Тема недели:
Европа больше не будет кормить Прибалтику
Евросоюз со следующего года сокращает на четверть финансирование программ по поддержке стран Восточной Европы.
Суббота
03 Декабря 2016

Розенвалдс: «Мое личное мнение: институт негражданства – это ошибка»

Автор: Александр Носович

Розенвалдс: «Мое личное мнение: институт негражданства – это ошибка»

22.04.2013  // Фото: http://foto.lu.lv

Проблема неграждан в Латвии не теряет со временем своей остроты, оставаясь важнейшим элементом общественных отношений. Свою точку зрения на исторические факторы, обусловившие возникновение института негражданства в рамках круглого стола «Роль политических элит в трансформации системы идентичностей массовых групп стран Балтийского региона», прошедшего в БФУ им. И.Канта (Калининград) 19 апреля, высказал декан факультета социальных наук Латвийского университета, профессор Юрис РОЗЕНВАЛДС:

- Мое личное мнение: институт негражданства – это ошибка. То, как эта проблема была создана, то, что она до сих пор не решена – это крупная ошибка руководства постсоветской Латвии.

У латвийского государства, если говорить в таких макиавеллиевских терминах, была возможность действовать по принципу: «Разделяй и властвуй». Была, в самом деле, значительная часть русского населения, которая участвовала в движении за независимость, была на баррикадах зимой 1991-го года, короче, была возможность разделить русскую общину.

В Латвии значительное количество населения на момент провозглашения независимости составляли так называемые «старые русские», жившие в довоенной буржуазной Латвии еще в досоветский период. У них была особая идентичность, и они смотрели на приезжую после войны русскую публику с большим предубеждением.

Моя тетя, русская, помнится, любила разговоры на тему: «Ах, эти русские»… Я маленьким очень удивлялся: «А ты, что, не русская»? Оказывается для нее русские, приехавшие после войны, которые не знали латышского языка, местной культуры и традиций, не были «своими», они себя с ними не идентифицировала.

В конечном счете, государственная политика новых постсоветских элит Латвии привела к тому, что и граждане, и неграждане были сбиты по этническому признаку в одну кучу. От этого очень серьезные проблемы, потому что теперь многие люди ведут себя по принципу этнической солидарности.

С другой стороны, проблема неграждан – это очень сложная проблема. Дело не только в политике латвийских властей или в ксенофобски настроенных латышах. Возникла ситуация, когда неграждане стали превращаться в социально замкнутую, изолированную группу, которым гражданство, в общем-то, и не нужно, особенно, учитывая то обстоятельство, что быть негражданином во многих аспектах выгодно.

Во-первых, где вы еще слышали, чтобы люди могли свободно ездить по территории от Лиссабона до Владивостока? Я не говорю, что это корень проблемы, но это важное обстоятельство, значимость которого со временем лишь усиливается.

Во-вторых, есть вопрос принципа. Действующий сейчас в Латвии закон о гражданстве достаточно либерален, получить латвийское гражданство довольно просто, но люди из принципа отказываются проходить экзаменационные испытания, говоря: «С какой стати? Мне это гражданство и так положено».

Народный фронт Латвии никогда не обещал «нулевого» гражданства всем желающим. Речь шла о десяти годах, о шестнадцати годах, которые были чисто символическим жестом, потому что основная часть мигрантов приехала более чем за 16 лет до момента обретения независимости. Отдельные политики раздавали обещания «нулевого гражданства» перед референдумом о независимости Латвийской ССР: ездили по стране и обещали, что мы, мол, дадим вам всем гражданство, только проголосуйте за отделение от Москвы. А потом, 15 октября 1991 года они же сказали: «Нет, ребята, подождите». «Ребята» и ждали четыре года. И это тоже была ошибка.

То есть проблему можно было решить на самом старте на легальной основе, но в таком случае надо было восстанавливать корпус граждан Латвийской республики, а с другой стороны, необходимо было людям, у которых латвийского гражданства исторически быть не могло, сказать, что с ними дальше будет. Вместо этого людей четыре года держали в подвешенном состоянии.

Фактически, единственное отличие граждан Латвии от неграждан состоит в праве на политическое участие и представительство. Если говорить об остальном, то под жестким давлением со стороны европейских структур, социальные различия между двумя группами были минимизированы. Сейчас они явно не могут испортить негражданам жизнь. Нет такого, что вот ты приходишь в госучреждение за помощью, а там тебе говорят: «Ты негражданин, пошел вон отсюда».    

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Пишите письма

Пишите письма

Звон дипломатических сабель, хруст переломленных копий... Резолюция в ответ на резолюцию, против демарша — демарш. За всем этим тихо, полушепотом — новости мелкокалибербные вроде бы, малозначительные. Но очень симптоматичные. На них стоит иногда обращать внимание.

Подходишь ли ты в преемники Грибаускайте?

Подходишь ли ты в преемники Грибаускайте?

В октябре состоятся парламентские выборы в Литве, но не за горами и президентские! Проверь себя уже сейчас, сгодишься ли ты в преемники железной леди Прибалтики?

Бронзовый солдат: памятник воинам-освободителям Таллина

Бронзовый солдат: памятник воинам-освободителям Таллина

Авторами монумента освободителям столицы Эстонии, известного ныне как «Бронзовый солдат», стали архитектор Арнольд Алас и скульптор Энн Роос.