Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Понедельник
05 Декабря 2016

Польша переходит к политической экспансии

Автор: Александр Носович

Польша переходит к политической экспансии

01.02.2016  // Фото: radiopolsha.p

Министр иностранных дел Польши Витольд Ващиковский выступил с программной речью в польском Сейме. Новая концепция польской внешней политики, судя по выступлению главы МИД, предполагает конфронтацию Варшавы с Брюсселем и Берлином, обострение конфликта с Москвой, амбиции регионального лидерства в Центральной и Восточной Европе с попытками оспорить влияние в регионе евробюрократии, но при сохранении лояльности Вашингтону. Такая геополитическая модель превращает Польшу в источник напряжённости и постоянных конфликтов в Европе.

Во вступительной части своей речи Витольд Ващиковский пояснил, что его задача – наметить цели польской дипломатии в 2016 году и обозначить своё видение внешней политики Польши в ближайшие четыре года. Министр подчеркнул, что эта политика должна быть субъектной и самостоятельной, основанной на национальных интересах Республики Польша. «Институты, к которым мы присоединились, не устраняют различия в приоритетах отдельных стран, а лишь создают цивилизованные правила политической игры в порождённых ими спорах», – заявил Ващиковский. По его мнению, источником внешней политики является политическая воля суверенных государств, а одним из кризисов, с которыми столкнётся Польша в 2016 году, будет кризис Европейского проекта как такового.

В этих словах главы польского МИД заложен фундамент глубокого концептуального конфликта Варшавы с Брюсселем.

Новое польское правительство выступает против того, что евроинтеграция важнее отдельных европейских стран, что интересы ЕС важнее национальных интересов и что общая внешняя политика ЕС может заменять, подменять или отменять геополитику национальных государств – членов Европейского союза. В выступлении Ващиковского выражается общее неодобрение к наднациональным организациям и наднациональным геополитическим проектам как таковым. Министр иностранных дел Польши со скепсисом отзывается о работе ОБСЕ и действии региональных программ европейской политики соседства.

Настоящей сенсацией новой концепции внешней политики Польши можно считать резкую критику из уст главы МИД программы «Восточное партнёрство», которая, как известно, была польским проектом. «Восточное партнёрство» предложили в 2008 году министр иностранных дел Польши Радослав Сикорский и его шведский коллега Карл Бильдт. Именно этот общеизвестный факт Витольд Ващиковский подверг сомнению, заявив, что на самом деле «Восточное партнёрство»… немецкий проект. «“Восточное партнёрство” – это немецкая концепция европейской восточной политики, которая предлагалась правительству партии “Право и справедливость” ещё в 2006–2007 гг. под названием European Neighbourhood Policy Plus, – заявил глава польского МИД. – Этот факт ещё несколько месяцев тому назад публично признал тогдашний еврокомиссар по вопросам расширения Ферхойген в интервью изданию “Rzeczpospolita”».

Раз «Восточное партнёрство» – «немецкий проект», то на него можно обрушиться с нещадной критикой. «Оно создавало для этих стран иллюзию, но не создавало перспективы членства в Евросоюзе. Политика, проводимая предыдущим правительством, закончилась катастрофой, поскольку Евромайдан поставил её под вопрос», – сказал Ващиковский, заявив, что новое правительство решило отбросить концепцию «Восточного партнёрства», как неправильную. «Убеждение, что хорошую восточную политику можно вести через ЕС, является мифом», – провозгласил Ващиковский. Это важнейшее заявление, которое трудно переоценить.

Официальная Варшава делает своим внешнеполитическим приоритетом активизацию восточной политики, но при этом отказывается от статуса эмиссара «европейского выбора», подчёркивая, что увеличивать своё присутствие на европейской части постсоветского пространства она будет не как представитель Брюсселя, а самостоятельно.

Претензии на усиление влияния Польши в странах бывшего СССР в выступлении Витольда Ващиковского очевидны – в его словах звучит глубокая обида и раздражение не только на Еврокомиссию, но и на «старую Европу», и прежде всего – Германию, которая не даёт польским амбициям реализоваться. «Оказалось, что, приближаясь к Германии, мы не становимся субъектом, который реализует европейскую восточную политику. Ни в «нормандском формате», созданном немцами, ни в «минском» Польши не оказалось», – утверждает глава польского МИД. Эти слова Ващиковского неожиданностью не стали. Польша ещё при прошлом правительстве намекала, что хочет присоединиться к Германии, России и Франции в Минском процессе – мысль о том, что Россия со «старой Европой» ведут переговоры об урегулировании украинского кризиса без участия Польши, Варшаву глубоко оскорбляла.

У Польши особые амбиции по отношению к Украине: в этой связи глухую обиду польского руководства вызывает не только то, что их не берут в «минский формат» хотя бы как представителей США, но и то, что сами США управляют Украиной самостоятельно, а не через поляков. Однако обида на американцев публично не афишируется: Соединённые Штаты Америки в выступлении Витольда Ващиковского и последующем общении с депутатами Сейма и прессой стали едва ли не единственным международным партнёром Польши, о котором министр иностранных дел не отзывался в негативном ключе.

Зато Германии от главы польского МИД достался полный набор крупных и мелких претензий, уколов и упрёков. Ващиковский не только заявил о провале «немецкого проекта» «Восточное партнёрство» и посетовал на то, что Берлин не даёт Варшаве проводить эффективную восточную политику, – он обрушился с общей критикой на предыдущее либеральное правительство партии «Гражданская платформа», сделавшее одной из основ польской внешней политики сближение Польши с Германией. По мнению министра от «Права и справедливости», такая концепция внешней политики не приблизила Польшу к центру принятия решений в ЕС, а стратегическое партнёрство с Берлином привело лишь к экспансии в Польшу немецкого бизнеса и потерям в собственной экономике.

