Образование и наука Образование и наука

Драгиле: необходимо развивать сотрудничество молодежи России и Латвии

remove_red_eye  2847 0  

Сегодня в Калининграде на площадке БФУ им. И.Канта стартует международная летняя школа для молодых журналистов Studia Baltica III «Современные методы работы в медиа-пространстве: опыт России и стран Балтии». Для участия в мероприятии было отобрано пятнадцать молодых специалистов в сфере коммуникации из Литвы, Латвии, Эстонии и России. Лекции и мастер-классы для участников проведут ведущие эксперты в области журналистики, политологии и PR стран региона. Организаторами мероприятия выступили ЦОПИ «Русская Балтика» и ПЦ «Север-Юг». В преддверии открытия школы портал RuBaltic.Ru побеседовал с председателем правления Международной молодежной организации «ПЕРОМ» и членом правления круглого стола русской молодежи «ЛатРусМол» Маргаритой ДРАГИЛЕ о том, что собой представляет сегодня молодежь Латвии, и особенно ее русскоязычные представители:

- Г-жа Драгиле, не могли бы Вы для начала описать основные цели и достижения тех общественных организаций («ПЕРОМ» и «ЛатРусМол»), которые Вы возглавляете?

- Если рассматривать хронологически, то стоит начать с ПЕРОМ (Перспективы Русских Организаций Молодежи), идея которой заключается в создании специальной экстерриториальной площадки объединения русской молодежи и русских молодежных организаций с целью разработки и реализации разного типа и масштаба проектов, направленных на сохранение русского языка, культуры и образования в среде русской молодежи. Идея организации такого типа появилась на одной из первых молодежных секций конференции Российских соотечественников в Латвии в 2008 году. На данный момент в составе организации более 150 членов из Латвии, Литвы, Эстонии, Англии, Финляндии, Австралии, США, России и др. стран. Это в основном представители русских общин, молодежь и люди, работающие с молодежью, идентифицирующие себя с единым пространством Русского Мира.

В качестве основной виртуальной площадки деятельности ПЕРОМ используется портал www.perom.eu, где в скором времени при поддержке фонда «Русский Мир» будет апробирована первая виртуальная проектная мастерская. В ней будут представлены различные технические возможности, используя которые при специальной модерации, можно будет осуществлять виртуальную проектную деятельность, проводить вебинары, общаться с экспертами онлайн и др.

Помимо виртуальной деятельности, ПЕРОМ работает и в реальном пространстве. В 2009 году нами был проведен Прибалтийский молодежный проект «Расширение прав и возможностей русских молодежных организаций». Основной целью проекта было проведение исследования ситуации и проблем русской молодежи и русских молодежных организаций, а также разработка рекомендаций для включения и активизации русской молодежи в общественном и политическом секторах на локальном, региональном и европейском уровнях (рекомендации для представителей официальных структур).

В результате проекта было принято решение о создании в Латвии зонтичной организации с целью представления интересов и защиты прав молодежи на государственном и муниципальном уровнях. Организация должна была объединить молодежные организации, работающие с русской молодежью. Эту идею поддержало около 10 молодежных организаций, некоторые из которых выступили соучредителями организации, некоторые позднее присоединились к Круглому столу русской молодежи «ЛатРусМол» в качестве членов организации.

За сравнительно недолгое существование организации «ЛатРусМол» принял активное участие в организации сбора подписей и проведении референдума по приданию русскому языку статуса второго государственного, является постоянным участником конференций Российских соотечественников и одним из разработчиков работы молодежных секций. Представителей круглого стола приглашают на международные и локальные молодежные мероприятия, связанные с молодежной политикой и русской молодежью. Члены круглого стола являются авторами научных и публицистических статей, а также исследований в области ситуации и проблем молодого русского сектора Латвии.

