Тема недели:
Евродепутат: вмешательство России спасло Сирию и Европу
Интервью с депутатом Европейского парламента от Латвии (социал-демократическая партия «Согласие») Андреем Мамыкиным.
Четверг
23 Марта 2017

Латвийский политолог: «Русскоязычные не представляют угрозы для Латвии»

Автор: Андрей Солопенко

Латвийский политолог: «Русскоязычные не представляют угрозы для Латвии»

04.07.2016  // Фото: kompravda.eu

В Латвии прошла презентация книги под названием «Общественная безопасность: дилемма включения – выключения. Портрет русскоязычного сообщества в Латвии». В рамках исследования докторанты факультета социальных наук Латвийского университета пытались понять действия русскоязычных жителей страны. Портал RuBaltic.Ru пообщался с главным редактором научного сборника – профессором факультета социальных наук Латвийского университета Жанетой ОЗОЛИНЕЙ:

– Профессор Озолиня, не могли бы Вы рассказать об основной цели вашего исследования русскоязычного сообщества Латвии. За последнее время было проведено несколько подобных исследований – в чём особенность вашего труда?

– Да, Вы правы, в последнее время, особенно после референдума о русском языке как о возможном втором государственном, в среде разных государственных учреждений Латвии, в том числе и в правительстве, стали появляться исследования о том, какое отношение у проживающих в Латвии русских к различным вопросам – как внутриполитическим, так и международным. И один из главных выводов был, что проживающие в Латвии русские являются лояльными, они показывают признаки патриотизма, что на самом деле так. При этом, с одной стороны, русскоязычные считают себя принадлежащими Латвии, а с другой – они видят во Владимире Путине могучего лидера и признают, что события на Украине отвечают интересам России. Однако вместо того чтобы искать ответ в процентах, каков удельный вес русскоязычных думающих так или иначе, что есть во многих исследованиях, мы хотели выяснить почему они так думают. Тем самым эта книга – не об отношениях государства и русскоязычных, а об отношениях русскоязычных с другими существующими в Латвии общинами и о том, как русскоязычные идентифицируют себя с латвийским обществом. В книге нет речи о вопросах гражданства, негражданства или о том, как русскоязычные смотрят на государство или государственные институты, речь идёт в основном о них самих: как они позиционируют себя в отношениях с латышами.

– И к каким же выводам пришли исследователи по итогам этого проекта?

– Выводов много, и они соответствуют тому, что показывали другие социологические опросы. Русскоязычных Латвии можно разделить на три группы независимо от того, есть ли у них гражданство Латвии или нет. Есть те, которые считают себя принадлежащими к стране, и для них не важен вопрос, кто ты в Латвии. Вторая группа – это те, которые намного комфортнее чувствуют себя во всём, что связано с Россией, её политикой и медийным пространством. И третья часть – это те, кто находятся где-то посередине и в некотором роде растеряны.

Вследствие этого один из наших главных выводов – что разговоры в Латвии о политике интеграции в отношении русскоязычной общины и продолжение этих разговоров – это вздор.

Ведь как можно интегрировать человека, который здесь родился, говорит на латышском языке, работает в государственных учреждениях и так далее? Эта интеграция ему просто не нужна, это старомодная концепция. Однако нужно думать о политике интеграции, которая относится к той части русскоязычных, которая до сих пор ищет своё место.

Второй вывод заключается в том, что русскоязычные Латвии озабочены своей культурной или этнической идентичностью. Они ищут для себя ответ на вопрос, что значит быть русским в Латвии и в Балтии? Для них ответ пока ещё не ясен, и, возможно, с точки зрения государственной политики стоило бы действительно проанализировать этот вопрос – что значат русские в Латвии?

Третье – у русскоязычных молодых людей сильнее выражены стереотипы, чем у латышской молодёжи. Русскоязычная молодёжь всё ещё мыслит стереотипами, что латыши их ненавидят, называют «ватниками» и т. д. В свою очередь, когда мы задавали идентичные вопросы латышской молодёжи, то они не употребляли такие термины. У них есть русские друзья, с которыми им интересно. То есть можно утверждать, что они принимают эту русскоговорящую общину как свою.