Из этих слов следует, что столь же глубокий, как с Брюсселем, конфликт Варшавы с Берлином – это всего лишь вопрос времени.

При этом из новой внешнеполитической концепции Польши явствует, что и шансов на улучшение отношений с Россией нет никаких. Из выступления главы МИД в польском Сейме следует, что Россия в современном мире остаётся угрозой безопасности номер один – страшнее беженцев, международного терроризма и ИГИЛ: «Об этом свидетельствует российская агрессия в Украине и война, которая фактически идёт в этой стране уже год. Россия стремится к расширению своей сферы влияния и к торможению демократической трансформации тех стран Восточной Европы, которые стремятся к сближению с Западом. Российская политика строится на наращивании военного потенциала, гибридных действиях, в том числе на усилении пропаганды».

В то же время глава польской дипломатии подчеркнул, что национальным интересам Польши отвечают прагматичные отношения с Москвой, а сотрудничество с ней должно строиться на основе переговоров по конструктивным темам. «С точки зрения Польши такими жестами могут быть: сотрудничество в вопросе выяснения причин смоленской катастрофы, возвращение обломков президентского самолёта, а также рассекречивание архивов с документами, касающимися убийств поляков, совершённых по приказу Сталина», – сообщил Ващиковский.

Стоит ли говорить, что с такими «конструктивными» темами, выдвигаемыми в качестве приоритетных, польско-российские отношения не станут лучше никогда?

В итоге получается, что новая модель внешней политики Польши предполагает конфликт одновременно и с Берлином, и с Брюсселем, и с Москвой.

Такая внешняя политика невозможна без союзников: это на практике можно разругаться со всеми, с кем только можно, но на стадии концепции всё же нужно выбрать, на кого опираться, если уж решились на конфронтацию сразу по нескольким направлениям. Главный союзник, на которого делает ставку Варшава, очевиден – это США. Выступление Ващиковского было исключительно комплиментарно по отношению к НАТО, что особенно выделялось на фоне критики ЕС, ОБСЕ и других наднациональных организаций. Упоминалось о всецелом одобрении Польшей проекта Соглашения о трансатлантическом торговом и инвестиционном сотрудничестве (TTIP); главный польский дипломат явно стремился подчеркнуть исключительную значимость Польши для американского присутствия в Европе.

Другими важными союзниками, с которыми намерена сближаться Варшава, были названы Великобритания, соседи по Вышеградской группе: Чехия, Словакия, Венгрия – и северные соседи – Прибалтика и Скандинавия.

Это означает, что при партии Качиньского Польша начнёт конфликт с брюссельской бюрократией ещё и за контроль над малыми странами Центральной и Восточной Европы, стремясь к геополитическому лидерству в этом регионе.

Сейчас большинство стран «новой Европы» находится под полным контролем Брюсселя: их бюджеты живут на дотациях из структурных фондов ЕС, а политические лидеры мечтают о карьере в рядах евробюрократии. Попытки заменить брюссельское влияние варшавским означают, что конфликт у Польши будет не только с крупными, но и с малыми соседями, например с Литвой. Пугающая решительность нового польского кабинета добиваться регионального лидерства в ЦВЕ означает, что таланты Дали Грибаускайте по части провокации скандалов, истерик и ссор скоро станут очень востребованы Еврокомиссией.

Весьма любопытно упоминание Великобритании в качестве нового приоритетного союзника. Не только потому, что «старая добрая Англия» – это не просто сателлит, а предыстория Соединённых Штатов, с которой Америку связывают не союзнические, а родственные узы. Не менее важная причина состоит в том, что Великобритания – лидер по евроскептическим настроениям, шантажирующий сейчас Брюссель и Берлин выходом из ЕС, если не произойдёт его радикальной трансформации.

Получается, что команда «Права и справедливости» рассчитывает на создание коалиции европейских государств, которые под прикрытием США противостояли бы континентальному «ядру» Евросоюза.

При этом Польша будет стремиться к региональному лидерству в ЦВЕ, пытаясь подчинить себе Вышеградскую группу и Прибалтику. При этом продолжит попытки установить контроль над Украиной, выступая как агент Соединённых Штатов. Аналогичные попытки будут предприниматься и в других странах бывшего СССР, в котором Польша намерена наращивать своё влияние уже не как драйвер «Восточного партнёрства», а самостоятельно. Кроме того, Варшава готова к новому обострению отношений с Москвой.

С настолько дерзкой и амбициозной внешней политикой Польше будет затруднительно не свернуть себе шею. В прошлый раз, когда «Право и справедливость» были у власти, это и произошло: тогда партия Ярослава Качиньского тоже взяла так резко вправо и во внутренней, и во внешней политике, что всего через два года была низвергнута в оппозицию. Сейчас политический процесс развивается схожим образом: в ближайшее время Польше предстоит быть источником напряжённости и постоянных конфликтов в Европе.

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Пишите письма

Пишите письма

Звон дипломатических сабель, хруст переломленных копий... Резолюция в ответ на резолюцию, против демарша — демарш. За всем этим тихо, полушепотом — новости мелкокалибербные вроде бы, малозначительные. Но очень симптоматичные. На них стоит иногда обращать внимание.

Чей туфля?

Чей туфля?

Угадайте политика по обуви!

Бронзовый солдат: памятник воинам-освободителям Таллина

Бронзовый солдат: памятник воинам-освободителям Таллина

Авторами монумента освободителям столицы Эстонии, известного ныне как «Бронзовый солдат», стали архитектор Арнольд Алас и скульптор Энн Роос.