Буквально пару недель назад завершился длительный образовательный проект «Шанс молодым» по подготовке молодых лидеров русских общин Латвии, Литвы и Эстонии, который был нацелен на оснащение ребят инструментариями разработки проектов по представлению интересов и защите прав молодежи. Этот проект был реализован совместно с экспертами и преподавателями «Института европейских исследований» и Фонда правовой поддержки прав соотечественников, проживающих за рубежом.

Если обобщить все вышесказанное, то «ПЕРОМ» - это экстерриториальная организация, по объединению молодежи с целью сохранения «русскости» в рамках Русского Мира, а «Круглый стол русской молодежи «ЛатРусМол» - региональная Латвийская зонтичная организация по представлению интересов и защите прав русской молодежи на территории Латвии.

- Работая в молодежной среде, Вы наверняка имеете хорошее представление об интересах молодого поколения в Латвии. Скажите, насколько велика озабоченность будущим Латвии как государства среди молодежи? Или же молодое поколение в большинстве своем аполитично и его не интересуют общественные проблемы?

- Молодежь разная, точно также как и любая другая категория людей.

Я лучше понимаю и чувствую ситуацию русской молодежи, поэтому попробую ответить за нее. В результате наших исследований и наблюдений можно разделить русскую молодежь условно на несколько групп, которые отличаются интересами, в том числе и виденья будущего Латвии:

Во-первых, ориентация на Запад. Это довольна большая группа молодых людей, считающих себя т.н. гражданами Европы, которые рассматривают пространство Европы как возможность для профессионального развития и индивидуального становления. Будущее отдельной страны Латвии их в большей мере волнует как место проживания их родителей, родственников и друзей, но не как государство, внутренние проблемы которого они готовы решать, за будущее которого они бы боролись и брали на себя ответственность.

Во-вторых, ориентация на Латвию. Это группа молодых людей, которые ориентированы на профессиональное становление в Латвии, в большей мере это молодые люди, которые планируют занять политические посты и сделать карьеру в секторе государственного управления.

Поскольку я сейчас говорю о русском слое молодежи, то для этой группы, чтобы стать тут успешными, «выгоднее» принять местные правила социальной игры и встроиться в систему, поддавшись отдельным процессам ассимиляции.

Редко среди таких молодых людей встречаются истинные лидеры, у которых есть свой проект и видение проекта будущего Латвии. Чаще всего они встраиваются в отдельные политические партии и постепенно двигаются в указанном им направлении.

В-третьих, это ориентация на Россию. Сравнительно небольшая группа молодых людей, живущая в парадигме, что Прибалтика – это часть России. Часть молодых хотят, чтобы в Латвии была Россия, но при этом уезжать из Латвии не хотят. А часть - находят возможности перебраться в Россию на ПМЖ. Некоторые из них ратуют за решение социальных проблем в Латвии, но за счет того, что свое будущее они в большей мере связывают с Россией, активной общественной деятельности они, как правило, не ведут.

В-четвертых, ориентация на сохранение русской культуры в Латвии. Есть еще одна группа молодых людей, которые ассоциируют себя с геополитическим пространством Латвии, но при этом самоопределяются как представители русской культуры и стремятся сохранить свою культурную идентичность в стране своего проживания. Эта группа молодых людей в первую очередь заинтересована в создании условий на государственном уровне для возможностей быть гражданином Латвии, профессионально развиваться и личностно становиться в своей стране вне зависимости от культурной и этнической принадлежности.

Поэтому, если говорить об интересах молодежи в области общественных проблем в Латвии и их политической активности, то я бы ответила следующим образом:

всего 3% молодежи включаются в общественные и политические процессы, ориентированы на изменение ситуации.

Что происходит с остальными 97% - необходимы дополнительные исследования.

Если посмотреть на ситуацию с другой, латышской, стороны, то, конечно, активность латышской молодежи в общественно-политическом секторе значительно выше. Это отчасти обусловлено еще одной проблемной ситуацией, характерной для нашей страны.

