Тема недели:
Европа больше не будет кормить Прибалтику
Евросоюз со следующего года сокращает на четверть финансирование программ по поддержке стран Восточной Европы.
Воскресенье
04 Декабря 2016

Послание Путина: Россия окончательно откажется от портов Прибалтики

Автор: Александр Носович

Послание Путина: Россия окончательно откажется от портов Прибалтики

04.12.2015  // Фото: lenta.ru

Выступая с Посланием Федеральному Собранию, президент России Владимир Путин призвал развивать российские порты на Балтике. Обращение Путина к балтийскому региону означает, что в Кремле принято политическое решение окончательно отказаться от морских портов Прибалтики и завершить переориентацию российского транзита на порты северо-запада РФ. Это политическое решение уже не будет «отыграно назад»: ни отмена санкций, ни смягчение антироссийской риторики Литвы, Латвии и Эстонии в этом вопросе ничего не изменят.

«Мы продолжим модернизацию транспортной инфраструктуры, будем развивать мощные логистические центры, такие как Азово-Черноморский и Мурманский транспортные узлы, современные порты на Балтике и Дальнем Востоке», — заявил президент России, обращаясь с Посланием к Федеральному Собранию.

Таким образом, в выступлении Владимира Путина был четко обозначен приоритет развития отечественной транспортно-логистической инфраструктуры и отказ от услуг транзитных стран — украинских портов на Черном море и портов Литвы, Латвии и Эстонии на Балтике.

В выигрыше от такой официально обозначенной государственной политики окажутся Новороссийск, Тамань и другие порты Черного моря; Выборг, Усть-Луга, Приморск и другие российские порты на Балтике. Главные проигравшие: Одесса, Ильичевск и другие украинские порты; Клайпеда, Рига, Вентспилс, Таллин — то есть морские торговые порты Литвы, Латвии и Эстонии.

Заявление Путина означает, что отказ России от морских портов Прибалтики — окончательный; он не связан ни с санкциями, ни с радикально антироссийской риторикой первых лиц Литвы, Латвии и Эстонии в последние годы.

Модернизация старых и строительство новых морских грузовых портов на Балтике стали государственной политикой России в области развития инфраструктуры с начала нынешнего столетия. В 90-е годы, несмотря на крайне напряженные отношения России с Прибалтикой, всё десятилетие сохранялась надежда, что Литва, Латвия и Эстония перебесятся, переболеют русофобией как болезнью роста, уравняют всех русскоязычных в гражданских правах с титульными нациями, лишатся иррационального страха России и обретут чувство защищенности, вступив в НАТО и Евросоюз, — одним словом, что они станут адекватными участниками международных отношений, от которых России не нужно ждать какой-нибудь мелкой пакости в любой момент.

Но все эти ожидания оказались тщетны. Вступление стран Балтии в НАТО привело лишь к тому, что они стали подзуживать союзников по Североатлантическому Альянсу пересмотреть старые договоренности с Россией, отказаться от данных Москве гарантий и наращивать военное присутствие НАТО в балтийском регионе. От президента Литвы Дали Грибаускайте даже прозвучала инициатива рассмотреть на предмет применения против России 5 статьи Устава Североатлантического Альянса. Членство Прибалтики в ЕС обернулось тем, что Литва, Латвия и Эстония обрели для своих антироссийских выпадов общеевропейскую трибуну и начали вставлять палки в колеса диалога Россия/ЕС: то вето на переговоры о безвизовом режиме наложат, то «Северный поток», «Южный поток» и другие российско-европейские энергетические проекты попытаются запретить.

Учитывая неизбывную прибалтийскую враждебность и «несанкционированный отбор» газа Украиной, зависимость от транзитных стран была в итоге осознана Россией как угроза национальной безопасности, что сделало преодоление этой зависимости стратегическим приоритетом.

Отсюда и проекты газопроводов в обход Украины и Польши, и строительство новых и модернизация старых российских торговых портов на Балтике. И если реализации совместных со странами ЕС энергетических проектов государства «санитарного кордона» еще могли как-то помешать на уровне Еврокомиссии, то со строительством морского торгового порта в Усть-Луге и модернизацией торгового порта в Приморске балтийские государства сделать практически ничего не смогли.

В результате сейчас быстрее всех грузовых портов восточного побережья Балтийского моря грузооборот растет именно в российских портах Финского залива — следствие целенаправленной государственной политики по переориентации транзита и развитию собственной логистической инфраструктуры.

