Тема недели:
Европа больше не будет кормить Прибалтику
Евросоюз со следующего года сокращает на четверть финансирование программ по поддержке стран Восточной Европы.
Воскресенье
04 Декабря 2016

«У русских Латвии формируется гибридная идентичность»

Автор: Андрей Солопенко

«У русских Латвии формируется гибридная идентичность»

01.03.2016  // Фото: flb.ru

Русские Прибалтики для науки Западной Европы тема далеко не приоритетная. Тем не менее, из каждого правила есть свои исключения. В этом году вышел труд «Русскоговорящие в постсоветской Латвии. Дискурсивные стратегии идентичности» исследователя Восточной и Центральной Европы из Университета Глазго доктора Аммона ЧЕСКИНА. Портал RuBaltic.Ru обсудил проблемы русских в Латвии с автором труда:

– Господин Ческин, известно, что Вы около семи лет занимаетесь изучением русских Латвии и недавно выпустили книгу, посвящённую их идентичности, под названием «Русскоговорящие в постсоветской Латвии. Дискурсивные стратегии идентичности». Скажите, пожалуйста, чем же заинтересовала учёного из Шотландии, далёкой от балтийских берегов, именно эта тема?

Поначалу я интересовался не Латвией, а Россией. Моя фамилия еврейская, а предки мои из Белоруссии. Так что какая-то связь с Россией, по крайней мере с Российской империей, у меня присутствует. Поэтому я и решил выучить русский язык.

В Латвию же я попал несколько лет назад по воле случая: мне пришлось провести некоторое время в этой стране, работая в одной религиозной организации. Раньше я был очень верующим человеком, теперь уже нет, но полученный опыт оказался мне очень полезен. Я на довольно приличном уровне выучил латышский язык, также жил не только в Риге, но и в Даугавпилсе и других латвийских городах. Так что я неплохо познакомился как с русской, так и с латышской культурой, изучение которых мне было интересно.

Вообще в моей семье очень богатый коктейль – мама моя из Мексики, её отец из Индии, а сам я живу в Шотландии и являюсь англичанином. В то же время когда я жил в Воронеже, люди, спрашивая, откуда я, очень удивлялись, узнавая, что я англичанин. В Великобритании другая концепция нации, чем на постсоветском пространстве, а так как меня интересуют вопросы, связанные с идентичностью, то мне стало интересно провести исследование именно русскоязычных, проживающих в Латвии: под влиянием каких же факторов формируется их национальная идентичность.

– Говоря о Вашем исследовании, можете сказать, как Вы его проводили?

– Для того чтобы лучше понять контекст, я начал анализировать события ещё со времён Атмоды. В свою очередь база моего исследования была основана на анализе русских СМИ Латвии. Я использовал один из современных методов, который называется дискурс-анализ. Для этого я прочитал много русских газет, например «Вести сегодня» и «Час», чтобы узнать, как в их статьях пишется о русских, о Латвии, о национальных проблемах, что позволило мне сформулировать возможные идентичности русскоязычных.

Для того чтобы подтвердить или опровергнуть мои гипотезы, я провёл несколько фокус-групп в Риге, с людьми, считающими себя русскими. Также во время празднования 9 мая в Риге я провёл опрос примерно 200 респондентов, которые находились в тот момент в Парке Победы в Пардаугаве. Да, это не очень большое количество, но его достаточно, чтобы понять тенденцию. Ещё я проводил интервью с латвийскими политиками и анализировал российский политический дискурс по отношению к русским Латвии. Всё это позволило мне получить данные, на основании которых я и делал выводы.

– И какой же главный вывод Вашего исследования?

– Большинство русскоязычных ощущают причастность к Латвии. У них существуют очень тесные ассоциации со спортивными командами, с памятниками; например, памятник Свободы они считают своим символом. Кроме этого, они отмечают латышские праздники, тот же Лиго.

Тем самым они участвуют в латышском культурном пространстве.

Конечно, русскоязычные разные. В этой группе есть как очень образованные, отлично владеющие латышским языком, которые более комфортно чувствуют себя в латышской среде и больше ощущают свою причастность к стране. Однако есть и те, кто оказались разочарованы Латвией, считают, что Латвия их оставила, – они больше ориентируются на Россию. Но таких людей немного, поэтому я утверждаю, что большинство русскоязычных чувствует себя в Латвии достаточно комфортно и у них есть очень тесные связи с Латвией.

