Тема недели:
Европа больше не будет кормить Прибалтику
Евросоюз со следующего года сокращает на четверть финансирование программ по поддержке стран Восточной Европы.
Воскресенье
04 Декабря 2016

Юрий Алексеев: советские времена в Латвии возвращаются

Автор: Елизавета Болдова

Юрий Алексеев: советские времена в Латвии возвращаются

19.05.2014

Вслед за ограничением российского телевещания и попытками ограничить празднование Дня Победы, латвийские правительственные круги пошли ещё дальше: 15 мая были приняты поправки к уголовному закону Латвии, согласно которым, латвийским гражданам теперь грозят тюремные сроки за «публичное прославление, отрицание, оправдание или грубое уничижение» геноцида и преступлений против человечества, совершенных советским или нацистским «оккупационным режимом». Портал RuBaltic.Ru решил выяснить, к чему могут привести подобные инициативы, и обсудил их с председателем интернет-клуба IMHOclub Юрием АЛЕКСЕЕВЫМ:

- Г-н Алексеев, ваше февральское пророчество о принятии закона о тюремном заключении за отрицание «красного террора» в Латвии сбылось – 15 мая были приняты поправки к Уголовному закону Латвии.

- Там всё довольно хитро. В том варианте, в котором этот закон существовал в феврале, можно было посадить только за то, что ты выйдешь и скажешь: «А в советское время было не так уж и плохо!». Но они поняли, что если так жёстко подходить к отрицанию ужасов оккупации, то придётся посадить минимум полстраны.

За это время прошла масса поправок, и они очень хитро сформулированы. Даже сами юристы уже сломали мозг, как они там это сформулировали. Но, скорее всего, будет, как и с другими законами, ведь большинство законов в Латвии принимаются, так сказать, номинально и не выполняются. И никто за это ничего не делает. Особенно это касается идеологических законов, которых у нас достаточно. О запрете символики, опять же. Символику, вроде, запретили, но у меня вот есть замечательная маечка с серпом и молотом. Я в ней с удовольствием хожу, и меня ни разу никто не остановил.

- А теперь не остановят?

- В данном случае это будет, скорее, одним из поводов. К примеру, два года назад один из наших авторов, Александр Гильман, выпустил статью о том, что многие описывают ужасы оккупации. Его же еврейское семейство в сталинской депортации выжило, а оставшиеся на территории Латвии – все погибли. А депортированные выжили, и ещё и размножились, автор сам родился в депортации.

Эта статья многим очень не понравилась. Но до сих пор было трудно подвести под неё какой-либо закон.

Под неё возбудили уголовное дело, Полиция безопасности этим делом занималась. Но не было специального закона с наказанием за то, что он «прославляет тяжёлые годы оккупации и отрицает ужасы депортации». Человек, по сути, написал документальную статью о собственной жизни, как он родился и жил. И до этого не было повода, чтобы его серьёзно привлечь. А теперь будет можно. Можно истолковать это как прославление советского периода.

- Получается, что даже разговоры о развитости латвийских территорий в советский период будут теперь считаться прославлением советской оккупации?

- Сейчас это сделали мягче. Если раньше достаточно было просто прославлять советский период, то сейчас нужно отрицать понесенные жертвы. Пример отчасти взяли со статьи об отрицании холокоста, которая существует в ряде стран и гласит, что за отрицание холокоста можно понести наказание. Сейчас, кроме прославления, надо обязательно ещё сказать, что латышский народ при этом не страдал. Жёстко так. Сказать, что всё было хорошо настолько, что не было депортации и всё было прекрасно.

В принципе, закон не жёсткий, но в случае, когда надо привлечь кого-то конкретного, им могут воспользоваться.

- Как, на Ваш взгляд, это будет реализовано на практике?

- Сейчас у нас на практике реализуется довольно много вещей, о которых я и 20 лет назад не мог предположить, что такое вообще возможно. Я не думал, к примеру, что мы вернёмся к затыканию СМИ, ограничению свободы слова. У нас буквально возвращаются советские времена в худшем их смысле.

Так, власти отключают российские телеканалы за то, что они, якобы, клевещут и не дают объективную информацию. В конце года был наезд на Первый Балтийский канал, сейчас в Латвии запретили РТР и Россию-24, то есть информационные каналы.