В этом году было объявлено о завершении строительства порта Усть-Луга. За предыдущий год грузооборот Усть-Луги составил 75,6 миллионов — самый высокий показатель в регионе Балтийского моря. Однако во время строительства порта заявлялось, что он будет переваливать до 170–180 миллионов тонн грузов в год. Откуда в будущем будут браться недостающие 100 миллионов тонн? Учитывая государственную политику развития собственной логистической отрасли и преодоления зависимости от стран-транзитеров — за счет перенаправления транзитных потоков из Прибалтики в Ленинградскую область.

На странах Балтии эта государственная политика сказывается уже сейчас. Грузооборот находящегося ближе всех к портам Санкт-Петербурга и Ленинградской области Таллинского порта за 9 месяцев этого года сократился на 21%. Грузооборот Вентспилского порта Латвии за первое полугодие 2015 года сократился почти на 15%. Между тем, при строительстве нового нефтеналивного терминала в порту Приморска Ленинградской области прямо указывалось, что этот терминал создаётся как альтернатива Вентспилсу.

Нефтепровод, Мажейкяйские нефтеперерабатывающий завод и нефтеналивные терминалы в Вентспилсе и Клайпеде строились в Латвийской и Литовской ССР как часть общей инфраструктуры по транспортировке советской нефти в Европу.

Если современные Латвия и Литва говорят о том строительстве как о «советской оккупации» и стремятся к инфраструктурному размежеванию с Россией, то почему эта советская инфраструктура по-прежнему должна использоваться, почему прибалтийские элиты должны на ней зарабатывать, почему через прибалтийские, а не через российские транспортные узлы должна транспортироваться российская же нефть?

Фактически, Кремль своей политикой делает за прибалтийских политиков их работу — освобождает их от «материальных последствий оккупации». Если бы морские порты и железнодорожное полотно Литвы, Латвии и Эстонии считались бы национальным достоянием и общем наследием, тогда можно было бы говорить о враждебной по отношению к Прибалтике политике России и подсчитывать убытки, которые нанесет балтийским странам «национализация» российского транзита. В Латвии, например, транзит составляет 12–13% ВВП, а 80% транзита приходится на грузы, идущие с Востока. Этим летом Министерство сообщения Латвии подсчитало, что в случае потери российского транзита латвийский бюджет недосчитается 1,6 миллиарда евро.

Однако подобные подсчеты были бы уместны, если бы транзит представлял для прибалтийских правительств политическую ценность. На практике же он для них, во-первых, «наследие оккупации», во-вторых, угроза безопасности. Порты и железные дороги, обслуживающие грузопоток преимущественно из России, порождают в Прибалтике «экономическую пятую колонну» — крупные группы людей, критически заинтересованных в хороших отношениях своих стран с Российской Федерацией. Прагматических, конструктивных, взаимовыгодных. 

Однако для прибалтийского истеблишмента хорошие отношения с Россией — это табу. Поэтому и транзит для них в первую очередь не один из главных источников формирования доходной части бюджета, а политическая угроза.

Тенденция последнего года: представители истеблишмента, заинтересованные в развитии транзитной отрасли, будь то железная дорога (до лета этого года председатель правления «Латвийской железной дороги» Угис Магонис) или морской порт (до этой недели мэр Таллина Эдгар Сависаар) становятся объектами уголовного преследования. В таких условиях российское руководство и не могло принять никого другого решения, кроме как в принципе отказаться от транзита через Прибалтику.

Прибалтийский транзит не нужен ни России, ни руководству Прибалтики. Россия в финансовом отношении выиграет куда больше, если будет экспортировать свои товары через свои же порты. Какие у российского руководства могли быть основания отказывать своим транспортникам в заработке ради Литвы, Латвии и Эстонии? Только одно: если бы Россия могла таким образом поддержать союзнические, добрососедские отношения с дружественными себе странами. Но чего в Прибалтике точно нет и никогда за последние четверть века не было, так это добрососедских отношений с Россией и дружественных ей стран.

Статья доступна на других языках:
Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Пишите письма

Пишите письма

Звон дипломатических сабель, хруст переломленных копий... Резолюция в ответ на резолюцию, против демарша — демарш. За всем этим тихо, полушепотом — новости мелкокалибербные вроде бы, малозначительные. Но очень симптоматичные. На них стоит иногда обращать внимание.

Литва или Северная Корея?

Литва или Северная Корея?

Современная Литва нередко практически не отличима от КНДР. Сумеете ли Вы отличить Литву от Северной Кореи?

Бронзовый солдат: памятник воинам-освободителям Таллина

Бронзовый солдат: памятник воинам-освободителям Таллина

Авторами монумента освободителям столицы Эстонии, известного ныне как «Бронзовый солдат», стали архитектор Арнольд Алас и скульптор Энн Роос.