В сравнении с латышской молодежью для русской молодежи на государственном и городском уровнях предоставляется гораздо меньше возможностей для включения в общественно-политические процессы и процессы принятия государственных решений в секторе молодежной политики.

Именно поэтому, как показывает опыт, последняя категория молодых людей, стремящихся сохранить свою культурную идентичность и связать свое будущее с Латвией, стремительно сокращается и постепенно перетекает в первую группу – ориентированных на Запад.

- Можно ли выделить какие-то стереотипы (касательно общественно-политического развития, международных отношений и пр.), от которых удалось избавиться молодому поколению (в отличие от старшего)? Или, может быть, у молодежи появились и какие-то свои стереотипы, которых раньше не было?

- Очень интересный вопрос, заставил задуматься. Наверное, к основному стереотипу, который развеялся у большей части русской молодежи, но остался у части старшего поколения, это «Россия нам поможет!».

Как бы обидно это не звучало, но политика соотечественников и те программы, которые сегодня предлагаются для русской молодежи Латвии, очень редко соответствуют интересам молодежи и ориентированы на действительное изменение ситуации.

И участие России в сохранении и развитии русской общины Латвии, во всяком случае в секторе ее молодого крыла. А в сложных ситуациях, например, таких как официальное отношение к референдуму по русскому языку или выборы в Парламент непредставленных (Конгресс неграждан) – позиция РФ вообще была настолько не четкой, что рассчитывать на какую-то поддержку было просто бессмысленно.

Еще один стереотип, который бытует в пространстве т.н. старших соотечественников Латвии: «Мы, русские, должны пропагандировать положительный образ России в Латвии». Для большей части молодого русского поколения это очень спорный тезис, ведь к современной России мы, рожденные даже в ЛССР, имеем очень опосредованное отношение, поэтому почему, если мы являемся гражданами Латвии, должны пропагандировать образ другого государства? Для части русской молодежи, которая считает себя русской по культуре и языку, характерен другой тезис: «Мы люди русской культуры, хотим ее сохранять и развивать и оставаться гражданами Латвии».

Для старшего поколения все еще остается актуальным вопрос языка, точнее, недостаточного владения им для общения с латышами с целью донесения своей позиции и своего понимания ситуации. Поэтому обсужденные в кругу старшего поколения русской общины проблемы и предложения, как правило, не доходят до латышей.

Для молодежи в большинстве своем язык уже не является проблемой, мы практически все владеем как минимум двумя языка – русским и латышским. Поэтому для нас уже не составляет труда выйти на диалог с латышами и обсудить с ними вопросы будущего Латвии. Другое дело, что с их стороны наши инициативы не всегда поддерживаются и воспринимаются с радостью.

В среде старшего поколения российских соотечественников также бытует мнение, что «мы знаем, как воспитывать нашу молодежь, мы можем научить ее жить правильно и сохранять русскую культуру». Молодежь подобная риторика и отношение не мотивирует к активному включению в совместную деятельность с представителями старших соотечественников, снижает доверие к их профессионализму. У молодежи на этот счет свое отношение: «Если вы такие умные, почему такие неуспешные? Чему вы можете нас научить, если сами ничего не создали и не сохранили…».

Говоря о стереотипах, нельзя обойти вниманием ситуацию с негражданами, которые на данный момент практически все уже представители старшего поколения. Это люди, которых незаконно «обидело» государство, отняв у них право голоса. Они правильно считают, что «государство должно дать возможность получить гражданство всем негражданам-жителям Латвии по их желанию. Унижаться и сдавать экзамен – мы не пойдем». Я не могу сказать, что вопрос негражданства для молодого поколения является неактуальным. Просто большинство молодежи сдали этот экзамен и получили гражданство, для них это не было настолько болезненной процедурой, поскольку они не испытали тот позор и унижение, как некоторые представители старшего поколения.

