Тема недели:
Варшава намерена переформатировать отношения НАТО и России
Польша в преддверии саммита НАТО намерена бороться с преградами для милитаризации Восточной Европы.
Вторник
31 Мая 2016

«Цель манипуляции в Интернете - атмосфера социальной напряжённости»

Автор: Елизавета Болдова

«Цель манипуляции в Интернете - атмосфера социальной напряжённости»

04.09.2014  // Фото: www.sostav.ru

Неотъемлемая часть нынешнего геополитического кризиса – информационная война, особенно активно развивающаяся в интернете. О законах этой войны и о том, как интернет влияет на развитие украинского кризиса, порталу RuBaltic.Ru рассказал после своего выступления летней школе для молодых журналистов Studia Baltica, проводимой Центром общественно-политических исследований "Русская Балтика" при поддержке Российского Союза Молодёжи и БФУ им. И. Кантакандидат политических наук, научный руководитель программы «Политический менеджмент и связи с общественностью» на факультете политологии МГУ им. М.В.Ломоносова Сергей ВОЛОДЕНКОВ:

- Сергей Владимирович, какое место в настоящее время в информационном поле занимает сетевая коммуникация и интернет?

- Если мы говорим об этом в политическом контексте, то вопрос имеет несколько аспектов. В 90-х годах Умберто Эко сказал, что общество разделяется по способам потребления информации на традиционное (телевидение, радио, пресса) и на потребителей интернет-СМИ.

В Средневековье, как вы помните, были люди, которые умели читать сами, и люди, которые получали информацию от Церкви, где им всё разжевывали и, соответственно, транслировали определённый смысл. То же самое происходит и сейчас. Одна группа людей, значительная и состоящая преимущественно из людей старшего поколения, проживающих на всём пространстве нашей страны, потребляет информацию в основном через традиционные СМИ. Другая группа людей, более молодых и проживающих по большей части в крупных городах, потребляет информацию через интернет-источники.

При этом важно отметить, что группа потребителей интернет-информации является более политически активной. Мы знаем о принципе Парето, который говорит о пропорции 20:80, и его можно применить в данном случае: 20% людей осуществляют 80% всей политической активности. Примеры «цветных революций» и Болотная площадь продемонстрировали, что именно интернет-пользователи - политически активная молодёжь - в первых рядах выходят на улицы и предъявляют свои требования к политическому режиму.

В связи с этим следует подчеркнуть также, что интернет-ресурсы, в отличие от традиционных СМИ, позволяют осуществлять мобилизацию масс. Ещё Ленин говорил о том, что газета должна быть не только агитатором и пропагандистом, но и коллективным организатором. Организаторами традиционные СМИ не стали, а вот в интернете мобилизация масс, особенно для протестной активности, осуществляется очень эффективно.

- В чём состоит особенность подачи информации и её восприятия в интернете?

- Ответ достаточно очевиден. В случае традиционных СМИ мы говорим о вертикальном типе коммуникации – сверху вниз. То есть от телевидения, газеты или радио идёт информация по вертикали вниз, к массам.

А в интернете коммуникация горизонтальная, пользователи взаимодействуют друг с другом. Такой вид коммуникации позволяет добиться большего уровня доверия. Потому что одно дело смотреть программу «Время» и читать газету «Правда», зная, что они политизированы, ангажированы и предлагают только одну версию политических событий, и совсем другое – взаимодействовать в интернете. Во втором случае мы получаем не официальное мнение, а мнение таких же пользователей, как и мы, и уровень доверия к такому мнению выше, потому что оно представляется неангажированным голосом свободного и независимого человека.

В связи с этим возрастает манипулятивный потенциал интернета, потому что через интернет-коммуникацию, таким образом, можно довольно эффективно манипулировать людьми от имени таких же пользователей, а не официальных органов власти.

