Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Среда
07 Декабря 2016

Грибаускайте научит Хорватию «энергетической независимости»

Автор: Александр Носович

Грибаускайте научит Хорватию «энергетической независимости»

01.07.2015  // Фото: http://s2.15cdn.lt/

Президент Литвы Даля Грибаускайте посетила с официальным визитом Хорватию, где заявила, что Литва — это пример того, как надо добиваться энергетической и политической независимости от России. Иными словами, Грибаускайте приехала учить хорватское руководство тому, как переругаться с соседями и уничтожить единую энергетическую инфраструктуру — Загребу здесь есть чему поучиться у Вильнюса, тем более что при сравнении Хорватии с Литвой у этих стран и их лидеров обнаруживается много общего.

В 2014-2015 годах после двух туров выборов президента Хорватии главой государства была избрана 46-летняя лидер правой оппозиции Колинда Грабар-Китарович, сразу оправдавшая свою репутацию «ястреба» и «атлантиста» тем, что в первой же речи после избрания поставила под сомнение территориальную целостность Сербии, перечислив сербскую автономию Воеводина в числе независимых государств — соседей Хорватии. Специалисты по международным отношениям после избрания Грабар-Китарович пришли к единодушному заключению, что американское лобби в Евросоюзе пополнилось еще одним несгибаемым союзником Вашингтона.

Такой вывод неудивителен, если обратиться к биографии Колинды Грабар-Китарович.

В карьерном плане новая президент Хорватии является неотличимым близнецом другого беззаветного борца за американские интересы в Европе — президента Литвы Дали Грибаускайте.

И Грибаускайте, и Грабар-Китарович в начале 90-х годов были направлены на обучение в США по программе Фулбрайта, в рамках которой на деньги Конгресса США проходят обучение в американских университета перспективные граждане других стран. После распада СССР и социалистического блока американцы использовали программу Фулбрайта для оптового производства подконтрольных себе политических элит в странах Центральной и Восточной Европы. Далю Грибаускайте в 1991 году до сих пор не совсем ясно, кто, направил по этой программе в Джорджтаунский университет, Грабар-Китарович примерно в те же годы прошла обучение сразу в нескольких американских университетах.

В дальнейшем карьеры двух амбициозных блондинок совпадают один в один. Грибаускайте работала в посольстве Литвы в Вашингтоне, а после отвечала за переговоры с МВФ в правительстве Бразаускаса (а штаб-квартира МВФ находится в Вашингтоне). Грабар-Китарович возглавляла североамериканский департамент МИД Хорватии, а после работала в хорватском посольстве в Канаде. Даля была комиссаром ЕС по финансам и бюджету, Колинда была министром интеграции, отвечавшим за вступление Хорватии в ЕС.

На посту президента Грибаускайте в пух и прах переругалась с соседями: сперва с Польшей, а затем с Россией, используя в геополитических целях исторические комплексы части литовского населения. Во-первых, литовская нация сформировалась в XIX веке за счет старательного выделения себя из польской культуры, во-вторых, Литва несколько раз в истории теряла свою государственность, становясь частью Польши (Речи Посполитой) и России (Российской империи, СССР). И история Хорватии очень похожа на литовскую! На культурном уровне весь хорватский национализм сводится к доказательству того, что Хорватия – цэ не Сербия, и не существует никакого сербскохорватского, а существуют сербский и хорватский языки. На политическом уровне Хорватия тоже несколько раз теряла свою государственность, становясь частью то Венгерского королевства, то Австрийской империи, то Югославии. Причем из состава Югославии Хорватия вышла не бескровно, как Литва из состава СССР, а в результате нескольких лет кровавой сербско-хорватской войны. Естественно, память о той войне определяет отношение хорватского общества к Сербии, а исторические комплексы создают сложности в отношениях с Венгрией. Так что в геополитическом отношении и внешней политике Литвы и Хорватии неожиданно обнаруживается много общего.

А учитывая, что Сербия считается традиционным, а Венгрия — новоприобретенным симпатизантом России, главы двух государств просто не могли не встретиться. Две «великие» женщины оказались просто созданы друг для друга, отсюда и такой неожиданный визит Дали Грибаускайте в Загреб — ведь казалось бы, где Литва, а где Хорватия?

Еще более показательны темы, которые обсуждали Грибаускайте и Грабар-Китарович. «Для нас это важно не только в плане экономической независимости, но также и в плане политической независимости, потому что наш сосед использовал энергетику, чтобы шантажировать нас», — заявила Даля Грибаускайте о литовском опыте борьбы за «энергетическую независимость» от «агрессивного большого соседа», призвав Хорватию ориентироваться на Литву при борьбе со своими злыми соседями.

