Тема недели:
Европа больше не будет кормить Прибалтику
Евросоюз со следующего года сокращает на четверть финансирование программ по поддержке стран Восточной Европы.
Воскресенье
04 Декабря 2016

ПБК устал доказывать лояльность

Автор: Александр Шамшиев

ПБК устал доказывать лояльность

04.12.2015  // Фото: http://www.obzor.lt/

Стало известно, что «Первый Балтийский канал» закрывает новостную передачу «Литовское время». В Литве исчезает единственная новостная передача на русском языке. О последствиях этого события для русскоязычного информационного пространства Литвы порталу RuBaltic.Ru рассказал шеф-редактор портала Baltnews.lt Анатолий ИВАНОВ:

- Господин Иванов, как исчезновение «Литовского времени» скажется на медиа-пространстве Литвы? Что теперь будут смотреть русскоязычные зрители?

- Существовала аудитория, которая любила и смотрела литовские новости на русском языке, подготовленные редакцией новостей ПБК. Я и сам всегда с удовольствием слушал новости в исполнении Михаила Андриянова. Он был корреспондентом ПБК на литовском взморье, делал новости из Клайпеды. В основном они до нас не доходят или доходят в очень усеченном виде. Миша делал очень неплохие и качественные новости — не только об официальной жизни города, мэрии и администрации. Он делал новости о жизни Клайпеды. Это было интересно, познавательно. В конце концов мы узнали, что творится за 300 км от Вильнюса. Это была единственная точка, дававшая невильнюсскую информацию. В Каунасе, к сожалению, у них никого не было. В Висагинасе они появлялись редко, как и в других городах. Но даже не в этом дело, а в том, что была аудитория, любившая слушать новости по-русски, общенациональные, политические, экономические, спортивные, культурные, обо всём, что происходило в Литве. 

Конечно, в известном смысле мы можем сказать, что поскольку литовский медиарынок достаточно узок и скуден, то и новости повторялись. Одна и та же информация проходила и по национальным каналам, и по коммерческим, которые делают новости на литовском языке, и по ПБК. Но ведь аудитории не пересекались. К тому же, новости на ПБК шли в связке с новостями российского «Первого канала». На ПБК новости были самостоятельной программой, но как бы логично связанной с российскими новостями, являясь их продолжением. Человек посмотрел новости российского телеканала, посмотрел литовские новости — ну и все, день закончился, прожит не зря.

- Пострадает ли компания Baltic Media Alliance, владелец ПБК?

- Не знаю, не думаю. Исхожу из того, что там работают опытные менеджеры, которые просчитали ситуацию достаточно хорошо и на несколько лет вперед.
Пострадает ли литовский зритель? Безусловно, пострадает. Что будет смотреть данная аудитория? Полагаю, переключится целиком на новости, которые готовят и демонстрируют российские каналы, либо ретранслируют литовские компании с российского ТВ. Это не хорошо, не плохо. Всегда полезно знать альтернативные точки зрения. Я, например, сам с удовольствием смотрю польское телевидение, литовское и российское для того, чтобы иметь перед глазами цельную картину.
При этом в любом случае потеря «Литовского времени» — плохой шаг. Не с коммерческой позиции даже, а с точки зрения устройства жизни это всяк скорее отрицательное событие, нежели положительное.

 - Комментируя закрытие программы, в ПБК сообщили: «Канал убедился, что медиаполитика литовских властей имеет малого общего с европейскими ценностями, непреложной частью которых является свобода слова и соблюдение законов ЕС. А ограниченность политического кругозора и пренебрежение к этническим меньшинствам Литвы делают коммуникацию с ними ненужной для власти». Вы наблюдаете такую атмосферу?

 - Это верно только отчасти. Так поступает не власть, а отдельные представители ветвей власти. К сожалению, очень влиятельные. Ситуация все время моделируется таким образом, чтобы подставлять под удар президента. Ее позиция по отношению к нацменьшинствам не устраивает определенную, даже можно сказать, большую часть литовской политической элиты. Я имею в виду правый фронт любой партии, в том числе социал-демократов.

Разноликих ястребов в Литве хватает. Политика этих правых крыльев сориентирована на как можно скорейшую ассимиляцию национальных меньшинств.

В качестве примера они приводят литовских татар и литовских караимов, которые веками живут здесь. Надо положить руку на сердце и сказать, что литовские татары и караимы давным давно ассимилировались и не представляют из себя самостоятельной общины. То же самое происходит в Литве с еврейской общиной. Совсем недавно беседовал с Сергеем Кановичем, сыном известного писателя Георгия Кановича. Он говорит, что мы присутствуем при смерти литовской еврейской общины — воспроизводства нет, рождаемость равна нулю, старики уйдут естественным образом и община умрет. К этому подталкивают. Так что понимаю, в некотором смысле руководство ПБК просто устало доказывать свою лояльность, независимость, объективность в подаче информации, или хотя бы стремление к этому. Сколько можно биться головой о стену? Проще выключить телевизор и забыть о головной боли. В этом плане их можно оправдать. Хотя, может быть, я ошибаюсь.

 - Какие тенденции видите в литовском медиапространстве? Какие настроения превалируют сейчас?