Каких-нибудь 20 лет назад это сложно было себе представить: мы же шли в Европу, говорили про свободу слова, плюрализм и демократию. И вдруг начинаем действовать как советские политруки 80-х годов, когда стояли глушилки и глушили западные радио-голоса.

Кроме того, сейчас пошла волна наездов на интернет-ресурсы, которую ещё не очень заметили. Им не затыкают рот, но уже пытаются давить со стороны владельцев. В случае с крупными ресурсами работают с подачи американского госдепартамента и посольств, русскоязычным порталам ограничили свободу слова. Сделали это очень просто: через рекламные агентства, так называемое «мягкое давление».

На наш сайт оказывается давление через денежные пути. Возможно, Вы слышали, что великий Google потребовал с нас снять антибандеровскую, причем, абсолютно историческую, статью. У нас был с ними договор по размещению рекламы, но в начале марта они прислали мне письмо с требованием снять с сайта эту статью. Вернее, либо снять свою рекламу с сайта, либо снять статью. Ударили по кошельку, так сказать. У меня была с ними длительная переписка, и я отбился, но давление было жёсткое.

Такое давление сейчас ведётся повсеместно, информационная война разыгралась не на шутку, а инициирована она госдепартаментом США и их руководителями, которые сейчас, наломав дров в Украине, хотят сделать так, чтобы дрова эти не были очевидны мировому сообществу.

- На некоторых интернет-площадках сейчас появляются предложения писать от своего имени, что человек не признает оккупацию. Что будет делать правительство? Всех этих людей надо будет сажать?

- Эту акцию мы действительно планировали, и мы её обязательно проведём! 

Сделаем материал, который будет подпадать под статью, и подпишемся человек так на двести.

И посмотрим, что будут делать власти, применят ли они свой закон к такому большому количеству людей. Если применят, то, что ж, мы всё же Европа и можем дойти до суда по правам человека. В общем, обязательно попробуем!

- У Вас есть какие-либо предварительные прогнозы?

- Вот с Гильманом как произошло? Он опубликовал статью, потом было уголовное дело и допрос. Мы решили его статью подписать и собрать так много подписей, сколько возможно. Подписалось 212 человек, и мы заявили, что, если Гильман виноват, то нас надо судить вместе с ним. Полиция безопасности этот лист с подписями подшила к делу и немного прибалдела от такого количества обвиняемых. Ведь она, по идее, обязана возбудить уголовные дела на всех этих людей. Ну этим и закончилось. Скорее всего, они этот лист где-то держат и потихоньку это дело спустят на тормозах за недоказанностью состава преступления.

У нас есть несколько больные на голову политики, этакий национальный блок. Они все активные. А структура, которая должна их законы выполнять – это ленивый, по сути, бюрократический аппарат под названием Полиция безопасности. И им заниматься совершенно нечем! И они от этого мучаются. Кто будет заниматься диверсиями? Такими вещами надо заниматься, но пускать больше 200 человек за статью – это нелепо.

Поэтому получается, что горячие головы закон приняли, а бюрократические структуры его будут всячески затягивать.

В крайнем случае, будет, как с ружьём: оно висит на сцене и в нужный момент оно может сработать. Если они захотят, например, прихлопнуть мой ресурс, у них будет реальный закон, по которому они смогут это сделать.

- Но ведь латвийские власти уже 20 лет воюют с памятью о советском прошлом. А человеку нельзя поменять воспоминания... И получается, что это борьба ради борьбы? Или инструмент давления на конкретных людей?

- Видите ли, сейчас люди, которые жили при СССР, не только русские, но и латыши, задают резонный вопрос:

«Ребята, а что вы сделали лучше? Что при СССР было такого, что ваш аргумент об улучшении жизни имеет смысл?». И им нечего ответить.

Поэтому истерический наезд, что там было всё плохо, абсолютно всё, и все страдали и мучились, связан с плохой экономикой и уровнем жизни сегодня. То есть, надо сказать, что тогда было ещё хуже, педалировать тоталитаризм, депортации и массовое уничтожение народа. И это надо постоянно поддерживать, чтобы народ не забывал и ему было страшно! Мол, сейчас всё плохенько, но можно потерпеть, потому что тогда было ещё страшнее.