Актуален ли этот призыв для Хорватии? Еще как. Борьба хорватского правительства против венгерского государственного концерна MOL, инвестирующего в хорватскую энергетику и желающего получить контроль над крупнейшей энергетической компанией Хорватии, полностью идентична эпопее с бесконечными продажами и перепродажами Мажейкяйского НПЗ и иррациональному ужасу литовских политиков перед присутствием в Прибалтике «Газпрома».

И решение, которое предлагает Даля Грибаускайте Хорватии для «обретения энергетической независимости» от «агрессивного неоимперского соседа», гениально простое. Нужно просто построить свой СПГ-терминал! Как в Клайпеде. Благо катарскому сжиженному природному газу до Адриатического моря плыть куда ближе, чем до Балтийского.

Правда, в Литву газ на СПГ-терминал тоже поступает не из далекого Катара, а из близкой Норвегии, и все равно кубометр норвежского газа выходит почти на 200 евро дороже газа из российской трубы.

Но литовское правительство все равно заставляет предприятия в принудительном порядке закупать более дорогой норвежский газ себе в убыток. Потому что зачем иначе было строить СПГ-терминал, если газ оттуда все равно никто не покупает? Вот только даже с административными мерами литовского правительства СПГ терминал в Клайпеде нерентабелен: чтобы окупились все затраты на его аренду, выкуп, эксплуатацию, регазификацию, ежегодный оборот терминала должен составлять в 10 раз больше того количества энергии, которое нужно для Литвы. Однако подобных оборотов у клайпедского терминала не будет никогда: энергии в таком количестве не нужно не только Литве, но и соседям.

Ровно такую же «гениальную» схему Даля Грибаускайте в Загребе предложила хорватам. В точности такую же: Хорватия сопоставима с Литвой по размерам экономики и численности населения, поэтому СПГ-терминал для неё одной будет нерантабелен. А продавать газ соседям Хорватия не сможет, потому что этот газ соседям не нужен — в Венгрии через несколько лет будут пущены в эксплуатацию два новых эноргоблока АЭС, благодаря которым страна полностью удовлетворит свои потребности в электроэнергии и сможет продавать её излишек соседям.

И вот здесь — самый главный момент во всей этой истории: новые энергоблоки для АЭС «Пакш» будет строить «Росатом». Это результат сотрудничества российского и венгерского правительств: Москва предоставила Будапешту льготный кредит в 10 миллиардов евро на модернизацию построенной советскими специалистами атомной станции и строительство новых энергоблоков.

Так что после 2023 года, когда АЭС пройдет модернизацию и новые атомные реакторы будут введены в эксплуатацию, весь регион восточных Альп и северной Адриатики сможет потреблять дешевую российскую (!) атомную энергию. Не поэтому ли presidente Грибаускайте бросилась из своей далекой Литвы аж в Хорватию призывать коллег бороться за «обретение энергетической независимости», не прельщаться старыми инфраструктурными связями и дешевой венгерской энергетикой, а строить свой СПГ-терминал?

Если так, то в этом её визите нет ни малейшей заботы о хорватах, которым рекламируется заведомо убыточный энергетический проект.

И уж тем более нет ни малейшей заботы об интересах Литвы, жителям которой, понятное дело, абсолютно все равно, откуда Хорватия будет получать энергию — из СПГ-терминала или от российско-венгерской атомной станции.

В этой поездке г-жи президента в Хорватию как никогда четко проявляется, что Даля Грибаускайте — это всего лишь пешка на великой шахматной доске, которую участник геополитической игры двигает туда, куда считает нужным. И, благодаря своей presidente, такой пешкой является и вся Литва, которая сама по себе великого заокеанского гроссмейстера, разумеется, вовсе не интересует.

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Пишите письма

Пишите письма

Звон дипломатических сабель, хруст переломленных копий... Резолюция в ответ на резолюцию, против демарша — демарш. За всем этим тихо, полушепотом — новости мелкокалибербные вроде бы, малозначительные. Но очень симптоматичные. На них стоит иногда обращать внимание.

Чей туфля?

Чей туфля?

Угадайте политика по обуви!

Страны Балтии и Россия: общее прошлое

Страны Балтии и Россия: общее прошлое

История взаимоотношений народов Литвы, Латвии и Эстонии с Россией начиналась не в 1945 и даже не в 1940 году. Она имеет куда более глубокие корни, исчисляемые столетиями.