Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Четверг
08 Декабря 2016

«Ложь в Прибалтике стала нормой»

Автор: Андрей Стариков

«Ложь в Прибалтике стала нормой»

05.01.2016  // Фото: www.regnum.ru

Ушедший 2015 г. был для Эстонии не менее насыщенным, нежели для её балтийских соседей. Какие события выделить в качестве главных и чего ждать в наступившем 2016 году? Для подведения этих политических итогов портал RuBaltic.Ru побеседовал с эстонским правозащитником, юристом Сергеем СЕРЕДЕНКО:

– Г-н Середенко, завершился 2015 год. Время подвести его итоги. Какие три наиболее значимых события произошли в Эстонии в прошлом году?

– Я, как человек, спорящий со всеми… Сама идея подводить итоги отдельно по Латвии, Эстонии и Литве, может, и правильная, но у нас новости, в общем-то, региональные. Американские войска вводят не в Эстонию, их вводят в Прибалтику. Тотальная коррупция – это не эстонское изобретение: в Латвии банк Citadele, у нас Таллинский порт и т. д. Тенденции одинаковые.

– Везде своя национальная специфика…

– Да, но это совершенно не означает, что они не в общем тренде. Просто нужно учитывать эту специфику. Например, для подготовки книги о преследовании правозащитников в Прибалтике я изучил ежегодники литовского ДГБ. Так вот, литовская специфика заключается в том, что в отличие от Латвии и Эстонии, которые костерят только Россию, Литва костерит Россию и Беларусь, а также указывает на некие «другие государства» — читай, Польшу. Вот, собственно говоря, и вся литовская специфика…

Для меня главное событие прошедшего года – это то, что ложь стала нормой. Это качественное событие. Расшифрую.

Человек уже не лезет в газету посмотреть новости, он лезет в газету посмотреть на новое враньё, чтобы быть в курсе нового вранья. Это принципиальный момент, на мой взгляд. Феномен, который я давно назвал «чужие новости». Посмотрим ведущий эстонский новостной сайт Postimees. Опрос: «Какое событие этого года стало главным?».

Опрос.jpgПросто взгляните на него: «холодное лето и тёплая зима» – 32%, «тяжёлая болезнь и выздоровление Эдгара Сависаара» – 56%. О чём говорят результаты опроса? О том, что целый год Postimees потчевал русских людей «чужими новостями». «Освобождение Эстона Кохвера» не волнует никого, «ликвидация Estonian Air» – 3%, «открытие русскоязычного телеканала ETV+» – 2%. Рекордсмен: «выборы в Рийгикогу» – 0%. Это и есть «чужие новости».

Победитель – «тяжёлая болезнь и выздоровление Эдгара Сависаара» – здесь, конечно, можно приплести русский авторитаризм, вождизм, вожака русским надо. Но тот же Postimees давал другой опрос, в котором спрашивал: «Почему Вы голосуете за Центристскую партию?» – на что 93% ответили: «Потому что больше не за кого». Представляете себе поддержку этой партии? Вот теперь из логики «потому что больше не за кого» тяжёлая болезнь и выздоровление Эдгара Сависаара набирает 56%. «Холодное лето и тёплая зима» – это вообще протестное голосование.

Поэтому, когда я говорю, что «ложь стала нормой», – это те события и то освещение этих событий, которое давалось в течение года. Опрос Postimees – самое яркое тому подтверждение. 0% за «Рийгикогу» – это чужие новости.

– Ложь стала нормой. Зафиксировали. Второе событие?

– Второе качественное событие для меня – это «оккупация» Прибалтики иностранными войсками.

– Речь о размещении контингента НАТО в странах Балтии?

– Да. На слове «оккупация» я, конечно, не настаиваю. Это же не в результате военных действий. Но! Во-первых, меня не спросили. Во-вторых, я категорически против.

Тут же нужно отметить, что под Новый год пошли какие-то совершенно новые сигналы. И есть такое ощущение, что скоро всей этой военной истерии будет дан отбой. Прибалтику просто списывают со счетов.

– Та резонансная статья в Forbes, где автор предлагает исключить страны Балтии из НАТО?

– Да, в том числе. И я вижу уже какие-то подвижки в этом направлении. Пару недель назад на эстонском Delfi было две российских перепечатки, где ДНР называется «ДНР», а ЛНР называется «ЛНР». Напомню, что это «террористические организации», за участие в которых по запросу украинских властей официальный Таллин выдал гражданина Эстонии Владимира Полякова. Понимаете, какая каша в головах у правящих?!

Моя мечта – хоть кого-то из эстонских политиков получить на сутки. Лучше – привязанным к стулу. Я просто хочу попытаться понять, что там в голове. Ведь это полный абсурд. Если у эстонцев ДНР теперь тоже «ДНР», то спрашивается, а кто вообще воюет на Украине…

Тот же Delfi публикует колоссальное видеоинтервью с военными врачами из «Азова» (добровольческое вооружённое формирование, входящее в состав Национальной гвардии Украины – прим. RuBaltic.Ru), где те сорок минут рассказывают о том, как они воюют с российской армией. Подчёркиваю: с российской армией. И что характерно – побеждают.