Четвёртый вывод появился из исследования о русскоязычных как о части латвийской диаспоры за рубежом именно в последние годы. Оказалось, что те русскоязычные, которые уехали работать в другие страны ЕС, очень быстро забывают свою принадлежность к Латвии. Они не пытаются поддерживать свой латышский язык, который у них блестящий, а присоединяются к так называемой транснациональной диаспоре. То есть они очень быстро, используя современные технологии, находят таких же и создают свою русскую общину.

– Вы упоминали, что русскоязычных Латвии можно условно разделить на три части; можете ли Вы сказать, в процентном соотношении, сколько каждая из них составляет?

– Судя по социологическим опросам, они разделяются на практически одинаковые три группы. И интересно, что между ними практически нет отличий по возрасту.

В принципе, русскоязычная молодёжь одинаково представлена в каждой из этих групп.

Конечно, это преимущественно влияние семьи и социальной среды; и ещё один из интересных фактов – что наибольшую угрозу своей идентичности и языку чувствуют не несколько тысяч русскоязычных, живущих в Талси или Валмиере, а те, которые живут в Риге или Латгалии, где есть русская среда и нет проблем с сохранением русской идентичности. Вследствие этого мы пришли к выводу, что в Латвии создалась русскоговорящая группа людей, которая добровольно себя исключила из латвийского общества. Они чувствуют себя комфортно в своей среде и ничего не хотят менять, и их очень трудно вовлечь в общество, так как они сами этого не хотят.

– В названии книги сказано «общественная безопасность», так значит ли это, что русскоязычные Латвии угрожают её безопасности?

– Прямо русскоязычная община не угрожает ни Латвии, ни латышской общине, и книга это показала. Но в то же время в отношениях между латышскоговорящей и русскоязычной общинами есть ряд вопросов, где существует напряжённость. Это можно использовать в каких-нибудь конкретных случаях. Однако в целом наше общество является безопасным.

– Вы сказали о проблемных вопросах. Видите ли Вы какие-либо пути решения этих сложностей?

– Здесь мы складываем вместе это исследование с другими аналогичными исследованиями, и оказывается, что один из очень важных способов решения – это улучшение социально-экономической ситуации в стране.

Второй способ – это отношения самоуправления и общины.

И третье – это качество образования. Как показывают данные исследования, у нас всё ещё есть школы, в которых билингвальное образование имеется только на бумаге. И при этих обстоятельствах как раз и появляются люди, которые выбирают самоисключение.

– На Ваш взгляд, как долго будет продолжаться это, как Вы выражаетесь, «самоисключение» значительной части русскоязычных Латвии из жизни общества?

– Это в большой степени будет зависеть от того, какая будет образовательная политика и какая интеграционная или коммуникационная политика будет осуществляться. Это тоже один из выводов книги: не нужно думать о больших интеграционных проектах, а нужно думать о коммуникационных проектах на уровне общин, чтобы на местах, где живут люди, они могли бы между собой общаться.

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Лучшее средство от «кремлевской пропаганды»

Лучшее средство от «кремлевской пропаганды»

Особенно хорошо понимаешь надуманность проблемы «российской пропаганды», когда в очередной раз сталкиваешься с новостью о том, как еще один молодой отморозок с «бандерой головного мозга» оскорбляет или бьет украинских стариков, осмелившихся пойти против красно-черного мейнстрима.

Переродившиеся убийцы

Переродившиеся убийцы

«Убийство — незаконно. Поэтому все убийцы заслуживают наказания. Если, конечно, они не убивают тысячами, под звуки фанфар».

А Вы могли бы стать великим полководцем?

А Вы могли бы стать великим полководцем?

А Вы могли бы стать великим полководцем?

Холокост в Ровно: резня в лесу Сосенки

Холокост в Ровно: резня в лесу Сосенки

 Ровно это город в северо-западной Украине, в котором в период немецкой оккупации с 28 июня 1941 г. по 2 февраля 1944 г. находилась столица Рейхскомиссариата Украина. 

Попробуйте новый дизайн!

Дорогой читатель, предлагаем Вам попробовать новую версию нашего сайта. Вы в любой момент сможете вернуться к текущей версии сайта, а также оставить свой комментарий и оценку.

Попробовать!
Нет, спасибо