Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Вторник
06 Декабря 2016

Андрей Мамыкин: без цензуры в Латвии не получается

Автор: Александр Носович

Андрей Мамыкин: без цензуры в Латвии не получается

28.08.2013

В Калининграде в ходе летней школы Studia baltica в БФУ им. И. Канта состоялось выступление известного латвийского тележурналиста Андрея Мамыкина на тему: «Когда политика выше рейтингов», посвященное условиям журналистской деятельности в Латвии. В нем г-н Мамыкин выразил мнение, что абсолютная свобода слова не является в реальности основным принципом работы латвийского ТВ, и продемонстрировал это на примере собственного опыта работы на телевидении в Латвии:

- Когда мы делали программу «Без цензуры» на ТВ5, она чисто в техническом отношении уступала российским аналогам, но зрители ценили ее за честность, поэтому рейтинги ее всегда были высоки. В случае эфиров с экс-президентом Затлерсом или депутатом Кабановом было много этических вопросов, но рейтинги говорили, что нашему продукту верят: государственным латышским каналам не верят, а службе новостей ТВ5 – да.

По степени доверия, которая была у службы новостей ТВ5 в 2007-2012 году, аналогов в Латвии не было ни до, ни, тем более, после.

Я не ставил себе никогда задачи куда-то вести, что-то направлять и другие такие вещи в лучших традициях советской пропаганды. У меня как у журналиста, репортера есть четкая задача – срезать картинку: показать, как оно есть, как сейчас происходит. Если русская бабушка в рижском трамвае клеймит на чем свет стоит латвийскую независимость и латвийскую государственность – я должен это показать именно потому, что я репортер, я не должен прятать это видео в стол и отказываться от публикации из соображений морали, политкорректности или уважения к латвийской государственности.

Очень показательная история, которая продолжается до сих пор. Мы сделали программу с женщиной, которая пошла продавать квартиру маклеру, и маклер обманул ее на 130 тысяч долларов. Но дело было в том, что квартиру она пошла продавать в дом Москвы, объясняя это тем, что хочет принять российское гражданство, верит «своим» и прочее. Мы опубликовали этот сюжет, а затем дом Москвы подал на нас в суд, и уголовное дело продолжается до сих пор. То есть, опять же, мы просто показали картинку, показали все как есть, и за это с нами и судятся – мы не должны были у своих русских зрителей разрушать светлый образ дома Москвы!

Когда эта журналистская честность была философией канала, подобные вещи сходили нам с рук. Когда же сменился владелец, я стал чувствовать на себе определенное давление: какие-то странные просьбы – может вам этого не делать, стоит ли вам снимать этот сюжет, может лучше не стоит затрагивать эту тему? Был долгий процесс покупки канала ТВ5, в итоге его купила шведская медиа-группа MTG, которая хоть и родилась в Швеции, имеет штаб-квартиру Лондоне и медиа-активы по всему миру. Я тогда думал, что к нам пришла медиа-группа, которая декларирует свободу слова как абсолютную ценность и работать с ними будет гораздо проще. Но получилось так, что лозунги были хорошие, а менеджеры - наши местные. В результате на канал вернулись чисто советские практики каких-то совещаний, согласований. Появились какие-то экспертные советы, связанные через третьи руки с пресс-службой премьер-министра Валдиса Домбровскиса (который, кстати, никогда не ходил на мои эфиры, потому что у меня были вопросы по его миллионному кредиту в банке). На этих экспертных советах мне советовали поменять тон, поменьше приглашать мэра Риги Нила Ушакова, пригласить Домбровскиса.

Очень быстро после введения этой новой практики стал распадаться журналистский коллектив. Люди начали уходить, стали сокращаться зарплаты, стали закрываться программы. В итоге из всего коллектива остались только «Без цензуры» и маленькая служба новостей. Я тогда решил оставаться на канале, просто чтобы дать возможность выходить программе. Но давление всех этих экспертных советов стало уже откровенно несуразным: в последние месяцы эфиров мне уже шли прямые указания на электронную почту о том, что, с кем и о чем снимать. В итоге мне прямо в день рождения пришло заказное письмо на дом, в котором меня официально уведомляли, что больше программа «Без цензуры» не выходит.

На этом все: совершенно поменялась тональность, подборка новостей, на телеканал пришли совершенно другие люди и можно считать, что на данный момент история того очень честного, резкого и популярного телеканала, каким в Латвии был ТВ5, закончена.

Это мой конкретный опыт столкновения с цензурой в Латвии.

После этого случая я наладил сотрудничество с Балтийской медиа-группой, которая ретранслирует в Латвии российские телеканалы и делает собственные местные выпуски новостей. Это группа у нас, естественно, считается «рупором Кремля», проектом ФСБ и прочее. Но мне на RenTV Балтия сказали: прямой эфир и интерактивное голосование мы тебе дать не сможем чисто из-за технических вещей, но по творчеству никак тебя не ограничиваем – снимай, что хочешь. Вот вам парадокс: с одной стороны демагогия про демократию и свободу слова, с другой стороны «кремлевский канал», который говорит: «Делай, что хочешь». 

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Пишите письма

Пишите письма

Звон дипломатических сабель, хруст переломленных копий... Резолюция в ответ на резолюцию, против демарша — демарш. За всем этим тихо, полушепотом — новости мелкокалибербные вроде бы, малозначительные. Но очень симптоматичные. На них стоит иногда обращать внимание.

Эстонские коллаборационисты в годы войны

Эстонские коллаборационисты в годы войны

Эстонские эсэсовцы квалифицируются как военные преступники согласно приговору Нюрнбергского военного трибунала.