Кроме того, традиционный вид коммуникации СМИ с потребителем предполагает, что масса – это совокупность независимых друг от друга индивидов, которые между собой никак не связаны. Они только потребляют информацию. Иными словами, ты сидишь в своей комнате и смотришь телевизор, потребляешь информацию индивидуально. Или каждый читает газету на своей скамейке.

Особенность интернет-ресурсов заключается в том, что там присутствует коллективное потребление, потому что один пост, выложенный в сети, обсуждается большим числом пользователей. При этом каждый видит эти обсуждения, поэтому можно говорить и о выработке неких коллективных смыслов в ходе комментаторской активности. Масса в этом случае превращается из независимых друг от друга индивидов в структурированное сообщество. Не случайно существует такое понятие, как «сетевое сообщество»: его члены объединены друг с другом на уровне горизонтальных связей.

- Можно ли говорить о том, что комментарии в этом случае становятся важнее самого информационного материала?

- Действительно, возникает интересный эффект: важно не столько содержание сообщения, сколько комментарии под ним. В зависимости от того, как пользователь комментирует ту или иную информацию, читающие комментарии люди могут по-разному интерпретировать само содержание сообщения.

Если вспомнить о социальном маркетинге (SMM), то он направлен именно на то, чтобы изменять отношение к исходному сообщению и интерпретировать его на уровне пользовательских комментариев. И это действительно работает, можно изменить оценки того или иного сообщения.

Кроме того, лайки, ретвиты, репосты и другие функции социальной активности позволяют увеличивать значимость того или иного сообщения. Если материал собрал огромное количество лайков и репостов, то теперь можно говорить о том, что сообщение значимо. Аналогично, сообщение без большого количества лайков представляется сознанию простого обывателя малозначимым. Такое отношение к социальной активности также позволяет манипулировать информационным пространством.

- Какую роль играет интернет в освещении украинских событий?

- Его роль важна, поскольку интернет-ресурсы не имеют какой-либо территориальной привязки. Не все имеют возможность читать украинские газеты, слушать украинские радиостанции и смотреть украинские телеканалы, а в интернете это всё можно сделать. Соответственно, есть возможность получать альтернативную информацию.

При этом, интернет используется достаточно активно, чтобы формировать мнение не только на Украине и в России, но и за рубежом.

Говоря о российском медиа-пространстве, о той же социальной сети «Вконтакте»: ещё в феврале этого года мы анализировали более трёхсот групп, посвящённых событиям Евромайдана. Группы, несмотря на тематику, существовали в российской сети. Поэтому события на Украине освещались и освещаются очень активно, и так же активно обсуждаются. По большому счёту, именно в интернет-пространстве на сегодняшний день представлен наиболее полный спектр мнений и позиций относительно событий на Украине.

Интернет также позволяет получить информацию не официальную, а пользовательскую, и снова появляется пространство для манипуляций. Создаются мемы, через ботов осуществляется вброс необходимой информации и попытки управлять общественным мнением в сети.

Так что, с одной стороны, мы можем говорить о широком спектре мнений для получения объёмной картины ситуации, а с другой - есть попытки манипуляции общественным мнением через непроверенную и ложную информацию от лица вымышленных персонажей. Интернет на сегодняшний день стал ареной информационного противостояния разных сторон - как украинских и российских, так и западных.

- Можно ли говорить о том, что через интернет производятся попытки накалить атмосферу вокруг кризиса?

- Создание атмосферы социальной напряжённости является одной из задач манипуляций и пропаганды в сети. Информационное противоборство как раз позволяет решить эти задачи - в том числе и усиления социальной напряжённости. Поэтому вполне естественно, что такие попытки происходят.

- Можно ли выделить основные методы, которые используются в информационной борьбе для искажения информации?

- Методов сотни, поэтому расскажу лишь о части из них.

Прежде всего, это метод, когда людей ставят перед выбором из всего лишь нескольких управляемых альтернатив, формируя архитектуру выбора: «Вы за или против Майдана? Вы за или против сохранения Украины?». Очевидно, что это альтернативы, которые приводят к манипуляции, и что если выйти за рамки этого выбора, то откроется больше возможностей того, как относиться к событиям на Украине и как могут сложиться события.

