Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Четверг
08 Декабря 2016

Прибалтика на разломах международного соперничества

Автор: Сергей Рекеда

Прибалтика на разломах международного соперничества

17.04.2013  // Фото: www.edmaps.com

Новое исследование доктора политических наук, начальника сектора стран Западной Европы Центра евроатлантических исследований Российского Института стратегических исследований Людмилы Воробьёвой «Прибалтика на разломах международного соперничества» было презентовано 16 апреля 2013 г. Книга описывает исторический путь народов Прибалтики с древности до начала XX в., опровергая ряд сложившихся в массовом сознании России и стран Балтии стереотипов.

Новая книга Людмилы Воробьевой, будучи фундаментальным историческим исследованием, тем не менее не стала сугубо узкоспециализированной работой, далекой от неподготовленного читателя. «Прибалтика на разломах международного соперничества» - это, безусловно, прикладной продукт, актуальный для сегодняшних дней.

Описывая, например, положение латышских и эстонских племен в средние века, особенно после нашествия крестоносцев в XII в., автор на практическом материале показывает геополитические условия существования в неком цивилизационном разломе, в котором находятся народы Прибалтики по сей день, свидетельством чего стал форсированный переход Латвии и Эстонии вместе с Литвой на рубеже XX-XXI вв. из одного интеграционного образования, СССР, в другое – Евросоюз.

Характеристикой тесных экономических и военно-политических связей Прибалтики с древнерусскими княжествами Л.Воробьева фактически опровергает утвердившееся уже, к сожалению, достаточно крепко в массовом сознании и в политической риторике представление об априорной, исторически обусловленной враждебности русских с одной стороны, а латышей и эстонцев – с другой.

Показателен здесь и совсем недавний пример, когда депутат Социал-демократической партии Эстонии Яак Аллик извинился перед теми, кого мог оскорбить своими словами о том, что никакой российской угрозы для Эстонии никогда не существовало. Депутат заявил: «Никогда не было нападения России на Эстонию или Эстонское государство. Всегда были большие переделы в Европе. Всё равно, Ливонская война или Северная война, или Первая или Вторая Мировая - это были большие общеевропейские войны». Исследование, презентованное 16 апреля в РИСИ, подтверждает на конкретных фактах, что оценки эстонского парламентария имеют под собой реальное основание.

«Прибалтика на разломах международного соперничества» актуализирует историю. В соответствии с этим книга вызывает интерес с точки зрения исторических параллелей, которые автор рисует по отношению к современности. Отдельный интерес здесь представляет тема «откола» Прибалтики от Российской империи.

Подробное изучение и сравнение причин распада Российской империи и СССР в контексте проблемы Прибалтики представляется особенно важным для сегодняшнего дня в силу нарастающей тенденции к упрощению картины этих крупнейших исторический событий.

В рамках этого упрощения обычно доминирующую роль придают фактору внешнего влияния, который при этом ассоциируют именно с Прибалтикой. В рамках этой концепции латыши, литовцы и эстонцы предстают в качестве своеобразной «пятой колонны», которая во все времена была против существования в едином с Россией государстве. Причем подобные взгляды находят распространение как в РФ, так и в балтийских республиках. В России их популярность понятна: на этой основе возникают многочисленные конспирологические теории, позволяющие переложить ответственность за социально-политические и экономические катаклизмы на внешнего врага.

В Прибалтике особое отношение к таким концепциям тоже объяснимо: 

с одной стороны, это позволяет довольно гармонично аргументировать априорную враждебность России, с другой – подчеркнуть собственную прогрессивность на фоне «отсталости и инертности» восточного соседа.

Как следствие доказывается объективность тяготения Прибалтики к «западному миру» - Западной Европе и США.

Однако при более детальном рассмотрении реальность оказывается сложнее. Взять, к примеру, США, позиционирующиеся в Литве, Латвии и Эстонии как стратегический партнер и исторический союзник, который никогда не признавал инкорпорации этих республик в состав СССР. Между тем, редко кто вспоминает, что те же Соединенные Штаты в начале XX в. не признали и независимость прибалтийских республик по итогам I Мировой войны.

Российский исследователь Александр Фоменко в своей книге «Прибалтийский вопрос в отношениях США с Советской Россией: 1918—1940» приводит свидетельства, подтверждающие это: к примеру, в официальном издании документов американского Государственного департамента разделы, посвящённые положению в Прибалтике в 1919-1920 годах, даже называются соответствующим образом: «Продолжающийся отказ Соединённых Штатов признавать правительства в Балтийских провинциях», «Отказ Соединённых Штатов от вовлечения в отношения между Советским правительством и правительствами в Балтийских провинциях».

