Тема недели:
Евродепутат: вмешательство России спасло Сирию и Европу
Интервью с депутатом Европейского парламента от Латвии (социал-демократическая партия «Согласие») Андреем Мамыкиным.
Пятница
24 Марта 2017

Школы нацменьшинств: являются ли страны Балтии европейцами?

Автор: Александр Носович

Школы нацменьшинств: являются ли страны Балтии европейцами?

10.07.2014  // Фото: www.honeywellnow.com

Проблемы с положением национальных меньшинств, возможностью использования ими своего языка и обучения в школах на родном языке являются «визитной карточкой» стран Балтии. Международными правозащитными организациями неоднократно было сказано о нарушении прав поляков в Литве и русских в Латвии и Эстонии. Парадокс в том, что балтийские республики, несмотря на это, по-прежнему считают себя образцами европейских стран для остального постсоветского пространства.

Сразу оговоримся: в так называемой «старой Европе» тоже не всё так однозначно с отношениям к нетитульным этносам, их языкам и образовательным учреждениям. В Балтийских странах не подписали Европейскую хартию о региональных языках, но Франция, к примеру, не подписала Рамочную конвенцию о защите национальных меньшинств. Не только прибалты могут перегибать палку и нарушать фундаментальные права и свободы, защищая свои вымирающие национальные культуры. В Исландии, например, существует реестр исконно исландских мужских и женских имен. Недавно там разразился скандал: родители назвали новорожденную дочку Генриеттой, и власти на этом основании не дали девочке исландского гражданства.

Поэтому речь идет не о частных случаях, которые могли бы оправдать страны Балтии («не одни мы, европейцы, в Европе такие»), а о том, является ли их языковая, образовательная и культурная политика магистральным подходом в отношении нацменьшинств в современной Европе.

Однозначный ответ – нет, не является. Более того, прямо противоречит этому магистральному подходу.

Возьмем крупнейшую европейскую страну – Германию. Практически идеальное мононациональное государство – из 75 миллионов населения к автохтонным национальным меньшинствам относится 250 тысяч человек. Из них на севере страны 50 тысяч датчан и около 15 тысяч северных фризов. Северные фризы имеют ряд культурных учреждений и один научно-исследовательский институт (к слову, в Эстонии в этом году под благовидным юридическим предлогом были закрыты даже частные вузы, преподававшие на русском языке. Не говоря уже о том, что преподавание в государственных вузах на негосударственном языке в странах Балтии было запрещено сразу после провозглашения независимости). Кроме того, западно-фризский вариант фризского языка является официальным языком района Фрисландия в Нидерландах.

Что касается датчан, то если в северном приграничье Германии живет датское население, то в южном приграничье Дании – немецкое. С 1955 года между ФРГ и Датским королевством действует соглашение о симметричной и скоординированной поддержке обоих трансграничных меньшинств. А теперь сравним это с бесконечными дрязгами между Польшей и Литвой. В их отношениях тоже действует зеркальный принцип: в ответ на закрытие польской школы на юге Литвы закрывают литовскую школу на севере Польши, затем литовский президент разражается оскорбительной филиппикой в адрес польского, тот отвечает ей тем же, затем начинают штрафовать за надписи и названия на польском языке… в общем, такие вот «добрососедские» отношения.

Кстати, Польша ведь граничит еще и с Германией, и точно так же, как с Литвой, в западном приграничье Польши живет автохтонное немецкое население, а в Германии живут десятки тысяч поляков Рурского края, переселившихся туда на заработки во время индустриальной революции XIX века, и теперь признаваемых федеральными властями автохтонным национальным меньшинством. 

И при том, что в истории между Польшей и Германией было много сложных и неприятных моментов, а антинемецкие настроения в польском обществе не уступают антироссийским, в наши дни проблем с положением немцев в польской Силезии что-то не возникает.

Быть может, это оттого, что Германия не именует «пятой колонной» поляков Рурского края?

Особенно следует остановиться на понятии автохтонного национального меньшинства. Германия признала таковым польское население Рурского края, переехавшее туда в XIX веке. Латвия с Эстонией отказались подписывать Европейскую хартию о региональных языках на том основании, что их русскоязычное население, якобы, не является автохтонным. Но как же так? Ведь в Латвии русские живут с XVII века, а среди русских гимназий, которые сейчас последовательно пытаются закрыть власти Эстонии, есть такие, которые берут свое начало с XVIII века. Русскоязычное среднее образование появилось в Эстонии на век раньше образования на эстонском языке! Не говоря уже об эстонском северо-востоке (уезд Ида-Вирумаа) – исторически территории компактного проживания русскоязычного населения. Под такие регионы как раз и принималась хартия о региональных языках: по идее, именно на северо-востоке Эстонии должен быть региональный местный язык, русскоязычная топонимика, русскоязычные школы и проч. Но нет: русские в Латвии и Эстонии не являются автохтонным населением – они пришлые инородцы и оккупанты, и всё тут!