Метод создания архитектуры выбора, таким образом, - это один из серьёзных способов манипуляции. Мы создаём ту реальность, в которой человек других альтернатив и не видит.

Активно используется метод объективного подхода, когда в материале ссылаются на социологические исследования и опросы, когда мы говорим о мнении экспертов. «Эксперты назвали самых влиятельных политиков», «Эксперты предрекли крушение режима Путина»… Какие эксперты? Кто сказал, что они эксперты? Насколько они ангажированы?

Можно говорить и о методе семантического манипулирования, когда по-разному строятся фразы и в зависимости от того, какие слова используются, сами события воспринимаются по-разному. Человек может быть шпионом или разведчиком, сепаратистом или борцом за независимость.

А если в переводчике «Google» забить “American rebels”, то перевод будет “американские повстанцы”, тогда как “Russian rebels” он переведёт как “российские боевики”. Перевод одних и тех же слов словами с разной семантической окраской заставляет читателя и само явление воспринимать иначе.

Есть также и метод навешивания ярлыков, когда интернет-сообщество навешивает ярлыки на какие-либо группы людей. Например, «колорадос» уже давно стали ярлыком. Есть ещё «укры», «укропы» и «ватники» - всё это ярлыки, которые показывают и навязывают определённое отношение. На фоне украинского кризиса мы видим, как активно они навешиваются на людей, занимающих ту или иную позицию.

Можно продолжать и дальше, но эти сейчас наиболее активно применяются.

- А могут ли интернет и социальные сети, на Ваш взгляд, способствовать тому, чтобы снижать градус общественной истерии вокруг украинского кризиса?

- На самом деле, интернет – это лишь площадка возможностей. Как эти возможности будут использоваться, зависит уже от самих людей. Как нож: ножом можно убить, а можно защищаться или резать колбасу. То же и с интернет-ресурсами: их можно использовать для накаливания ситуации или для ослабления напряжения - всё зависит от того, какие цели перед собой ставят люди.

Очевидно, что пользователям больше нравятся негативные события и информация, они любят её читать, она воспринимается более ярко. Потому что положительная информация ещё с советских времен воспринимается как пропаганда, к ней возникает низкий уровень доверия. Но несмотря на это, интернет можно использовать и для созидательной деятельности, потому что это лишь оружие и инструмент. Это относится и к традиционным СМИ. В конечном счёте всё упирается в людей.   

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров

Советский экзамен для Европы

Советский экзамен для Европы

Либерализм, несмотря на свое непримиримое отношение к коммунизму, всё чаще повторяет его ошибки. С одной стороны, нынешние «европейские ценности» имеют столько же общего с классическим либерализмом, сколько программа КПСС 1961 г. с марксизмом. С другой — весь этот набор ценностей в ЕС — это уже не способ сделать жизнь общества лучше, а система правил, в верности которой необходимо клясться.

Индиго-будущее и социал-дарвинизм в чистом виде

Индиго-будущее и социал-дарвинизм в чистом виде

Нет, не бывает никаких детей-индиго, бывает поколение напыщенных и плохо образованных дегенератов, на уши которым можно развешивать любую лапшу. И бывает звериный оскал империалистических монополий, для которых образ инфантильного подростка с айфоном — это просто хороший способ пудрить неокрепшие мозги.

Литва или Северная Корея?

Литва или Северная Корея?

Современная Литва нередко практически не отличима от КНДР. Сумеете ли Вы отличить Литву от Северной Кореи?

Украинские националисты: пособники оккупантов (1941–1945 гг.)

Украинские националисты: пособники оккупантов (1941–1945 гг.)

Одновременно украинские националисты воевали с поляками. Эта вражда отличалась особой жестокостью: только с 10 по 15 июля 1943 г. отряды УПА на Волыни убили более 12000 человек мирного населения.