Тема недели:
Евродепутат: вмешательство России спасло Сирию и Европу
Интервью с депутатом Европейского парламента от Латвии (социал-демократическая партия «Согласие») Андреем Мамыкиным.
Суббота
25 Марта 2017

Балто-Черноморье: междумирье Европы и Евразии

Автор: Александр Носович

Балто-Черноморье: междумирье Европы и Евразии

23.04.2013  // Фото: photobucket.com

Концепция Балто-Черноморского региона – Балто-Черноморья активно разрабатывается российскими учеными – специалистами по исторической и политической географии. Согласно данной концепции Балто-Черноморье (то есть регион, который сегодня принято называть Восточной Европой) является уникальным историко-географическим и геополитическим образованием – «междумирьем» Европы и Евразии. О специфике Балто-Черноморского региона и перспективах его превращения в субъект международных отношений аналитическому порталу RuBALTIC.Ru рассказал один из разработчиков концепции Балто-Черноморья, вице-президент Международной Ассоциации Политической Науки, заместитель декана факультета прикладной политологии НИУ ВШЭ, доктор политических наук, приглашенный профессор БФУим. И. Канта Михаил ИЛЬИН. Беседа состоялась в ходе конференции «Россия и Европейский союз: динамика взаимоотношений» 17-20 апреля в БФУ им. И. Канта (Калининград).

- Михаил Васильевич, чем обусловлена необходимость создания концепции Балто-Черноморья? Ведь в экспертном сообществе принято разделять Балтийский и Черноморский регионы.

- Идея Балто-Черноморья не отвергает представлений ни о Черноморье, ни о Балтике или Прибалтике. Она их объединяет, дополняет и развивает. Появляется представление о междуморье Балтики и Понта Эвксинского, Черного моря. Но при этом междуморье Балто-Понтиды превращается междумирье Европы и России. Как видите это совершенно новое по смыслу образование. Что это за междумирье? Его возникновение обусловленное историей и географией. Территория между Балтийским и Черным морем одновременно принадлежит и Европе, и Евразии: в этой зоне происходит соединение двух историко-культурных миров.

С точки зрения географии, мы можем провести водораздел по территории Беларуси, от которого одни реки будут течь в Балтийское море, а другие – в Черное. Этому водоразделу можно придать самодовлеющее значение, и в этом тоже есть своя правда. Совершенно очевидно, что у прибалтийских земель есть своя специфика, отличная от специфики причерноморских земель.

Но если мы посмотрим на сам феномен водораздела - на старославянском он назывался Шеломянь, то для наших предков времен Киевской Руси Шеломянь был не разделом, а соединением. И в этом смысле та зона водораздела, которая проходит по Беларуси, является и зоной соединения двух морских бассейнов. А все пространство между Балтикой и Черным морем является соединением или, как нынче модно говорить, интерфейсом Европы и Евразии.

Концепция Балто-Черноморья вовсе не отрицает существования отдельной черноморской или отдельной балтийской идентичности. Напротив, она предполагает, что эти идентичности, эти сообщества в более широком масштабе, при рассмотрении под иным углом зрения не только могут, но и должны соединяться сами и в перспективе соединять других – европейцев и нас, русских, россиян, евразийцев.

- В контексте нынешних споров в политико-экспертном сообществе о том, что такое Восточная Европа, в частности, постсоветское пространство, восточное приграничье ЕС – буфер или мост между Россией и Европой, какой ответ предполагает концепция Балто-Черноморья?

- Она предполагает иной, точнее более сложный ответ. Это не только буфер, и не только мост. Буфер и/или мост – это временные состояния. В действительности Балто-Черноморье способно играть вполне самостоятельную роль. Вопрос в том, когда сами жители Балто-Черноморья, их лидеры, их элиты, интеллектуальное сообщество, дорастут до того, чтобы народы Балто-Черноморья смогли выступить как объединители Европы и Евразии.

- На ваш взгляд, в каком состоянии сейчас находятся эти народы, близки ли они к пониманию своего потенциала объединителей двух миров?

- Сейчас они все еще ощущают себя только периферией или Европы, или Евразии. А нужно ли им это состояние? Оно сковывает и принижает. Им, конечно, самим решать, но если бы я был балто-черноморцем, то я бы стремился к тому, чтобы от ощущения периферийности, перейти к ощущению центральности.

- Какая страна, какой народ, по вашему мнению, могут выступить драйверами, движущими силами перехода Балто-Черноморского региона в его новое, «центральное» состояние?

