Тема недели:
Европа больше не будет кормить Прибалтику
Евросоюз со следующего года сокращает на четверть финансирование программ по поддержке стран Восточной Европы.
Суббота
03 Декабря 2016

Европа указала странам Балтии на дискриминацию нацменьшинств

Автор: Александр Носович

Европа указала странам Балтии на дискриминацию нацменьшинств

25.09.2014  // Фото: en.wikipedia.org

В Страсбурге представлен доклад по итогам работы Консультативного комитета рамочной конвенции Совета Европы по защите национальных меньшинств за 2012 - 2014 годы. В докладе отмечены тенденции дискриминации национальных меньшинств в Европе – этим тенденциям соответствуют Литва, Латвия и Эстония.

Главный вывод доклада, озвученного председателем Комитета Совета Европы по защите прав нацменьшинств - шведкой Атанасией Спилиопулу-Акермарк: ситуация с межнациональными отношениями в Европе ухудшается. «Рост расистских, ксенофобских и экстремистских высказываний в Европе в последние годы (в частности антисемитских, антиисламских, антицыганских, антимигрантских), а также рост политических партий, опирающихся на подобную риторику, вызывают особо глубокую озабоченность».

Эксперты Совета Европы вводят специальное понятие для этого явления: терпимость к нетерпимости – это когда пропаганда ненависти и ксенофобии не преследуется и не возбраняется, а радикально-националистические партии, идущие с подобной риторикой не выборы, не только не осуждаются, но и принимаются после выборов в правящие коалиции и правительства. «Красных линий», накладывающих табу на сотрудничество с ультраправыми партиями, у политического класса некоторых европейских стран нет, зато «красные линии» действуют в отношении куда более умеренных партий – тех, которые за компромиссы и согласие.

В докладе Комитета Совета Европы не названо ни одной конкретной страны и ни одного конкретного случая дискриминации – лишь общие заключения по совокупности фактов. Однако догадаться, о ком именно идёт речь в экспертном заключении, из текста доклада нетрудно.

Вот, например, абзац о дискриминационном отношении к национальным меньшинствам со стороны государства:

«К сожалению, в Европе ещё остаются места, в которых люди, представляющие идентичность меньшинств, воспринимаются или даже изображаются как нелояльные по отношению к государству, в котором они живут.

Это проигрышная позиция: во-первых, отрицание идентичности само по себе является нарушением прав меньшинств, что неизбежно ведёт к росту напряжённости. Но в то же время при распространении подобного дискурса государству в дальнейшем трудно будет признавать право на идентичность лиц, принадлежащих к меньшинствам, не рискуя тем, что большинство населения станет называть власти слабыми или “продавшимися”».

О каких же ещё остающихся в Европе местах сказаны эти слова? Будем рассуждать методом исключения. Кто-нибудь слышал, чтобы в Германии польское (русское, турецкое) население федеральные власти называли нелояльным проекту немецкого государства? Или чтобы финских шведов государство подозревало в нелояльности независимой Финляндии? Или чтобы в Нидерландах спецслужбы проверяли национально-культурные организации фризов на предмет их возможной связи с иностранными разведками и ведения диверсионно-подрывной деятельности? Таких фактов нет.

Однако далеко ходить за примерами стран, обвиняющих национальные меньшинства в нелояльности государству и ущемляющих их право на национальную идентичность, не нужно. 

Латвия с Эстонией, живущие в перманентном страхе нелояльности своих русскоязычных общин, вся общественная деятельность которых по умолчанию признаётся антигосударственной, а все активисты без разбору зачисляются в «пятую колонну», - типичный пример. Аналогичную политику проводит Литва в отношении литовских поляков.

Что касается ущемления права на национальную идентичность, то ярче всего это проявляется в образовательной сфере – в запрете на право получать знания на родном языке. «Вопросы образования на языках меньшинств остаются сложными. Предоставление права на использование языков меньшинств в общественной жизни, на преподавание на языках национальных меньшинств и на подготовку будущих учителей является дорогостоящим, что может казаться особенно трудно оправдать в период экономического кризиса», - говорится в докладе. Впрочем, в странах Балтии ситуация даже хуже, чем описано в докладе Совета Европы: последовательную ликвидацию образования на языках национальных меньшинств там даже не объясняют экономическими трудностями – прямо говорят, что в национальном государстве все вузы, школы и детские сады должны быть только на государственном языке. И даже не только государственные: в Эстонии в этом году закрыли последние частные вузы, преподававшие на русском языке.

Но самая существенная претензия к балтийским государствам – это использование властями межэтнической разобщённости в собственных политических целях. Доклад Совета Европы говорит и об этом - опять же не называя конкретных стран.

«В некоторых государствах можно наблюдать глубокую поляризацию общества по языковому принципу - до такой степени, что она исключает нормальную дискуссию не только о том, в какой мере языки меньшинств должны быть представлены в публичной сфере и использоваться в отношениях с властью, но и о проблемах меньшинств в целом. События последних двух лет выявили, что подобные чувствительные вопросы могут использоваться в качестве политических инструментов».

Где в Европе можно наблюдать «глубокую поляризацию общества по языковому принципу»? Разумеется, на ум приходят Латвия и Эстония, в которых существует жёсткая сегрегация общества на две этнолингвистические общины. Латвийское и эстонское общества именно что поляризованы по языковому признаку. И в Латвии власть эту поляризацию только усугубляет, используя национальные вопросы как политический инструмент. В частности, на нынешних выборах в Сейм, в преддверии которых были и «реформа-2018», предполагающая фактический запрет русских школ, и преамбула к Конституции о «латышской Латвии». В соседней Литве президент Даля Грибаускайте предпринимала аналогичные враждебные выпады против польской общины. Вспомнить хотя бы постоянно откладываемый под давлением консервативного крыла литовской элиты закон о нацменьшинствах. Во-первых, для того, чтобы повысить свою популярность среди части консервативного полонофобского электората, во-вторых, чтобы поссориться с Польшей, уничтожив возможность стратегического партнёрства Вильнюса с Варшавой.

Все эти прибалтийские «шалости», как видно из доклада команды Атанасии Спилиопулу-Акермарк, в Евросоюзе не остаются незамеченными.

Только реакция на них оставляет желать лучшего: по итогам презентованного доклада преждевременно даже предлагать европейцам предпринимать практические действия против официальной прибалтийской ксенофобии. Пусть они для начала прямо назовут те страны, в которых у человека могут возникнуть проблемы в отношениях со своим государством из-за его «неправильной» национальности.

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Пишите письма

Пишите письма

Звон дипломатических сабель, хруст переломленных копий... Резолюция в ответ на резолюцию, против демарша — демарш. За всем этим тихо, полушепотом — новости мелкокалибербные вроде бы, малозначительные. Но очень симптоматичные. На них стоит иногда обращать внимание.

Подходишь ли ты в преемники Грибаускайте?

Подходишь ли ты в преемники Грибаускайте?

В октябре состоятся парламентские выборы в Литве, но не за горами и президентские! Проверь себя уже сейчас, сгодишься ли ты в преемники железной леди Прибалтики?

Бронзовый солдат: памятник воинам-освободителям Таллина

Бронзовый солдат: памятник воинам-освободителям Таллина

Авторами монумента освободителям столицы Эстонии, известного ныне как «Бронзовый солдат», стали архитектор Арнольд Алас и скульптор Энн Роос.