Тема недели:
Евродепутат: вмешательство России спасло Сирию и Европу
Интервью с депутатом Европейского парламента от Латвии (социал-демократическая партия «Согласие») Андреем Мамыкиным.
Среда
18 Января 2017

Историк Ильмярв: В Эстонии уже не идеализируют межвоенные годы

Автор: Максим Мегем

Историк Ильмярв: В Эстонии уже не идеализируют межвоенные годы

24.07.2013  // Фото: forum.fclt.eu

Постсоветская историография стран Балтии довольно быстро поменяла знаки «плюс» на «минус» и наоборот в национальных в историях этих трех республик. На полноценное же изучение ряда сложных страниц прошлого, без чего нельзя сформировать их объективную оценку, пока не хватает ресурсов . Тем не менее, спустя 25 лет после обретения независимости можно заметить процесс выработки более трезвого взгляда на отдельные эпизоды истории балтийских республик. Так, по мнению ведущего научного сотрудника Института истории Таллиннского университета Магнуса ИЛЬМЯРВА, высказанного в интервью RuBaltic.Ru, в последние годы в Эстонии все больше осознания того, что межвоенные 1920-1940 гг. не были «золотым веком» республики и имели свои серьезные недостатки:

- Г-н Ильмярв, насколько активно в настоящее время в Эстонии разрабатываются исторические проблемы на академическом уровне?

- Основные научные центры, которые специализируются на исследованиях в области истории, это Тартуский университет, Таллинский университет, в котором функционирует Институт Истории, а также Государственный архив Эстонии, где есть отдел, занимающийся публикацией документов. Также еще некоторые музеи проводят исторические изыскания.

- Какие темы сейчас наиболее популярны в эстонской исторической науке?

- Это довольно сложный вопрос. Достаточно много историков занимается исследованием Средних веков. В XX веке имеется ряд интересных проблем: три революции в России, потеря Эстонией независимости в 1940-м г., немецкая оккупация в Эстонии 1941-1944 гг.

Что же касается изучения советского периода, то мы здесь не очень сильно преуспели в связи с тем, что у нас небольшая страна и не очень много ресурсов. По этой причине кто-то может сказать, что уже двадцать лет прошло, и мы могли бы все эти проблемы раскрыть.

Но это невозможно, так как, повторюсь, у нас нет таких ресурсов. То же самое касается немецкой оккупации Эстонии. Мы об этой проблеме знаем мало, но это пока.

- Между Россией, с одной стороны, Латвией и Литвой – с другой, имеется опыт обсуждения «сложных» вопросов совместного исторического прошлого в рамках двусторонних комиссий историков. Почему на данный момент не существует подобной российско-эстонской комиссии историков?

- Три года назад российский посол в Эстонии Юрий Николаевич Мерзляков сделал такое предложение. Вначале некоторые эстонские политики поддержали его идею, а потом появились статьи, в которых отмечалось, что такой комиссии нам не нужно.

Обосновывалось данное утверждение следующим образом: у физиков и химиков нет такой комиссии, а почему она должна быть у историков?

В целом у каждого университета есть свои личные контакты с российскими научными центрами, и мы регулярно проводим совместно с российскими коллегами общие конференции. И практика показывает, что мы можем работать в подобном формате. В этом отношении комиссия не является самым главным.

У нас есть сотрудничество, у нас есть люди, которые могут вести диалог – вот что самое главное. Известно, что межгосударственные отношения улучшаются тогда, когда люди знают и понимают друг друга.

- Совсем недавно на русском языке была опубликована ваша книга «Безмолвная капитуляция. Внешняя политика Эстонии, Латвии и Литвы между двумя войнами и утрата независимости (с середины 1920-х годов до аннексии в 1940)», которая получила много положительных откликов в России. Каково отношение к данному произведению было в вашей стране?

- Надо сказать, что я занимался этой проблематикой больше двадцати лет. Моя докторская работа посвящена данной тематике. И первоначально эту книгу опубликовали в Стокгольме на английском языке.

В конце 1990-х гг., когда я выпустил несколько статей по этой теме, то была негативная реакция. Но сейчас обстановка изменилась. Эстонские граждане и журналисты уже не идеализируют период «первой эстонской независимости». Этот «нервный период» уже прошел, взгляды стали более адекватными.

Кстати, перевод книги также сделан и на латышский язык, но работа пока не появилась. Надеюсь, что в скором времени это произойдет.

- Есть в эстонской исторической науке запретные темы?

- Я бы так не сказал. В свободном обществе каждый историк имеет возможность представить свое видение прошлого. Другое дело, что у нас нет ресурсов, чтобы заниматься исследованиями касательно всех проблематик. В Эстонии точно нет таких установок, чтобы государство вмешивалось в историческую науку.

Совсем недавно в США на английском языке вышла книга, посвященная проблеме Холокоста в Эстонии - «Убийство без вины: Холокост в Эстонии». Первоначально реакция в стране была негативная. Но автор Антон Вайсс-Вендт по этой теме защитил докторскую диссертацию и изучал этот вопрос довольно критически. Эстонские историки готовы к дискуссиям и сотрудничеству.

- Престижно ли в Эстонии быть историком?

- Если честно, если бы я был молодой, то я бы начал заниматься чем-нибудь другим. 

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

RuBaltic.Ru 2.0: Три первых шага 2017 года

RuBaltic.Ru 2.0: Три первых шага 2017 года

В 2017 г. аналитический портал RuBaltic.Ru вступает и с новым видением наших приоритетов, которые, как нам кажется, больше соответствуют обстановке в мире.

Бойтесь миротворцев

Бойтесь миротворцев

Холодная Война вроде бы уже двадцать семь лет закончилась, а такое ощущение, что всё у нас еще впереди.

Подходишь ли ты в преемники Грибаускайте?

Подходишь ли ты в преемники Грибаускайте?

В октябре состоятся парламентские выборы в Литве, но не за горами и президентские! Проверь себя уже сейчас, сгодишься ли ты в преемники железной леди Прибалтики?

«Империя наоборот»: как «оккупанты» прибалтов развивали

«Империя наоборот»: как «оккупанты» прибалтов развивали

В соответствии с Законом о бюджете СССР ещё в первое послевоенное десятилетие Россия оставляла у себя 50% полученных ею доходов, Украина и Белоруссия — по 55%, а все остальные республики — по 100%, и сверх того получали субсидии из Центра.

Попробуйте новый дизайн!

Дорогой читатель, предлагаем Вам попробовать новую версию нашего сайта. Вы в любой момент сможете вернуться к текущей версии сайта, а также оставить свой комментарий и оценку.

Попробовать!
Нет, спасибо