Человеческая психология, к тому же, такова, что, если самому стараться себя убеждать, то, в конце концов, сам себя убедишь. Я знаю это по своим родственникам, которые в советское время жили недурно. И когда они начинают говорить, что было плохо, я начинаю вспоминать: «Скажи, а разве ты не был тогда начальником? И у тебя была машина, квартира…? А что у тебя сейчас есть? Нищенская пенсия и голая задница? А почему ты тогда ругаешь советское время?». И тут возникает когнитивный диссонанс, и человек начинает спорить. Ну не было хуже, вспомни. Чего там не было? Свободы слова? А сейчас она есть?

Сейчас советская пропаганда отдыхает по сравнению с современной. Мы же все вместе жили, и я не ребёнком был, чтобы мне можно было навешать любой лапши на уши.

Недостатки были как тогда, так и сейчас. Так давайте сравним! Как ты живешь зимой, когда за отопление надо платить 200 евро при пенсии в 250 евро? В советское время пенсионер получал достаточные привилегии, бесплатное медицинское обслуживание, льготы. Иными словами, мог доживать скромненько, не на Канарах, конечно, но с уверенностью, что у него есть, что поесть.

- А простые латыши, кстати, в большинстве своем одобряют такие инициативы или уже тоже посмеиваются?

- В основном, они относятся к этому серьёзно. У нас уже давно и сильно отличаются информационные поля. Они убедили себя, я имею в виду старшее поколение, что тогда было плохо. Это хорошо сработало -самовнушение, такой аутотренинг. А младшее поколение уже с молодых ногтей воспитывают, что оккупация – это было ужасно. Они уже давно с «пробитыми» мозгами. Русские посмеиваются.

- А как они относятся к инициативам по «защите страны от российской угрозы»? Вот, Министерство обороны направило официальный запрос руководству Земессардзе с предложением оценить возможности латвийских охотников в случае необходимости защиты государства от врага.

- Ну, это общая истерия, которая активно нагнетается. Я думаю, что большая часть народа относится к этому достаточно трезво. Хотя бы с той позиции, что, если на нас нападёт Россия, то какие-то силы НАТО и наши вооруженные войска что-нибудь спасут. Наших войск же полторы роты инвалидов. К этому относятся философски. Как было в 1940 году? С одной стороны лев, с другой крокодил, но всё равно быть съеденным, можно выбрать, кем. Выживем как-нибудь.

- При этом в новостях сообщается, что 24 мая в Латвии начнутся Дни русской культуры, которые продлятся до 7 июня, и проходить они будут во всех крупных латвийских городах. Что же теперь, всех участников мероприятий тоже будут стараться уличить в советской пропаганде?

- Дни русской культуры продвигаются одними политиками, истерия – другими, и это как шахматная игра. В Латвии всё-таки около половины населения русские, и не проводить дни культуры – просто неприлично.

С точки зрения пропаганды стрелки-то переведены не на русских, а конкретно на Путина. Это не только у нас, но и везде: виноват конкретный Путин, это монстр, исчадие, которое двигает шахматные фигуры на мировой доске. И все, вплоть до Обамы, мол, мучаются от того, что их двигает Путин. Русские в данном случае здесь не при чем, им «просто не повезло».

В пропаганде участников вряд ли будут уличать. Что это, по сути? Балалаечники. Это этнографически-балалаечно-лапотное мероприятие. Приедут художники и актёры, что-нибудь покажут. Это вне политики. Хор Советской Армии, я думаю, не приедет. Хотя кто знает, виноват же, по их мнению, в итоге Путин.

От RuBaltic.Ru: редакция портала надеется, что воспоминания г-на Алексеева о советском периоде Латвии, высказанные в данном интервью, не будут расценены правоохранительными органами балтийской республики как уголовное преступление, состоящее в отрицании «ужасов советской оккупации».

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Пишите письма

Пишите письма

Звон дипломатических сабель, хруст переломленных копий... Резолюция в ответ на резолюцию, против демарша — демарш. За всем этим тихо, полушепотом — новости мелкокалибербные вроде бы, малозначительные. Но очень симптоматичные. На них стоит иногда обращать внимание.

Литва или Северная Корея?

Литва или Северная Корея?

Современная Литва нередко практически не отличима от КНДР. Сумеете ли Вы отличить Литву от Северной Кореи?

Бронзовый солдат: памятник воинам-освободителям Таллина

Бронзовый солдат: памятник воинам-освободителям Таллина

Авторами монумента освободителям столицы Эстонии, известного ныне как «Бронзовый солдат», стали архитектор Арнольд Алас и скульптор Энн Роос.