 - Все можно высказать несколькими предложениями. Главное — в отличие от слепого, наивного, глупого Запада, в котором полно идиотов, удобных Кремлю, политическая элита Литвы не поддалась на заигрывания со стороны Москвы и всегда находилась в состоянии готовности, поскольку привыкла жить с непредсказуемым соседом. Эта идея сейчас генерируется практически на всех уровнях и тиражируется в народ. Отсюда попытки возобновить процессы признания КПСС преступной организацией. Отсюда заявления о том, что пятая колонна в Литве гораздо опаснее террористов ИГИЛ. Отсюда недавний мини-скандал в Службе общественной безопасности, когда вдруг выяснилось, что там с оружием в руках находятся люди, нелояльные литовскому государству.

Все подводится под один стандарт — «есть враги» и «надо с ними быть начеку».

Причины две, об этом в Литве много и открыто говорят люди, трезво смотрящие на жизнь. Первая: завершение распределения бюджета на 2016 год. Каждая структура хочет урвать под себя куш посолиднее. Для того, чтобы это сделать, нужно найти кучу врагов, с которыми необходимо бороться в следующем году. Вторая: осенние выборы 2016 года. Осталось менее 330 дней. Упускать нельзя ни одного дня. Лучший способ мобилизовать электорат — найти внутренних врагов, с которыми нужно бороться. Что бы ни происходило, события можно подводить под эти два аспекта.

 - Как литовская пресса встретила новость о закрытии «Литовского времени»? Какая репутация успела сложиться у ПБК?

 - Репутацию того или иного СМИ в Литве определяет, как это ни прискорбно, Департамент государственной безопасности. Если ДГБ в годовом докладе об угрозах национальной безопасности за 2014 год упоминает «Первый Балтийский канал», еженедельники «Обзор», «Литовский курьер», «Экспресс-Неделя» и ряд интернет-изданий как нелояльные, то и оценка такая же. Как отреагировало общество? Никак не заметило, потому что у ПБК была ничтожная аудитория — 10% населения, то есть 300 тысяч, из них примерно 30 тысяч смотрели программу «Литовское время». Как отреагировали журналисты из так называемой группы «Вся журналистика Литвы»? Отреагировали с радостью.

Это было представлено как некая победа трезвой литовской журналистики в борьбе с кремлевской пропагандой, потому что ПБК — прокремлевский канал, то есть официальная точка зрения.

Если бы я стоял у руля ПБК, мне бы тоже, наверное, было неприятно и, возможно, на каком-то этапе я бы принял решение выключить кнопку. Все-таки они 12 лет проработали, сделали массу полезного для литовской журналистики, для просвещения. В конце концов там выросла целая плеяда тележурналистов. Они, конечно, не звезды, им далеко до Эрнеста Мацкявичюса, но на нашем уровне это тоже величины. Как они будут в дальнейшем строить свою будущее, трудно предположить. В целом складывается не оптимистическая картина.

 - Подозрительное и настороженное отношения к «нелояльным» СМИ распространяется и на прессу, пишущую на польском языке, вроде «Виленского курьера»?

 - По крайней мере, до недавних пор — да. Президент отметила польские газету Kurier Wileński и радиостанцию Znad Wilii, вместе с ними «Русское Радио Балтия», как ресурсы, которые помогают противостоять враждебной пропаганде третьих стан, поэтому отношение к ним тут же изменилось. Команда сверху прозвучала — значит, надо менять. Изменилось ли что-нибудь в редакциях этих изданий? Насколько я могу судить, ничего. В контенте тоже ничего не поменялось. Просто пришло время кого-то приголубить, на кого-то обратить большее внимание.

Хорошая мысль недавно прозвучала на ПБК. Политика дело непрямое. В политике между фактом и следствием могу быть всевозможные конфигурации. Был приведен пример с камнем, брошенным в воду.

Если от камня идут радиальные правильные круги, то от камня, брошенного в политическую воду, могут идти квадраты, треугольники и иные замысловатые фигуры, понимаете, какие я имею в виду, да?

- Не так давно Литву посетил грузинский премьер. Его по-дружески покритиковали за состояние свободы слова в Грузии. Как в этом смысле дела обстоят в самой Литве?

 - Что положено Кесарю, не положено быку. Любим критиковать кого бы то ни было за что бы то ни было, стараясь не замечать или делать вид, что не замечаем того, что творится на собственной территории. Это трагично.

В Литве нет и не может быть скандалов, связанных со свободой слова, потому что все информационное поле выглядит как шахматная доска, оно черно-белое. Белые клетки занимают те, кто активно борется с кремлевской пропагандой. Черные клетки занимают те, кто в силу доверчивости, глупости, некомпетентности, малообразованности не понимает, что это пропаганда и что против нее надо бороться.

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Пишите письма

Пишите письма

Звон дипломатических сабель, хруст переломленных копий... Резолюция в ответ на резолюцию, против демарша — демарш. За всем этим тихо, полушепотом — новости мелкокалибербные вроде бы, малозначительные. Но очень симптоматичные. На них стоит иногда обращать внимание.

Сериалы против политики!

Сериалы против политики!

Попробуй отличить правду от выдумки сценаристов!

Бронзовый солдат: памятник воинам-освободителям Таллина

Бронзовый солдат: памятник воинам-освободителям Таллина

Авторами монумента освободителям столицы Эстонии, известного ныне как «Бронзовый солдат», стали архитектор Арнольд Алас и скульптор Энн Роос.