Поэтому совершенно справедливым выглядит в монографии Людмилы Воробьевой акцент именно на внутренних причинах отторжения Прибалтики от Российской империи, среди которых на центральное место автор ставит влияние сохранившегося в Прибалтике Остзейского порядка: «Предпосылки для племенного срастания края с внутренними губерниями России (в XIXв. – прим. RuBALTIC.Ru) были налицо, но, так как это движение шло снизу и опорочивалось баронами как бунт, им не спешили воспользоваться».

Другим важным фактором, согласно исследованию, стала невозможность найти компромиссное сочетание общегосударственных интересов с интересами местных элит – в данном случае немецких баронов: «Если правительство постоянно стремилось к согласованию местных корпоративных привилегий немцев с общегосударственными интересами и требованиями времени, то действия баронов и бюргерства были неизменно направлены на сохранение выгодных для себя порядков любой ценой: будь то показная покорность, уступчивость в мелочах, использование связей в имперских верхах, интриги, обман, противодействие исполнению царских распоряжений на местах и т.п.».

Еще одним важным фактором стала неспособность центральной власти успешно конкурировать c европейским культурным влиянием, которое на рубеже XIX-XX вв. проявлялось, прежде всего, в религии: «Немецкий элемент смог отстоять свои интересы благодаря многим обстоятельствам. Это: терпимое отношение к протестантству в правительственных кругах, замедленная и противоречивая реакция верховной власти на религиозные запросы местного населения, слабые позиции Русской Православной Церкви в Прибалтийском крае, незнание русскими священниками местных языков».

Также выход Прибалтики из СССР в начале 1990-х гг. стал следствием неспособности союзного центра решить ряд внутренних социально-экономических проблем во время перестройки 1980-х гг., учесть интересы местных элит и одержать идеологическую победу над своими европейскими оппонентами.

Особенности реформаторской политики союзного руководства, пришедшего к власти в 1985 г. предопределили последовательную экономическую и политическую дезинтеграцию к 1991 г.

В самом начале реформ 1980-х гг. идеи выхода Эстонии, Латвии или Литвы из состава СССР не имели влияния на общественно-политическую ситуацию в этих республиках. Но проблема состояла в том, что руководство СССР при реформировании механизмов межреспубликанских отношений осуществляло шаги, которые концептуально «отставали» от провозглашенных преобразований и не решали поставленных задач. К 1987-1988 гг., когда была разработана комплексная более или менее адекватная существующим проблемам программа разграничения компетенции Союза и республик, советское руководство уже стало выпускать политическую инициативу из своих рук в результате постепенной самодискредитации.

В этих условиях союзное руководство становится заложником своих же решений. Ухудшение экономического состояния региональными элитами объяснялось тем, что центральная власть сдерживает реализацию хозрасчетных принципов. Как решение этой проблемы предлагались свои программы и рекомендации, в которых обосновывалась максимальная автономизация, граничащая с выходом из СССР. Так сепаратистские настроения в Прибалтике, ссылавшиеся на экономическую целесообразность, стали набирать популярность и общественную поддержку, которой прежде не было.

В итоге балтийские инициативы, начавшись с чисто хозяйственных предложений, под давлением постоянно ухудшающегося экономического положения в стране (в т.ч. и от проводимых реформ центра), перешли в политическую плоскость, приобрели атрибуты т.н. оккупационной доктрины и получили завершение в форме требований независимости.

Именно кропотливые научные изыскания, которые встраивают нынешнее развитие балтийских народов в исторический и международный контекст, способны заложить основу решений современных проблем взаимоотношений России и стран Балтии и развеять многочисленные мифы, используемые в политических целях.

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Пишите письма

Пишите письма

Звон дипломатических сабель, хруст переломленных копий... Резолюция в ответ на резолюцию, против демарша — демарш. За всем этим тихо, полушепотом — новости мелкокалибербные вроде бы, малозначительные. Но очень симптоматичные. На них стоит иногда обращать внимание.

Рига — мировая столица газетных уток

Рига — мировая столица газетных уток

Возьмите новейшую, вполне проверенную информацию из России! Восстание четырех миллионов татар под руководством Нарым-хана! Красными войсками сдан Сталинград, они отступают к Царицыну! Дедушка Дуров назначен наркомом земледелия! Максим Горький ведет беспризорных на Харьков!