между СССР и США учёные и предприятия прибалтийских советских республик активно участвовали в советской космической программе. Наряду с Астрономической обсерваторией Вильнюсского университета, к активным исследованиям космоса подключилась сооружённая в 1969 году передовая Молетская обсерватория с 25-сантиметровым телескопом. Институт ботаники Литовской ССР изучал физиологию растений в условиях невесомости и создал микро-теплицы, используемые на орбитальных станциях «Салют» и «Мир». Литовский энергетический институт принимал участие в разработке ядерных реакторов и тугоплавких материалов для космических аппаратов; Институт биохимии разрабатывал сенсоры для систем жизнеобеспечения и утилизации отходов для станций «Марс»; Институт физики делал разнообразные датчики; Институт физики полупроводников – приборы для измерения микроволновых импульсов для космической связи; физический факультет Вильнюсского университета работал над ультрафиолетовыми и инфракрасными сенсорами, используемыми на советских луноходах. Не отставала и Эстония: на «Салютах» применялись новейшие телефотометры «Микрон» и телеспектрометры «Фаза», произведённые в республике. А эстонский Пылтсамааский сельскохозяйственный комбинат стал передовиком производства специальной «космической» еды.

Эстонцы рассказывают, что благодарить работников предприятия за вкусные борщи и другие блюда в тюбиках лично ездил дважды Герой Советского Союза космонавт Виталий Севастьянов.

Успех первого советского спутника сложно представить без работы уроженца Риги математика Мстислава Келдыша, ставшего соратником конструктора Сергея Королёва и одним из идеологов космической программы.

Первым космонавтом прибалтийского происхождения считается Алексей Елисеев, трижды покорявший космос на «Союзах». Его отец, литовец Станисловас Курайтис, был осуждён за антисоветскую агитацию, поэтому мать взяла девичью фамилию. Другой литовец, лётчик-испытатель Римантас Станкявичюс, в 1980-е участвовал в программе подготовки к полёту «Бурана», был назначен капитаном экипажа и несколько раз был дублёром космонавтов для полета на «Союзах». В свою очередь, скафандры и бельё для экипажей разрабатывались в Литовском текстильном институте, а некоторые приборы для программы «Буран-Энергия» производились в Каунасском политехническом институте.

После распада СССР и восстановления независимости Прибалтийских республик интенсивность участия в освоении космоса упала.

В последние годы страны пытались стать частью Европейского космического агенства (ESA) и соответствовать его критериям. На сегодняшний день это удалось только Эстонии: в 2015 году она стала полноправным членом ESA. Литва и Латвия пока взаимодействуют с агентством в рамках соглашений о сотрудничестве. Все три государства Балтии сделали упор на разработку и запуск собственных спутников.

Эстония – ESTCube-1 (2013 г.)

Эстония первой из «балтийских сестёр» добилась гордого звания космической державы. Эстонские космические технологии из прибалтийских действительно ценятся больше всех – эстонские компании и отдельные инженеры участвуют в разработках ESA. В частности, их наработки нашли применение в европейском космическом телескопе «Гайя» и астрономическом спутнике «Планк».

Первый эстонский спутник – ESTCube-1 – отправился на орбиту 7 мая 2013 года на европейской ракете-носителе «Вега» с космодрома Куру во Французской Гвиане. Пуск посвятили 95-летнему юбилею Эстонской Республики. Миниатюрный спутник в форме куба размерами 10х10х10 см и весом чуть более 1 кг создали студенты и преподаватели Тартусского университета при помощи Эстонской авиационной академии, Таллинского технического университета и Эстонского университета естественных наук. Одной из задач эстонского спутника была проверка работы новейшей технологии – космического солнечного электрического паруса, придуманного в Финляндии. Аппарат передвигался при помощи импульсов ионов солнечного ветра, которые «цеплялись» тонкими нано-нитями. «Я совершенно уверена, что Эстония имеет возможность успешно вносить вклад в освоение космоса для всего человечества», – сказала после запуска директор Тартусской обсерватории Ану Рейнарт. При этом первый сигнал со спутника зафиксировали не его создатели, а простой радиолюбитель из мордовской Рузаевки, который отправил его эстонцам по электронной почте. Спутник закончил службу через полтора года, когда в феврале 2015 года у него сел аккумулятор.

Литва – LituanicaSAT-1 и LitSat-1 (2014 г.)

Литва запустила в космос целых два спутника: LituanicaSAT-1 и LitSat-1. Вывод на орбиту планировался зимой 2013 года, но старт отложили до 9 января 2014 года. Именно этот день Литва теперь считает рождением литовской космонавтики. «Мы стали космической державой», – восторженно заявила патрон программы президент Даля Грибаускайте после того, как спутники поднялись в небо на борту американской ракеты «Антарес» с острова Уоллопс, штат Вирджиния. Литовские спутники улетели в «пакете» из более чем 30 других спутников, пристыковались к МКС и уже оттуда были запущены в космос при помощи модуля МКС «Кибо». LituanicaSAT-1 создан в Вильнюсском университете, его собрат LitSat-1 – в Каунасском технологическом университете, оба весят около килограмма. Во время запуска ведущие литовские каналы устроили прямую трансляцию, в освещении и продвижении события были задействованы многие политики и знаменитости, включая игроков баскетбольного клуба «Жальгирис».

Спутник LitSat-1 отличился патриотическим настроем, поэтому посылал к далёким планетам и звёздам три слова: «Lietuva myli laisvę» («Литва любит свободу»). Это послание за 82 дня работы он отправил 1,3 миллиона раз. Как и Lituanica SAT-1, он был рассчитан на шесть месяцев работы, по окончании которых сошёл с орбиты и сгорел в атмосфере.

Латвия – Venta-1 (II квартал 2016 г.)

Латвийский путь к звёздам оказался особенно тернист. Несмотря на то что планы запустить свой спутник появились ещё в 2006 году, процесс шёл долго. 7,5-килограммовый аппарат, разработанный в Вентспилсской высшей школе, должен был наконец покинуть Землю в 2012 году на индийской ракете, но запуск не удался и спутник остался на Земле. Тем не менее учёные не унывают: с тех пор удалось договориться о помощи со стороны Университета практических наук Бремена, и старт ожидается во втором квартале 2016 года. Лететь опять придётся на индийской ракете PSLV и на пару с итальянским спутником Max Valier. «В документах говорится, что наш спутник является компонентом итальянского, что только осложняет ситуацию. У меня уже ни в чём нет полной уверенности. Единственное – то, что мне показывали, визуально отличается от того, что я видела в 2013 году», – поделилась соображениями ректор Вентспилсской высшей школы Гита Ревалде. Латвийские СМИ также подмечают, что проект испытывает трудности с финансированием, поэтому судьба его пока неясна.

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Бойтесь миротворцев

Бойтесь миротворцев

Холодная Война вроде бы уже двадцать семь лет закончилась, а такое ощущение, что всё у нас еще впереди.

Литва или Северная Корея?

Литва или Северная Корея?

Современная Литва нередко практически не отличима от КНДР. Сумеете ли Вы отличить Литву от Северной Кореи?

Дом Франка в Вильнюсе

Дом Франка в Вильнюсе

Своим названием этот дом обязан доктору медицины, профессору Виленского университета Йозефу Франку. Его отец — Иоганн Петер Франк, известный в Европе врач-гигиенист и судебный медик, вместе с сыном перебрался в Вильну из Вены, где работал директором городской больницы в начале XIX века.