Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Вторник
06 Декабря 2016

Оманьски: В Польше много людей, которые не принимают «историю» Схетыни

Автор: Александр Шамшиев

Оманьски: В Польше много людей, которые не принимают «историю» Схетыни

30.01.2015  // Фото: http://upload.wikimedia.org

Скандальные высказывания министра иностранных дел Польши Гжегожа Схетыни о том, что «Освенцим освобождали украинцы», успели наделать много шума, но спустя несколько дней министр снова подтвердил свою мысль, добавив, что первым танком, разбившим ворота Освенцима, управлял украинец, а 1-й Украинский фронт состоял из украинцев «примерно на 50 процентов». Фразы Схетыни получили резонанс на родине и за её пределами. Портал RuBaltic.ru побеседовал о мотивах поступка польского министра и «перезагрузке» исторической памяти в Польше с главой Польского культурного центра в Калининграде Томашем ОМАНЬСКИ, публично извинившимся за слова Схетыни:

- Г-н Оманьски, почему вы решили извиниться от имени поляков?

- На самом деле, я был удивлен, что достаточно очевидные факты в Польше подвергаются сомнению. Вместе с удивлением я испытал и некое смущение. Побудило меня даже не столько само конкретное высказывание министра, сколько, если совсем откровенно, обстановка и общая атмосфера, связанная с празднованием 70-летия освобождения Освенцима. В принципе обсуждение этой темы — освобождение концлагеря Красной армией — началось в Польше еще в мае прошлого года. Не нужно пристально следить за польскими СМИ, чтобы понять, что в таком обсуждении нет ничего нового. Дональд Туск, будучи премьер-министром Польши, уже тогда четко сказал, что президента России в Польше не хотят видеть. И обсуждалось, как бы это сделать, чтобы не получилось совсем уж некрасиво.

- Как вы думаете, почему господин Схетына все же решил так выразиться? Это оговорка или его позиция?

- Трудно сказать. С одной стороны, звучало это, конечно, удивительно.

С другой, высказывание вписывается в общую польскую риторику. Странно было бы увидеть обратную ситуацию, если бы он своим друзья рассказывал о Красной армии у стен Освенцима — вот что по-настоящему бы удивило.

Это связано с более глубокими процессами, происходящими в Польше уже 25 лет. По моему сугубо личному мнению, все началось с момента смены власти в Польше и замены социализма на так называемую демократию. История в некотором смысле повторяется на Украине. Фактически, у нас тоже мог быть Майдан. Но введение военного положения в Польше в 1981 году как раз предотвратило тот самый Майдан, который год назад мы имели на Украине. Механизмы были абсолютно теми же.

Если мы посмотрим на Украину и поведение там новой власти, мы увидим иностранных граждан в правительстве Украины. У нас же тоже несколько министров в Польше имели двойное гражданство, причем не российское. Аналогия четко просматривается. Посмотрите, как высказывается Украина. Происходят шествия в честь Бандеры. Он признан героем Украины. Мы-то знаем, что никаким героем он не был, но тем не менее.

- Но зачем чиновнику было необходимо высказываться об истории в таком ключе? Чего он хотел добиться?

- Как я говорил, началось это достаточно давно. Если брать внутрипольские моменты, то новая власть независимо от партийной принадлежности вела историческую политику, которая отобразилась на образовательных программах в школе. Так, в учебниках истории Польши факты касательно движения «Солидарность», его роли в борьбе с коммунизмом (даже якобы с мировым!) представляются ложным образом. В Польше совершенно осознанно действует программа очернения послевоенного сорокалетия, периода Польской Народной Республики, с расчетом, что большинство людей, лично помнящих то время, в ближайшие несколько десятилетий вымрут, и появится новое поколение молодых, которые реально верят, что мы тогда находились в оккупации. Все это звенья одной цепи.

- Как поляки отреагировали на фразы Схетыни?

- Мне известно, что на него обрушилась волна критики.

Это говорит о том, что общество еще не до конца готово принять тезисы о новейшей истории Европы, постепенно вводимые в сознание социума.