Если говорим о том, что изменилось, надо сказать что осталось и останется неизменным для людей русской культуры. Я даже назвала бы это не «стереотипами», а определенными ценностными точками: «Мы против ассимиляции, мы никогда не станем латышами», «наш родной язык – русский», «9 мая - наш праздник», «Наши ветераны – наш долг им помогать» и др.

При наличии серьезных и принципиальных изменений в т.н. стереотипах старшего и молодого поколения русских в Латвии, стереотипы большинства латышей, в.т.ч. и правящих, относительно всего русского населения не сильно изменились. Многие до сих пор нас рассматривают как «угрожающий фактор независимости Латвии», как «последователей и пропагандистов советской власти», как «оккупантов», а общественных деятелей и организации русских - как «руку Кремля» и др.

Пока что ничего с этим сделать не удается. Как мы иногда шутим в наших кругах: для того, чтобы изменились мифы и стереотипы у наших общин относительно друг друга, нам всем надо воспользоваться историческим опытом Моисея.

- Как Вам кажется, насколько эффективны сейчас в Латвии социальные лифты, которые позволяют неравнодушным к судьбе Латвии молодым людям повлиять на развитие государства?

- Я уже слегка затронула проблему недостаточности возможностей для русской молодежи включения в общественно-политические процессы и влияния на принятие решений в вопросах молодежи.

Уже почти 6 лет работая в молодежном среде и обсуждая эти вопросы с нашими ребятами, мы фиксируем факт отсутствия системы социальных лифтов...

Если молодой русский человек хочет влиять и изменять судьбы родины, он должен строить свой лифт самостоятельно: более легкий путь - встраиваться в существующие системы (партии, структуры и др.), обеспечивающие ему прохождение во власть и уже там реализовать свои цели и идеи; либо, более сложный путь, разработать своей проект будущего страны и начинать его реализовывать, используя т.н. мягкую силу, создавая ситуации, в которых с ним вынуждены будут считаться.

Понимая эту проблему, нами был разработан проект «Шанс молодым» по подготовке молодежи к проектной деятельности по представлению своих интересов и влияния на процессы принятия решения в социально-политическом секторе. Мы рассматриваем проект как основной инструмент решения проблем и изменения ситуации. Предвосхищая вопрос о полученных результатах, отвечу так: ребятами сейчас разработаны долгосрочные проекты, результативность которых покажет только время.

Правда, один из проектов изменения ситуации Латвии был задуман и разработан членом нашей проектной группы более 10 лет назад, когда она заявила, что будет менять конституцию Латвии. Она получила высшее образование в Европе, вернулась в Латвию, стала тут профессионалом очень высокого уровня, поняла, что находясь в Латвии в меньшинстве социальные и политические проблемы не решить, и теперь она собирается идти в Европейский парламент, чтобы оттуда стараться изменить ситуацию в Латвии.

Таких примеров среди наших молодых людей достаточно. Это говорит о том, что лучший социальный лифт, как траектория индивидуального и профессионального развития, каждый человек, который ставит перед собой высокие цели, должен создавать самостоятельно. В нашей терминологии это называется проект индивидуального и профессионального развития, который разрабатывается, дорабатывается и реализуется всю жизнь.

- Эмигрировать из страны – частое желание среди современной латвийской молодежи? На Ваш взгляд, эта идея становится со временем популярнее?

- Я отдельно не исследовала эту тему, у меня нет статистических данных, поэтому не могу сказать, становится идея эмиграции для молодежи популярнее или нет. На эту тему проведено достаточное количество исследований, которые имеются в открытом доступе.

Наши личные наблюдения показывают, что большая часть молодежи, которая уехала в т.н. рабочую эмиграцию, т.е. для заработка – уехала в течение 2005-2008 годах, в кризисные годы. Для той молодежи, которая сегодня стоит перед выбором своего дальнейшего жизненного пути, это школьники и выпускники, я думаю актуальнее вопрос выбора места для получения качественного высшего образования в заграничных вузах (европейских и российских) и профессионального развития в заграничных компаниях.

