Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Пятница
09 Декабря 2016

Историк Ильмярв: Общество с конфликтной памятью - неустойчиво

Автор: Александр Носович

Историк Ильмярв: Общество с конфликтной памятью - неустойчиво

18.06.2013  // Фото: www.epl.ee

Споры об исторической памяти являются одной из главных преград на пути формирования единой политической нации в Эстонии. Однако возможности решения этой проблемы есть, они связаны с необходимостью сместить акценты в исследовательской работе эстонских историков, считает ведущий научный сотрудник Института истории Таллиннского университета Магнус ИЛЬМЯРВ:

- Quo vadis – куда идешь ты – фраза, сказанная по преданию апостолом Петром Иисусу Христу, вдохновляла многих творческих людей. Польский писатель Генрик Сенкевич даже написал исторический роман с таким названием. Я бы хотел этот вопрос перефразировать по-своему: куда идет Эстония в осознании своего прошлого и исторической памяти.

События 1939-1945 годов в странах Балтии – это одна из исторических тем, которые до сих пор остаются в центре внимания и мешают нормализации отношений между балтийскими государствами и Россией. Что касается нашей страны, то эстонское прошлое, связанное с событиями 1939-1940 годов, во многом определяет наше представления о настоящем и о нас самих.

Если говорить упрощенно, то я считаю, что одним из базовых нарративов нашей культуры является представление о борьбе за независимость эстонского народа.

Подобный базовый нарратив эстонцев выставляет на первый план конфликтные ситуации, оставляя на периферии исторической памяти опыт успешного сотрудничества с нашими соседями. Кроме того, подобный подход создает акцент на конкретных событиях политической истории, в то время как постепенная положительная эволюция в социальной и культурной истории Эстонии вызывает куда меньший интерес в исторических исследованиях.

Например: предпосылки для независимости Эстонии были созданы в XVI веке. В XVIII столетии территория Эстонии оказалась в составе многонациональной Российской империи, где эстонцы пользовались привилегиями, дарованными российскими властями. В начале XIX столетия, на полвека раньше собственно русских земель, в Эстонии было отменено крепостное право, активно ликвидировались феодальные пережитки.

Во второй половине XIX века в Эстонии возникает национальная литература, пресса, национальная школа изобразительного искусства. Возникает осознание своей истории, традиций, национальной культуры. Все это, подчеркну, происходит в составе Российской империи.

Расцвет национальной литературы стал, в том числе, следствием русификационной реформы, осуществлявшейся в Российской империи. 

Русификация позволила эстонцам получать высшее образование в лучших российских университетах, привела к тому, что овладевшие русским языком эстонцы и латыши получили возможность занимать государственные и муниципальные должности. В начале XX века, после первой русской революции, эстонцы и латыши смогли попасть в Государственную Думу и участвовать в управлении Российской империей.

Владение русским языком резко повысило уровень образования эстонского населения, а это, в свою очередь, стало одним из факторов провозглашения независимости Эстонии в 1918 году.

После Второй мировой войны эта независимость была утрачена, и ей на смену пришла советская власть. При этом в балтийских республиках всегда оставались люди, которые верили, что можно отбросить советский строй и вернуться в 1939 год, который они представляли как рай.

Эти люди до сих пор пытаются представить межвоенный период как два десятилетия всеобщего благоденствия.

Нужно сказать, что Советских Союзов было как бы два: один до 1956 года, другой, более вегетарианский, после XX съезда. Именно пребывание Эстонии в этом втором Союзе нашими историками изучается очень слабо. Очень мало внимания уделяется социальной истории этого периода.

В Эстонии можно условно говорить о двух сообществах памяти.

С одной стороны, это русскоязычное сообщество, историческая память которого формируется нарративом о победе Советского Союза над нацизмом в Великой Отечественной Войне. С другой стороны – преимущественно эстоноязычное сообщество, историческая память которого формируется нарративом о бесконечной освободительной борьбе маленького эстонского народа за свою независимость. В том числе, за независимость от Советского Союза в союзе с гитлеровской Германией.

Общество, в котором существует конфронтация из-за различного исторического опыта и разного видения истории, не является социально устойчивым.

Необходимы поиски точек соприкосновения, в том числе, в истории, которые позволили бы примирять по отдельным вопросам два сообщества памяти. История всегда будет влиять на современность, но сами историки хотя бы могли не раздувать эти страсти и находить общие темы для примирения.

В случае Эстонии, на мой взгляд, выходом может стать отказ от абсолютного доминирования политической истории с изучением войн и революций и смещение фокуса в сторону социальной и культурной истории, которая в значительной степени примиряет, а не разобщает еще больше сообщества памяти.
Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Бойтесь миротворцев

Бойтесь миротворцев

Холодная Война вроде бы уже двадцать семь лет закончилась, а такое ощущение, что всё у нас еще впереди.

Литва или Северная Корея?

Литва или Северная Корея?

Современная Литва нередко практически не отличима от КНДР. Сумеете ли Вы отличить Литву от Северной Кореи?

Литовские князья как защитники русских земель

Литовские князья как защитники русских земель

Отдавая явное предпочтение русской гражданственности и русским людям, литовские князья с удивительным политическим тактом и всецело опираются на русское население государства, оберегают его верования, обычаи и права, постепенно подчиняются его культурному влиянию.