Огромные преступления и ужас, который прошел через страны Европы, не позволяют в течение нескольких лет все переписать. Для этого потребуется десятилетие, если не больше. Но процесс пошел. Мы не говорим о какой-то теории заговора или фантастике, мы говорим о фактах, которые видим сами.

- После ремарок главы МИД посол Польши в Москве Катажина Пелчиньская-Наленч сделала заявление, что вокруг его слов и годовщины освобождения Освенцима вообще не стоит нагнетать обстановку. Вы согласны с этим?

- Хороший вопрос. Я прекрасно понимаю госпожу посла. Ей нужно работать в России, в Москве, отдуваться за высказывания своего руководителя, что всегда непросто. Что до ее заявления, то в чем-то я бы согласился, но это смотря в каком смысле «нагнетать». Если мы говорим о нагнетании как о том, что мы все-таки должны говорить об исторической правде, то об этом все равно надо говорить. А если об использовании злополучных слов Схетыни в качестве повода выступать против всей Польши, то да, я считаю, что как раз этого не стоит делать. Нужно понимать, что в Польше существует очень-очень много людей, которые не могут подписаться под словами министра.

- В целом, большинство поляков помнят о роли Красной армии в освобождении от фашизма?

- Точных цифр, разумеется, не скажу, но таких действительно немало. Тут нужно помнить, что в последние годы были сопоставлены два факта.

Уловка заключается в том, что победу над фашизмом в Европе тесно припаяли к навязыванию социализма странам Советского блока, в том числе и Польше. Хотя эти вещи исторически тесно связаны, их надо расценивать как два раздельных фактора – победа над фашизмом и дальнейшая политическая судьба стран Восточной Европы. К сожалению, происходит так, что эти факторы совмещают и ставят знак равенства, понимаете? И, естественно, у некоторых людей, когда речь заходит о победе над фашизмом, на подсознательном уровне, как у собаки Павлова, срабатывает рефлекторная реакция: «Они нас поработили». И все! Этот тезис был успешно внедрен в головы многим. Умные и интеллигентные люди начинают задавать себе вопросы. Начинают сравнивать это «порабощение». Люди старшего поколения, помнящие тот период, начинают поднимать документы. Говорить: «Смотрите, в период якобы порабощения отстроили Польшу из руин». Построили множество заводов, которые, кстати говоря, в так называемой свободной Польше были разрушены. Да, нам была навязана политическая зависимость от Кремля. Но что сейчас поменялось-то? Ничего не поменялось — та же зависимость, только от другой стороны.

У людей совмещено два понятия — послевоенная история Польши, когда она стала сателлитом Советского союза, и факт победы над фашизмом. Они не способны различать это вещи, а их нельзя уравнивать.

- Недавно председатель Совета ЕС, Латвия, заблокировала выставку, посвященную малолетним жертвам концлагеря Саласпилс. Как Вы могли бы это прокомментировать?

- Это весьма закономерно. У правительства Латвии есть целый ряд проблем и нарушений законодательства Евросоюза, так что я нисколько не удивлен. В Латвии существуют граждане польской, подчеркиваю - польской национальности, которые так и не могут получить латвийское гражданство и являются лицами без гражданства только потому, что не могут выучить латвийский язык. Знаю, что гораздо большая проблема есть у русских Латвии. Странно, что в ЕС есть страны, которые готовы идти на многие нарушения, чтобы отстаивать свои интересы. Отстаивать свои интересы нужно, не нарушая законов.

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Пишите письма

Пишите письма

Звон дипломатических сабель, хруст переломленных копий... Резолюция в ответ на резолюцию, против демарша — демарш. За всем этим тихо, полушепотом — новости мелкокалибербные вроде бы, малозначительные. Но очень симптоматичные. На них стоит иногда обращать внимание.

Литва или Северная Корея?

Литва или Северная Корея?

Современная Литва нередко практически не отличима от КНДР. Сумеете ли Вы отличить Литву от Северной Кореи?

Страны Балтии и Россия: общее прошлое

Страны Балтии и Россия: общее прошлое

История взаимоотношений народов Литвы, Латвии и Эстонии с Россией начиналась не в 1945 и даже не в 1940 году. Она имеет куда более глубокие корни, исчисляемые столетиями.