Культура Культура

Эстонские политики преодолевают в себе русофобию накануне выборов

remove_red_eye  2710 0  

Эстонский парламент Рийгикогу после почти года обсуждений проголосовал за поправки к Закону о гражданстве, улучшающие положение эстонских неграждан. За месяц с небольшим до парламентских выборов эстонские политики пытаются преодолеть собственное прошлое, избавив Эстонию от имиджа ксенофобского, сегрегированного по этническому признаку общества.

Одновременно с принятием изменений в Закон о гражданстве, эстонский портал Õhtuleht в заголовке своей статьи заменил выражение «русская оккупация» на «тиблаская оккупация».

Тибла (считается, что произошло от русского матерного обращения) — это оскорбительное прозвище русских в Эстонии. Из нескольких прозвищ, которые создал для русских эстонский язык, это, пожалуй, самое оскорбительное. В советский период оно однозначно считалось нецензурным и не допускалось к произнесению в публичных местах, а также при женщинах и детях большинством самих эстонцев. Зато в провозгласившей независимость Эстонии произошла решительная реабилитация «тиблы» — ругательство стало печатным, вошло в политический язык, произносилось с экранов телевизора. «Не читаешь Eesti Päevaleht? Значит тибла!» — слоган подписной компании эстонской газеты, печатавшей в несколько лет назад комиксы-шаржи, главный персонаж которых, карикатурный эстонский националист, занимался охотой на тиблу.

Тем интереснее рецидив, произошедший с эстонским порталом в 2015 году.

Последние годы, а в особенности — последние несколько месяцев эстонские политические лидеры усиленно пытаются преодолеть своё неблаговидное прошлое и предстать хотя бы в своих собственных глазах прогрессивной и европейской страной не только в плане электронного государства, но и в плане социальных отношений.

«Оговорочка по Фрейду» про «тибласкую оккупацию» особенно контрастирует с последним громким скандалом, случившемся в политической жизни Эстонии ровно по такому же поводу. В политическом ток-шоу министр финансов Юрген Лиги (Партия реформ) заявил министру образования Евгению Осиновскому (Социал-демократическая партия), что из Эстонии массово уезжает молодежь, потому что это «последствия оккупации». Осиновский, естественно, это заявление высмеял. Тогда разъяренный министр финансов высказался в том духе, что не «сыну иммигранта из розовой партии» спорить на равных с ним, коренным эстонцем.

Сенсационным стало не само это заявление, а демонстративно-показательная реакция на него эстонской элиты. Сами русскоязычные жители удивлялись, почему поднялся такой скандал: то, что сказал Лиги Осиновскому, им говорили столь долго, сколько вообще существует Эстонская республика. А тут весь истеблишмент учинил на министра финансов публичную травлю и товарищеский суд. Даже лидер ультраправого IRL (Союз Отечества и Res Publica, “Исамаалийт») Урмас Рейнсалу счел нужным заявить: "Я считаю немыслимым, чтобы Лиги после такого заявления остался на должности министра. Это заявление навредило всему тому, что мы строим в интересах мира внутри эстонского общества и безопасности". Даже президент Эстонии Тоомас Хендрик Ильвес, ранее не замеченный в симпатиях к русскому населению, решил вмешаться в скандал: «Член правительства Эстонской Республики не может оскорблять — даже не намеренно — своих коллег из-за пола, национальности и происхождения. Подобное унижение других для нашей системы ценностей неприемлемо».

В результате Лиги дважды извинился перед Осиновским, а затем подал в отставку.

Так Эстония и живет: с «тиблой» в заголовках и со снятием с министерского поста за «сына иммигранта». Упорно пытается выдать себя в европейской семье за особу благородных кровей с «чистой» биографией, но периодически принимается за старое.

Впрочем, стремление быть прогрессивными европейцами не на словах, а на деле, уже похвально. В Эстонии, во всяком случае, положение дел куда лучше, чем в Латвии, где никаких изменений в положении неграждан нет и не предвидится. А эстонским негражданам еще несколько лет назад разрешили голосовать и избираться на муниципальных выборах. Согласно же нынешним поправкам к Закону о гражданстве, во-первых, негражданам старше 65 лет при подаче ходатайства на гражданство больше не надо сдавать письменный экзамен по эстонскому языку — достаточно будет устного экзамена, во-вторых, рожденные в Эстонии дети неграждан автоматически будут получать эстонское гражданство (до сих пор существовала кастовая средневековая практика, по которой дети «негров» тоже рождались «неграми» и могли получить гражданство только сдав экзамены по достижении совершеннолетия).

Помимо имиджевых вопросов, изменения в правовом положении неграждан нужно понимать еще и в предвыборном контексте. Через месяц с небольшим Эстония будет выбирать парламент, и умеренные в национальных и социальных вопросах политические силы — центристы и социал-демократы — рассчитывают на этих выборах на голоса русскоязычного населения. И те, и другие несколько месяцев назад представили свои проекты поправок в Закон о гражданстве — Рийгикогу в итоге проголосовал за законопроект социал-демократов.

По еще более болезненному для русских вопросу — переводу русскоязычных гимназий на преподавание на эстонском — центристы и социал-демократы тоже конкурируют между собой. Важным условием вхождения социал-демократов в правительство год назад последние назвали назначение министром образования своего человека. Им в итоге стал 25-летний Евгений Осиновский.

Первое время Осиновский пытался оправдывать образовательную реформу, но, очевидно, под угрозой того, что центристы заберут у них все русские голоса, в СДПЭ теперь заявляют, что схема 60/40 не работает, и русских детей нужно учить на их родном языке. То есть происходит процесс, обратно пропорциональный тому, что было в Латвии, где основные «латышские» партии «пиарились» на том, что вообще запретят русские школы.

Но все-таки предвыборный контекст всех изменений в общественно-политической жизни Эстонии — вторичен. Главное — попытка сменить имидж страны и общества. Поэтому, например, даже в предвыборных списках «Исамаалийт» появились русские фамилии: там же не верят всерьез, что найдутся эстонские русские, которые будут голосовать за ультраправых националистов? Смена имиджа.

Теперь, как в анекдоте про Рокфеллера, остался сущий пустяк: чтобы в эту смену имиджа поверили сами русские Эстонии. Добиться этого, учитывая, что этих русских 20 с лишним лет независимости печатно и непечатно называли «тиблой», эстонским политикам будет нелегко. Хотя, возможно, они и не ставят перед собой такой задачи.

Обсуждение ()
Новости партнёров
Загрузка...
keyboard_arrow_up