- Я не думаю, чтобы одна страна, один народ могли бы этого сделать в одиночку. Это нужно сделать вместе. В этом смысле Калининградская область – это совершенно уникальный регион, потому что он, будучи российским эксклавом, и, в то же время, анклавом для Европы, структурно обладает возможностями, чтобы поиграть, поэкспериментировать таким взаимодействием.

Калининградцам легче это сделать, хотя бы интеллектуально, мысленно, в силу своего уникального положения.

- Термин «Балто-Черноморье» регулярно встречается в выступлениях литовских дипломатов и экспертов – Литва, пожалуй, единственная страна в регионе, где он в ходу, поскольку эта страна проявляет интерес к постсоветскому пространству, продвижению программы «Восточное партнерство» и т.п. На ваш взгляд, может ли концепция Балто-Черноморья служить теоретической основой литовской внешней политики?

- Мое объяснение этой особенности литовской внешней политики состоит в том, что тут налицо исторический рефлекс. Сказывается воспоминание даже не о Речи Посполитой, а о Великом княжестве Литовском, которое как раз занимало эти пространства. Великое княжество Литовское не было этническим образованием литовцев, это была имперская структура, в которой литовцы занимали особое, привилегированное положение. Его официальное название ведь было Великое княжество Литовское, Русское и Жемайтийское. С этой точки зрения нынешняя модель внешней политики для них понятна, привлекательна, и они готовы воспроизводить ее и впредь.

- В вашей книге «Балто-Черноморье: времена и пространства политики», написанной в соавторстве с Еленой Юрьевной Мелешкиной, вы пишите, что если рассматривать Балто-Черноморье как систему международных отношений, то центры этой системы находятся за пределами региона (в разные времена ими могли быть Москва, Берлин, Брюссель и т.д). В связи с этим, какова сейчас роль внешнего фактора в формировании Балто-Черноморского региона как субъекта геополитики?

- Очень хороший вопрос. Я приведу для понимания очень важную аналогию: «пояс городов» в средневековой Европе от Северного моря до Адриатики. Этот регион также был сформирован внешними имперскими центрами. Париж и Вена, Мадрид и Лондон – они оказывали давление на эту зону. В результате произошло не образование нового имперского центра, а создание децентрализованной сети городских коммун, независимых политически, но объединенных общей идентичностью. Потом эту идентичность назовут общеевропейской. Французы были в состоянии сказать: мы создаем европейский проект как Французскую империю, и у них была богатая база, чтобы претендовать на роль объединителей Европы в имперскую структуру. Тоже самое могли сказать немцы. Или англичане. А вот скажем, жители Льежа, Люксембурга, Гента не имели возможности так сказать. Они думали о себе, прежде всего, как о европейцах, в результате они и сформировали чувство европейской идентичности.

Поэтому, если жители Балто-Черноморья будут думать о своем регионе не как о пространстве для создания очередной империи, а как о пространстве, обладающем своей идентичностью, которая шире и больше, чем только европейская или только евразийская – они могут задать пример и получить преимущество по отношению и к европейцам, и к русским.

И европейцы, и русские в этом случае окажутся куда как более ограниченными по сравнению с народам Балто-Черноморского региона, которые, возможно, смогут думать в терминах и Запада, и Востока.

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Лучшее средство от «кремлевской пропаганды»

Лучшее средство от «кремлевской пропаганды»

Особенно хорошо понимаешь надуманность проблемы «российской пропаганды», когда в очередной раз сталкиваешься с новостью о том, как еще один молодой отморозок с «бандерой головного мозга» оскорбляет или бьет украинских стариков, осмелившихся пойти против красно-черного мейнстрима.

Переродившиеся убийцы

Переродившиеся убийцы

«Убийство — незаконно. Поэтому все убийцы заслуживают наказания. Если, конечно, они не убивают тысячами, под звуки фанфар».

А Вы могли бы стать великим полководцем?

А Вы могли бы стать великим полководцем?

А Вы могли бы стать великим полководцем?

Игналинская атомная электростанция

Игналинская атомная электростанция

О размахе строительства первой очереди можно судить по следующим цифрам и фактам: построено 50 километров железных и 142 километра автомобильных дорог, уложено 76,5 тысяч тонн арматуры, залито 999 тысяч кубометров монолитного бетона, выполнено 57,5 тысяч кубометров каменной кладки.

Попробуйте новый дизайн!

Дорогой читатель, предлагаем Вам попробовать новую версию нашего сайта. Вы в любой момент сможете вернуться к текущей версии сайта, а также оставить свой комментарий и оценку.

Попробовать!
Нет, спасибо