Опыт, правда, показывает, что большая часть уехавшей молодежи не возвращается в Латвию. Все-таки, что в России, что в Европе, для получения образования и профессионального становления возможностей на порядок больше.

Мне все-таки хочется думать, что для большей части современной молодежи вопрос отъезда связан в первую очередь с возможностями развития, нежели банальным зарабатыванием денег неквалифицированным трудом.

- Разнятся ли интересы русской и латышской молодежи Латвии? Если такая разница существует, то не могли бы Вы отметить основные вопросы, по которым имеет место расхождение взглядов?

- Для некоторых групп – разнятся, а для некоторых – не разнятся. Надо сказать, что интересы разнятся не только между группами латышской и русской молодежи, но также и внутри них. Тут надо определиться, интересы каких групп русской и латышской молодежи мы рассматриваем. Если сравнить интересы латышской молодежи, состоящей в группе национального блока ВЛ-ОС/ДННЛ, то с нормальным русским молодым человеком и латышским интересы резко отличаются. Есть, конечно, исключения и среди отдельных представителей русской среды, которые поддерживают лозунг "Латвия для латышей".

Если рассмотреть группы молодых людей, которые ориентированы на экономическое и социальное благополучие Латвии, электорат партии «Центра Согласия», то в этом вопросе интересы не сильно расходятся.

Если не затрагивать национальные, культурные и этнические вопросы – интересы практически могут не отличаться – все здравые жители Латвии хотят, чтобы тут, как говорится, хорошо жилось. Но поскольку, в любом общественном или политическом вопросе всплывает этнический вопрос, то какими бы дружными не были бы отношения между группами до этого, интересы в этом вопросе все равно будут расходиться.

Большинством латышей все-таки поддерживается политика ассимиляции – в более или менее жестком ее проявлении, но поддерживается.

Для большинства русских – это является неприемлемым ни при каких условиях. Отдельные элементы политики ассимиляции проявляются в официальной формулировке понятия интеграция («интеграция в Латвии возможна только на базе латышского языка и культуры»), в сокращении образования на русском языке (среднее образование), отсутствии высшего государственного образования на русском языке, в обсуждениях законопроекта о переводе дошкольного образования на латышский язык, в сокращении сферы использования русского языка в профессиональном и общественном секторах, в принципиальных вопросах трактовки истории и др.

- Каково отношение среди латвийской молодежи к России? Воспринимается ли она как большой и перспективный сосед, как нечто далекое и экзотическое, как угроза для Латвийского государства или как-то иначе?

- Опять-таки, следует определиться, о какой категории молодежи мы говорим, потому что все указанные вами настроения встречаются у разных групп молодежи.

В официальной политике, в открытых текстах отчета Полиции безопасности, Россия как государство, которое реализует политику соотечественников на территории Латвии, рассматривается как угроза для Латвийского государства. Конечно, эту же точку зрения разделяют и некоторые представители правящих политических партий и, конечно же – молодые крылья этих партий тоже.

Для части молодых ребят, которые хотят наладить бизнес-сотрудничество с Россией, она рассматривается как экономический партнер, но в этом секторе есть свои отдельные проблемы, не все так просто, как хотелось бы.

А если вернуться к нашей теме, к русской молодежи Латвии, то есть, конечно, некоторые, кто в России не бывал ни разу, но, думается, это сравнительно малая часть. В основном русской молодежью Россия рассматривается как центр русской культуры, без сотрудничества и общения с которой сохранить русскость в диаспоре нельзя.

Если бы у России была более четкая позиция в вопросах работы с русской молодежью диаспоры, в вопросах поддержки процессов сохранения образования на русском языке, большее количество возможностей совместных проектов между русскими молодежными организациями Латвии и России - это значительно улучшило бы образ России как партнера по сохранению русской культуры и языка для русской молодежи Латвии.