Примечательно, что многие правые политики, общественники, публицисты в странах Балтии относят их к Северной Европе, пытаясь, видимо, таким образом, избавиться от образа депрессивных и дотационных восточных европейцев, представ хотя бы в собственных глазах прогрессивными скандинавами. Но их попытки тщетны, стоит обратиться к гуманитарной политике скандинавских стран. Помимо уже поминавшейся Дании, особенно важен пример Финляндии – ведь Финляндия тоже граничит с «путинским Мордором» - Россией, а для соседней Эстонии является идеалом и высшим ориентиром в своем общественном развитии. В Финляндии официально зарегистрировано автохтонное шведское нацменьшинство. Финские шведы (проживающие преимущественно в северо-западном приграничье) составляют 5% населения Финляндии, которая много столетий входила в состав Шведского королевства и развивалась под его культурным влиянием – то есть ситуация, аналогичная литовским полякам в Вильнюсском крае и историческому развитию отношений Польши и Литвы.

Так вот: в Конституции Финляндии закреплено двуязычие, шведский и финский языки в стране равноправны. Законодательно прописано и право ребенка получать образование на родном языке: в шведских школах финский является обязательным иностранным языком, а остальные предметы преподаются на шведском. В финских школах главный и обязательный к изучению иностранный язык – шведский.

Так что претензии прибалтов в силу географической близости и общего выхода к Балтийскому морю называть себя частью Скандинавии, мягко говоря, не адекватны действительности. Их ключевая черта в национальном вопросе в том, что они всё время лукавят. Называют много веков живущее в Прибалтике русскоязычное население («старых русских», как еще говорит старшее поколение в Латвии) «советскими оккупантами». Называют свои страны мононациональными при том, что местное население на этих землях много веков развивалось параллельно с немецким, русским, шведским. Под сильным влиянием их государственности и их исторической традиции.

Сегодня же Латвия и Эстония – это в чистом виде двухобщинные государства. В Бельгии 31% населения составляют франкоязычные (в Латвии русскоязычных – 37% населения).

С 1967 года страна разделена на четыре языковые зоны: французскую, фламандскую, немецкую и Брюссель. Официальная документация в каждой из зон ведется на своем языке. Территорией стопроцентного многоязычия является Брюссель, потому что в столице все языковые общины перемешиваются.

Казалось бы, чем не пример для Латвии: пусть Латгалия будет русской языковой зоной, Курдземе, Видземе и Земгале – латышской, а Рига будет территорией двуязычия. Но любой латышский политик из правящих партий на такое предложение вам тут же скажет, что этого не может быть, потому что этого не может быть никогда! И никакая Бельгия не указ.

Примечательно, что большинство подобных политиков мечтают переехать на работу как раз в Бельгию – в многоязычный и мультикультурный Брюссель. И их там даже принимают, хотя национальная политика латышских и других прибалтийских политиков не имеет ничего общего с магистральным европейским решением этого вопроса. В какой-то мере это тоже по-европейски: ведь европейская культура базируется на индивидуализме и свободном выборе. Западные, северные, центральные европейцы выбрали национальное согласие, примирение и общее процветание в своих странах. Прибалтийские европейцы выбрали отчуждение, рознь, эмиграцию и политический бизнес на этническом противопоставлении при фактическом разрушении экономики, культуры, социальной сферы. Что ж, это их свободный выбор… 

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Лучшее средство от «кремлевской пропаганды»

Лучшее средство от «кремлевской пропаганды»

Особенно хорошо понимаешь надуманность проблемы «российской пропаганды», когда в очередной раз сталкиваешься с новостью о том, как еще один молодой отморозок с «бандерой головного мозга» оскорбляет или бьет украинских стариков, осмелившихся пойти против красно-черного мейнстрима.

Переродившиеся убийцы

Переродившиеся убийцы

«Убийство — незаконно. Поэтому все убийцы заслуживают наказания. Если, конечно, они не убивают тысячами, под звуки фанфар».

Подходишь ли ты в преемники Грибаускайте?

Подходишь ли ты в преемники Грибаускайте?

В октябре состоятся парламентские выборы в Литве, но не за горами и президентские! Проверь себя уже сейчас, сгодишься ли ты в преемники железной леди Прибалтики?

Холокост в Ровно: резня в лесу Сосенки

Холокост в Ровно: резня в лесу Сосенки

 Ровно это город в северо-западной Украине, в котором в период немецкой оккупации с 28 июня 1941 г. по 2 февраля 1944 г. находилась столица Рейхскомиссариата Украина. 

Попробуйте новый дизайн!

Дорогой читатель, предлагаем Вам попробовать новую версию нашего сайта. Вы в любой момент сможете вернуться к текущей версии сайта, а также оставить свой комментарий и оценку.

Попробовать!
Нет, спасибо