В то же время они продолжают считать себя русскими, и русская культура у них остаётся – для них очень важен их родной русский язык, а также свой взгляд на историю. Поэтому я считаю, что у многих русскоязычных, живущих в Латвии, сформировалась такая гибридная идентичность, воплощающая как русские, так и латышские качества.

– Удельный вес русскоязычных Латвии за последние 25 лет ежегодно сокращается, тогда как доля латышей постоянно растёт. На Ваш взгляд, возможно ли, что среди оставшихся русскоязычных постепенно будут преобладать латышские качества, и они ассимилируются?

– Ассимиляция, на мой взгляд, здесь вряд ли возможна, потому что русскоязычные хотят сохранить своё русское пространство. Однако это совершенно не значит, что они априори являются сторонниками Путина или поддерживают политику России. Нет, для них в большей степени важно именно сохранение своей русской культуры.

Вообще двойственная идентичность имеет как положительные, так и отрицательные стороны. Русские Латвии могут не ощущать свою причастность ни к Латвии, ни к России и считать, что они везде будут чужаками. Хотя думаю, что это зависит от человека: какой у него взгляд на вещи, оптимистический или пессимистический.

– Как известно, русскоязычные Латвии являются как гражданами этой страны, так и негражданами – наблюдается ли различие во взглядах среди этих групп?

– В некоторой степени различия есть. Однако важнее всё же социально-экономический фактор. Если человек очень образован и у него имеется хорошая работа, то он является более настроенным в сторону Евросоюза и чувствует свою причастность к Латвии. В свою очередь, принадлежащие к более низкому слою населения, наоборот, считают, что их права в Латвии ущемляются. Также эти люди склонны поддерживать политику России в отношении Крыма. Так что, на мой взгляд, именно разделение по социально-экономическим признакам намного важнее среди русскоязычных, чем деление на граждан или неграждан.

– Территориальный фактор играет какую-нибудь роль? Ведь значительное количество русскоязычных проживает не только в Риге, но и в Даугавпилсе и других городах Латгалии?

– Да, этот фактор важен, но он опять же связан с социально-экономическим признаком. Как известно, экономическое состояние Даугавпилса и всей Латгалии намного хуже, чем в Риге, что, соответственно, влияет и на социальное самочувствие русскоязычных. Если человек живёт в Даугавпилсе без работы, ясно, что он постоянно задумывается о том, что же сделала для него Латвия, и получает ответ: ничего. Тем самым растёт его разочарование. Тогда как постоянный просмотр российского телевидения формирует его мировоззрение в ориентации на Россию. Поэтому влияние территории, конечно, важно, но главным опять же выступают социально-экономические факторы.

– В таком случае, какой прогноз Вы можете дать в отношении русскоязычных Латвии, как ситуация будет развиваться в дальнейшем?

– Честно говоря, давать какой бы то ни было прогноз довольно сложно. Ситуация может стремительно меняться, ведь ещё три года назад практически никто не думал, что Крым будет в составе России.

Чувство принадлежности к Латвии и латвийская идентичность русскоязычных со сменой поколений будут лишь увеличиваться.

Однако некоторая напряжённость между двумя группами на политическом уровне будет продолжаться долго.

К сожалению, разыгрывать этническую карту выгодно многим, здесь всё будет оставаться по-прежнему и надеяться на быстрые перемены не нужно.

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Пишите письма

Пишите письма

Звон дипломатических сабель, хруст переломленных копий... Резолюция в ответ на резолюцию, против демарша — демарш. За всем этим тихо, полушепотом — новости мелкокалибербные вроде бы, малозначительные. Но очень симптоматичные. На них стоит иногда обращать внимание.

Литва или Северная Корея?

Литва или Северная Корея?

Современная Литва нередко практически не отличима от КНДР. Сумеете ли Вы отличить Литву от Северной Кореи?

Бронзовый солдат: памятник воинам-освободителям Таллина

Бронзовый солдат: памятник воинам-освободителям Таллина

Авторами монумента освободителям столицы Эстонии, известного ныне как «Бронзовый солдат», стали архитектор Арнольд Алас и скульптор Энн Роос.