- Как Вам кажется, сильно ли влияет на настроения молодежи риторика некоторых представителей латвийского правительства (например, министра обороны А.Пабрикса) о русской угрозе? Сказывается ли активное муссирование этой темы в СМИ на образе России в молодежной среде Латвии?

- Конечно, подобные высказывания и настроения не могут остаться незамеченными. Как говорится, нельзя недооценивать врагов своих. Высказываясь в подобном тоне и с подобным содержанием в открытом пространстве, они (авторы высказываний или те, которые их непосредственно озвучивают) прекрасно понимают, что воздействуют как минимум на три «фланга»: актуализируют настроения этнической и национальной «недружественности», мобилизуют часть латышей в негативном отношении к русским, разжигают агрессивные настроения в русской среде, направленные на желание объединиться в борьбе против авторов «подобных» высказываний и, в конце концов, в очередной раз демонстрируют русским их место в Латвии. Точнее, указывают на его отсутствие.

Пабрикс далеко не единственный, кто работает в подобном жанре, представители Национального блока с изрядной периодичностью не только высказываются в подобным образом, но и подают в Сейм на рассмотрение законопроекты, запрещающие, например, требовать знание русского языка при устройстве на работу, инициируют всенародное голосование о переводе всего образования на латышский язык и др.

Муссирование таких изречений, конечно, происходит как в русских, так и в латышских СМИ. Особенно это становится актуальным в предвыборный период, что в очередной раз демонстрирует – в нашей политической действительности многие партии разыгрывают именно т.н. «этническую карту».

Как подобные высказывания влияют на образ России? В молодой латышской среде, конечно, влияют негативно. А для большинства русской молодежи, высказывания «пабриксов» о России не играют особого значения.

- Эстонские эксперты в сфере образования в беседе с нашим порталом ранее отмечали, что среди молодого поколения их страны русский язык набирает популярность ввиду его частого использования в бизнесе. Насколько высок интерес к русскому языку среди молодежи Латвии?

- В Латвии ситуация отличается от ситуации в Литве и Эстонии, у нас почти 40% населения, для которых русский язык является родным, поэтому вопрос свободного владения языком для русской молодежи не стоит. Общаясь с российскими коллегами, я зачастую сталкиваюсь с их непониманием ситуации: они постоянно в дружественной форме просят нас (русских в Латвии) не забывать русский язык, предлагают всякие курсы, книги, учебники...

Каждый раз я пытаюсь объяснить, что для русской молодежи, львиной ее части, не актуально дополнительное изучение русского языка – они им владеют, поскольку выросли в русских семьях, на русских сказках, окончили школы с русским языком обучения, смотрят русские фильмы и т.д. Для русской молодежи Латвии актуальны другие проблемы и вопросы, в решении которых, желательно, чтобы Россия могла бы оказать большее содействие, ведь сохранение русской молодежи – есть перспективный вклад России в стабильное и долгосрочное сотрудничество в разных сферах и областях.

Являясь представителем русской молодежи, я понимаю, что на данный момент, как никогда, актуально исследование ситуации и проблем русской молодежи Латвии. Тенденции говорят о том, что русской молодежью утрачивается понимание себя как носителей русской культуры, а родной русский язык становится только средством бытового общения. Актуально для молодежи также содействие в вопросах сохранения образования на родном языке и увеличение программ сотрудничества с русской молодежью из России (реализация совместных проектов) и др.

За счет того, что во многих латышских школах русский язык не изучают, в вузах тем более, молодые специалисты не владеют русским языком, поэтому дополнительное изучение языка для них становится актуальным. Незнание русского языка сейчас усложняет их возможности на получение хорошего рабочего места в частном секторе, особенно если они хотят работать в столице в сфере обслуживания и работы с клиентами. Но надо отметить, что изучение русского языка для экономического и профессионального развития не делает человека понимающим русскую культуру и разделяющим русские ценности.

Обсуждение ()
keyboard_arrow_up