Культура Культура

«Академиев не кончали»: как президент Ильвес знает историю Эстонии

remove_red_eye  3810 0  

Президент Эстонии Тоомас Хендрик Ильвес вновь привлек к себе внимание громким идеологическим заявлением. На сей раз эстонский президент заявил, что идеи евроинтеграции в его стране популярны, потому что Эстония 800 лет находилась в немецком культурном пространстве, а «Советы все это разрушили».

Тоомасу Хендрику Ильвесу не впервой выступать с резонансными, программными заявлениями. Он вообще славится пафосными речами и разговорами о цивилизационных ценностях. Накануне сноса «бронзового солдата» Ильвес уверенно заявлял, что Россия боится маленькой, но гордой Эстонии: «Страна с половинчатой демократией, где право зависит либо от денег, либо от отношений с властью, боится демократии и свободы слова на своих границах». На вопрос о статусе русского языка и русскоязычного населения Эстонии Тоомас Хендрик Ильвес ответил так: «Теперь, когда мы, наконец, обрели независимость, должен ли язык оккупационной власти быть вторым языком страны? Не задавайте мне смешные вопросы! Мой совет: русские по происхождению люди должны побеспокоиться об эстонском гражданстве». А во время недавнего визита в Молдавию эстонский лидер, живописуя ценности цивилизованной европейской торговли в ее эстонском понимании, поделился с кишиневскими коллегами секретами внешней торговли: «На Восток можно продавать товары более низкого качества, но если вы хотите продавать на Западе, у вас должна быть качественная продукция».

И вот новое выдающееся заявление Ильвеса, на этот раз о цивилизационной идентичности. «Был очень мощный цивилизационный элемент возвращения после 50 лет депортаций, обмана и коррупции», - объяснил глава государства популярность в Эстонии идеи европейской интеграции. Эстонцы, считает Ильвес, всегда ощущали себя частью западной цивилизации, потому что провели 800 лет в немецком культурном пространстве, где были «Ганзейский союз, наша архитектура, лютеранство, грамотность, буржуазная массовая культура, верховенство закона...».

А «Советы все это разрушили», - делает единственно возможный для себя вывод Тоомас Хендрик Ильвес, добавив, что советский период в истории Эстонии – это как «реклама Crazy Eddie посреди концерта Моцарта».

Если человек берется рассуждать об истории, культуре и грамотности, то ему нужно иметь в виду, что в первую очередь вопросы о грамотности и знании истории будут задаваться ему. Про какие «800 лет в немецком Kulturraum» говорит президент Эстонии? Земли южной Эстонии были приобщены к европейской цивилизации в XIII веке посредством Крестового похода в Прибалтику немцев, шведов и датчан, однако северную Эстонию завоевало Датское королевство. До середины XIV века северные земли нынешней Эстонии входили в состав Дании, назывались Датской Эстляндией. То есть про «800 лет в немецком Kulturraum» изначально речи быть не может. А ведь помимо Датской была еще и Шведская Эстляндия – в 1561-1721 годах территории будущей Эстонии входили в состав Шведского королевства, а затем они 200 лет были в составе Российской империи… Пожалуй, президенту Ильвесу перед публичными выступлениями стоило бы почитать школьный учебник истории.

Впрочем, возможно, Ильвес говорил не о политическом, а о социальном господстве. Оно и впрямь было преимущественно немецким, реже шведским. Именно немецкие бароны установили к XVI веку крепостное право, закабалив коренное население. Мало какой барон брался учить своих крепостных грамоте – лишь бы землю пахали. От крепостного рабства эстонских крестьян освободил Александр I в 1816-1819 годах – Российская империя подарила эстонцам личную свободу на несколько десятилетий раньше, чем своим русским мужикам.

Особого внимания заслуживают слова Ильвеса про Ганзейский союз и «нашу архитектуру». Если бы строителям Ганзейского Ревеля сказали, что потомки эстонских крестьян, которых за вход в их вольный город приговаривали к повешению, будут называть их Ревель Таллином и гордиться его архитектурой как своей, они бы решили, что сбылось пророчество Иоанна Богослова о конце времен.

В реальности, не в "гостях у сказки" (т.е. в мифологическом сознании Тоомаса Хендрика Ильвеса) формирование массовой системы образования с последующим возникновением эстонского национального движения началось во второй половине XIX века при российском императоре Александре II.

Возникновение эстонской интеллигенции, литературного эстонского языка и национального общественного движения стало следствием политики Санкт-Петербурга по ослаблению социального доминирования остзейских немцев в Прибалтике. Не немецкий Kulturraum, а борьба с немецким Kulturraum десятилетиями приобщала эстонцев к цивилизации.

Ну и, наконец, финальная часть высказывания, его логический итог: «Советы все это разрушили». Прямо-таки все? Сровняли с землей Старый Таллин с его чудной ганзейский архитектурой? Запретили эстонский язык? Разве не было в советском издательском деле квот для публикаций нацменьшинств, которые активно занимали эстонские авторы? Никто не препятствовал развитию национальной культуры Эстонской ССР, более того, главное событие эстонской культуры – праздник песни и танца настоятельно рекомендовали и поощряли. Но даже если принять за правду слова Ильвеса про «50 лет депортаций, обмана и коррупции», то как это согласуется с тем, что во все эти «ужасные годы» на всех руководящих должностях Эстонской ССР не было ни одного человека с не эстонской фамилией. Получается, сами же и разрушали 50 лет европейскую эстонскую культуру?

В результате громкое заявление президента Ильвеса действительно заставляет вспомнить о культуре. Есть такое понятие: культура высказывания. То, что еще терпимо (хотя уже недостойно) говорить в теплой дружеской компании, порядком «приняв на грудь», совершенно недопустимо в качестве публичного заявления официального лица. Заявление Ильвеса, пренебрегающего элементарными историческими фактами и допускающего обороты типа «Советы все разрушили» выглядит очень странно, учитывая, что все это произносит действующий президент Эстонии.

Обсуждение ()
Новости партнёров
Загрузка...
keyboard_arrow_up