Политика Политика

Пиар на костях: как Калниете притворилась «жертвой путинского режима»

remove_red_eye  3593 0  

Балтийским «вахтершам ЕС» вернулась бумерангом их практика составления «черных списков», «стоп-листов» и принудительных выдворений неугодных публичных деятелей: Сандру Калниете не пустили в Россию. О том, что въезд на историческую родину ей запрещен, депутат Европарламента от латвийского «Единства» была проинформирована, но решила в очередной раз предстать жертвой России, напомнив о себе громким скандалом.

Один из лидеров Народного фронта Латвии Сандра Калниете родилась в деревне Тогур Томской области в семье депортированных при Сталине в Сибирь латышей. Сама Калниете вернулась в Латвию уже в четырехлетнем возрасте, выучилась в Латвийской художественной академии и делала карьеру по партийно-административной линии: вступила в КПСС и доросла до должности ответственного секретаря Правления Союза художников Латвийской ССР.

Когда начались «Атмода» и «поющая революция», трудное прошлое родителей оказалась для ответственного секретаря очень кстати: Сандра Калниете упорно ассоциировала себя с политссыльными и даже написала книгу воспоминаний «В бальных туфельках по сибирским снегам», чтобы снискать популярность у националистического электората. Ей это удалось: Калниете многократно избиралась в Сейм и Европарламент и стала одним из основателей нескольких праволиберальных партий, включая ныне правящее «Единство».

По понятным причинам свою историческую родину депутат Европарламента не жаловала и побывать там не стремилась. Однако после убийства 27 февраля видного оппозиционного деятеля Бориса Немцова Калниете решилась лететь в Москву, чтобы лично отдать погибшему российскому коллеге последнюю дань. Поездку в Россию она предварила записью в twitter следующего содержания: «Путин пообещал лично курировать расследование (убийства Немцова – прим.RuBaltic.Ru). Ха! Ха! Ха! Тогда уж можно и педофилу доверить детскую спальню».

В итоге Калниете в Россию даже не пустили, задержав вечером 2 марта в аэропорту Шереметьево и выдворив первым же рейсом.

«Несмотря на это решение путинского режима, я хочу, чтобы близкие и друзья Бориса Немцова и все российские свободолюбивые люди знали, что граждане Европы, моей страны Латвии и моей европейской политической семьи вместе с ними в этот трагический момент в российской истории», - отреагировала евродепутат на «путинскую депортацию» (в наши дни это депортация не из Латвии в Россию, а из России в Латвию).

«Такой шаг России вызывает большое непонимание, поскольку противоречит элементарным принципам гуманизма. Указанные действия России не способствуют взаимному доверию и влияют на атмосферу двустороннего сотрудничества», - прокомментировал скандал МИД Латвии.

Ответ, восхищающий своей нелепостью. Понятно было, что необходимость дать оценку выдворению Калниете ставит Латвию в довольно щекотливую ситуацию: не может же она возмущаться тем, что с её представителем поступили точно также, как сама она поступала с российскими учеными, экспертами, певцами, актерами, журналистами. Оказалась, еще как может. Даже про принципы гуманизма вспомнили. Странно, что никто не вспоминал про принципы гуманизма, когда директора Фонда национальной энергетической безопасности Константина Симонова сперва впустили в Латвию, а затем в ресторан, где он обедал, ворвалась Полиция безопасности и демонстративно из страны вышвырнула. А уж как «поспособствовал взаимному доверию» показательно-пакостный запрет главы МИД Ринкевича на въезд в Латвию Валерии, Газманову и Кобзону менее, чем за сутки до начала «Новой волны», знает каждый. Нет больше у Латвии «Новой волны»: именно так указанное действие Латвии повлияло на атмосферу двустороннего сотрудничества.

Отличительная черта прибалтийского стиля в международной политике: мелкое пакостничество при одновременном выставлении себя невинной жертвой.

Именно в таком стиле выступили Калниете и МИД Латвии: полгода латвийские деятели выдворяли из страны неугодных россиян, на все упреки пафосно заявляли, что выбирать, кого впускать в страну, а кого не впускать — это суверенное право государства. Именовали Россию агрессором, требовали разрывать с ней связи и вводить санкции. А когда Сандру Калниете, огульно обвинившую в убийстве Немцова российского президента, выдворили из России, то тут же началось: а как же взаимное доверие, что теперь будет с атмосферой двустороннего сотрудничества, где гуманизм, где человек человеку... .

Ничего не будет. В смысле, не будет двустороннего сотрудничества. Какое может быть сотрудничество, если вторая сторона так жалко и гнусно себя ведет? Нила Ушакова вот в Россию на похороны Немцова пустили. Может быть, потому что мэр Риги не призывал с трибуны Европарламента вводить против России новые санкции и не писал в «твиттере» «Ха! Ха! Ха!» по поводу гибели российского оппозиционера?

Однако главная нелепость в действиях Сандры Калниете даже не в этом.

Дело в том, что Калниете полетела «отдать последнюю дань» Борису Немцову, прекрасно зная, что въезд в Россию ей запрещен.

«В понедельник, 2 марта с.г., МИД Латвии обратился в Посольство России с просьбой оказать содействие в обеспечении поездки представителей Латвийской Республики на похороны российского политика Б.Е.Немцова. В этой связи оперативно была оказана визовая поддержка журналистам ЛТВ, а Посольству Латвии в Москве МИД России своевременно дал исчерпывающие разъяснения о возможностях въезда в Россию Парламентского секретаря МИД Латвии З.Калныни-Лукашевицы, а также Депутата Европарламента С.Калниете.

Латвийской стороне было конкретно заявлено, что евродепутат внесена в списки лиц, которым запрещен въезд на территорию Российской Федерации в ответ на расширение “черных списков” ЕС в отношении российских парламентариев», - говорится в официальном заявлении российского министерства иностранных дел.

То есть Калниете ехала в Россию, зная, что не попадет дальше аэропорта Шереметьево, что случится скандал, о котором на следующий день будут писать все латвийские газеты. Знала, но все равно полетела. Потому что забывать стали, а скандал — такой повод напомнить о себе! Урожденная «жертва тоталитарного режима» решила подзаработать политический капитал, представ невинной жертвой его правопреемника — что тут такого?

Разве только то, что уж слишком неудобный повод выбран для лицемерных политических игр. Все-таки человека убили.

А г-жа Калниете из его смерти сделала себе пиар: напомнила электорату о своей особе рассказом о том, как она была вынуждена ночевать на стульях в московском аэропорту.

Это уже не просто лицемерие, а лицемерие на костях. Политическое трупоедство. И вот с такими Россия должна создавать атмосферу взаимного доверия и выстраивать двустороннее сотрудничество?        

Обсуждение ()
Новости партнёров
Загрузка...
keyboard_arrow_up