Культура Культура

Петр Толстой: «Альтернативный русский канал в Европе — бесполезное дело»

remove_red_eye  3653 0  

 «Мы хотим, чтобы наша деятельность на информационном поле была более активной, проактивной, а не защищающейся и объясняющей распространяемую ложь и нелепость», - так министр иностранных дел Литвы Линас Линкявичюс прокомментировал обращение в Еврокомиссию с просьбой о создании в Европе русскоязычного канала, который поможет бороться с «пропагандистской кампанией» России. По-видимому, тем же теперь объясняются и неоднократные попытки свернуть вещание российских телеканалов на территории прибалтийских стран. Последней такой инициативой стала дискуссия, развернувшаяся вокруг передачи «Территория заблуждений» канала Ren TV Baltic, в которой, по мнению литовской Комиссии по радио и телевидению, «разжигалась война и ненависть». О том, где же находится территория заблуждений и что ждет русскоговорящее пространство СМИ в Европе, портал RuBaltic.Ru поговорил с известным российским телеведущим и членом Общественной палаты РФ Петром ТОЛСТЫМ:

- Петр Олегович, недавно представители Великобритании, Дании, Литвы и Эстонии обратились в Еврокомиссию с просьбой создать собственный русскоязычный канал в Европе. Этот шаг был предложен как способ борьбы с «пропагандой и дезинформацией из Москвы». Как Вы относитесь к этой инициативе?

- Я считаю, что чем больше каналов, тем лучше. На сегодняшний день масштабы пропаганды, лжи и дезинформации со стороны стран Евросоюза в отношении России на порядок больше, чем могла бы произвести Россия в отношении ЕС, если бы хотела. Поэтому, что же, будет еще один способ воздействия на всех русскоговорящих в Европе.

Проблема, по моему мнению, не в количестве каналов. Проблема в том, что пока Европа не осознает, что Россия — это страна со своими ценностями, отличными от ценностей Евросоюза, с отличной от ЕС историей и с самостоятельной политикой, никакие каналы не помогут европейцам донести до граждан России и русскоговорящих то, что они хотят.

А создание канала – это прекрасно. Пусть создают больше каналов, это ведь полезно для того, чтобы не забывать язык.

Что касается «пропаганды», мы видим, что происходит на примере недавней трагедии во Франции. К сожалению, лицемерие Европы, которая не замечает сотен погибших русских на Донбассе, но при этом выходит на демонстрации в поддержку сатирического еженедельника, очень заметно. Можно запускать сколько угодно каналов, но никакое их количество позицию русских, русскоговорящих и всех, кто разделяет российские ценности, не изменит. Пускай будут, но бесполезное это дело.

- Если проблема заключается в признании России как страны со своей культурой и ценностями, то что необходимо для того, чтобы изменить ситуацию?

- Европа сейчас на это не настроена, у нее своих проблем хватает, которые ей надо решать. Это экономические проблемы, как мы видим по ситуации с Грецией, и проблемы политические, которые были во время голосования по Лиссабонскому соглашению, а также проблемы расово-религиозные и миграционные, которые сейчас обнажились во всей красе в связи с терактами в Париже. А Россия для Европы — это далекая и не очень понятная страна.

Меньше всего мне хотелось бы, чтобы европейцы воспринимали Россию как непомерно огромную Чехию, которая тоже стремится вступить в ЕС или присоединиться к довольно для нас загадочным, двойственным европейским ценностям. Для одних они являются незыблемыми, а для других — недопустимыми. Поэтому думаю, что ничего особо не изменится, и проблемы России будут для европейцев на десятом месте.

Конечно, у стран, которые граничат с Российской Федерацией, немного другое отношение. Они, возможно, чуть больше понимают, что собой представляет собой Россия, и политики этих стран смотрят на российскую политику с тройной опаской. Но я думаю, что рано или поздно волна этого недоверия схлынет. Произойдет это, конечно, не раньше, чем наши европейские друзья осознают, что Россия является такой же страной, как и Франция, Германия, США и другие, страной, с которой надо разговаривать на равных и уважать ее позицию. Пока этого не произойдет, никакой встречной дружбы и понимания между Россией и ЕС не предвидится.

- В странах Прибалтики волна недоверия уже давно заметна. За примером далеко ходить не надо — Комиссия по телевидению и радиовещанию в Литве хотела временно прекратить вещание канала Ren TV Baltic за «разжигание розни и ненависти к украинцам и законной украинской власти». Как российской стороне к этому относиться?

- Очень просто. На сегодняшний день никакой законной украинской власти не существует, потому что, если исходить из украинской Конституции, те власти, которые сейчас находятся в Киеве, не обладают никакими полномочиями и за них не голосовало в целом население Украины. Как известно, организованные ими выборы бойкотировались в нескольких восточных областях страны. Если политики Прибалтики считают эту власть законной, это их право.

Я же исхожу из того, что любое средство массовой информации имеет право доносить свою точку зрения до своей аудитории, а дело государства — следить за соблюдением закона. И в этой связи последние дискуссии вокруг ситуации во Франции тоже довольно интересны: мы видим очевидное применение двойных стандартов в отношении свободы слова.

Людей, отстаивающих в Донецке свое право на жизнь и на родной язык, называть террористами можно, и мнение людей, которые считают оскорбительными публикации карикатур на пророка Мухаммеда, игнорировать тоже можно.

Тут есть масса противоречий, но я считаю, что если власти какой-либо страны размером чуть меньше, чем самая маленькая область РФ, решают, что деятельность российских СМИ не соответствует их законам, то, конечно, они имеют право запретить на своей территории вещание любых российских СМИ. Но что это даст, я не очень представляю. Все равно от правды не уйдешь, а влияние политиков этих независимых прибалтийских государств на мировую политику сравнимо с влиянием, к примеру, губернатора Белгородской области в России. Поэтому, я считаю, надо спокойно к этому относиться: каждый чудит по-своему. Хотят запрещать — пусть запрещают. Просто жаль людей, живущих в этих странах, потому что они привыкли к определенному информационному продукту, который после этого придется получать через интернет или по спутнику.

- Как, на Ваш взгляд, будет выстраиваться дальнейшая информационная политика европейских стран, и какое будущее ждет российские телеканалы?

- Думаю, что будущее у российских каналов безусловно есть. Как показывают опросы, у этих каналов есть большое количество зрителей, они от этих каналов не откажутся. Сейчас в мире невозможно перекрыть что-либо, поэтому будут получать информацию другим способом, если что-то случится. Если человек хочет знать правду, он ее узнает. Но можно человека убедить, что он не хочет знать правду, а еще можно отвлечь его чем-то другим. Мы наблюдаем, как эта политика с успехом проводится в Европе. 

Обсуждение ()
Новости партнёров
Загрузка...
keyboard_arrow_up