Я по этому поводу шутил, что понятно, почему Россия проводит в Сирии только военно-воздушную операцию. Потому что сухопутных войск у России уже просто нет. Украинцы положили. Они же там о десятках тысяч говорили…

В то же самое время глава СБУ говорит, что 68 граждан России там было. Вот такое украинское враньё плавно перетекает в военную истерию прибалтов, что потом перетекает в новые сценарии российской оккупации.

Почему я говорю о регионе? Потому что есть два конкурирующих сценария «агрессии России»: это Нарва и Латгалия. Они соперничают между собой за то, кто должен больше бояться.

– Побеждает Латгалия. Вспомним военные учения под Вильнюсом «Кленовая арка – 2015» с их легендой о зелёных человечках в мифической «Латгале»…

– Это в Вас латвийский патриотизм говорит… А вот американское издание Vox относит всё это в Нарву. И даже даёт большую разбивку с замечательными таблицами: как будет разворачиваться Третья мировая война конкретно в Нарве. Поэтому для меня второе событие – это контингент НАТО в Прибалтике, военная истерия, украинская ложь.

И третье?

– Третье событие, конечно, глобальное. Это полная беспомощность и Европы, и Прибалтики перед лицом так называемого миграционного кризиса. Беспомощность, начиная с того, что только год спустя я смог увидеть в СМИ заголовок, которому внутренне мог хоть как-то порадоваться. Потому что вопрос был задан правильно: так всё-таки мигранты или беженцы? То есть нет никакого понимания, кто такие беженцы… кто такие мигранты, в Эстонии знают: это русские. Кто такие беженцы, не знает никто, и говорить об этом нельзя. Ведь если говорить о беженцах, нужно говорить о преследованиях. Основанием для получения статуса беженца является преследование. А если говорить о преследованиях, то эстонские власти должны заявить: господи, так мы же по отношению к русским тем же самым занимаемся.

Очень неловкий вопрос. Но реакция на кризис беженцев была вполне прибалтийская: «Ну и ладно, если здесь можно хоть что-то своровать, то давайте это сделаем». Вот это, пожалуй, три главных события.

– Если мы уже вышли на региональный уровень, то каковы итоги года для русскоязычных активистов стран Балтии?

– Для нас год был крайне тяжёлым. Мы перешли в новое качество. Мы стали неконтактными. Александр Гапоненко, латвийский правозащитник, ехал ко мне в гости в Эстонию, был остановлен и «завёрнут». Вот. Очень простая история. Я со своим другом не могу увидеться у себя дома. Эта волна запретов на въезд – новая форма преследования. Причём форма преследования, бьющая по нашей кооперации в Прибалтике.

Я как раз сейчас работаю с новым для меня материалом. Материал Генассамблеи ООН, Совета по правам человека ООН и специального докладчика ООН по вопросу о положении правозащитников. В 1998 году Генассамблея приняла так называемую Декларацию о правозащитниках. Спустя десять лет она приняла Декларацию о пропаганде Декларации о правозащитниках. Понимайте иронию…

В одном из последних документов этого специального докладчика отдельно фиксируется, что прошло более десяти лет, а ещё не везде знают о такой декларации.
Так и я, как правозащитник, причём патентованный правозащитник, узнал о ней только две недели назад. Должен сказать, что это действительно очень мощный и хорошо продуманный материал. Он расписывает специфические права правозащитников. Не права человека, а именно специфической группы лиц – правозащитников. И первое право, которое они имеют, – это право на признание. Вот этого понимания у нас не было. Мы привыкли к тому, что мы изгои. А оказывается, что у нас есть такой инструмент, как докладчик. И оказывается, что это вполне себе рабочий инструмент. 

Поэтому первое, что мы должны сделать, – перейти на региональный уровень. Идея, что Латвия, Эстония и Литва отдельно, работает против нас.

Есть предложение создать региональную ассоциацию правозащитников Прибалтики, выйти на специального докладчика. И второе – выйти на органы ЕС, потому что нарушаются уже наши региональные права, право Европейского союза, а именно свобода передвижения внутри ЕС. Это не право человека, это региональное право жителей ЕС.
В договоре Европейского союза как раз и стоит эта дилемма: свобода передвижения и, условно говоря, вопрос госбезопасности. И как раз в инструментарии, который предлагает Генассамблея, прописан строжайший запрет использовать законодательство по борьбе с терроризмом в борьбе против правозащитников.  

– Традиционно мы выступаем с критикой прибалтийских элит. За что, на Ваш взгляд, в уходящем году можно было похвалить эстонских правящих? Может быть, положительной оценки заслуживает критика премьером Таави Рыйвасом меморандума о намерении предъявить России требования о возмещении ущерба за период «советской оккупации»?

– Наши оценки категорически разойдутся. В ежегодник Охранной полиции Ваш собеседник за 15 лет работы попал всего один раз. Мой «грех» был сформулирован в одну строчку: «Середенко заявлял, что теория оккупации предназначена только для внутреннего употребления». Рыйвас эти слова подтвердил. Я неоднократно заявлял, что ни в какой суд они никогда не пойдут. Это исключительно внутренний продукт. «Оккупацию» никто никогда не отменял.

– Почему не вывести вопрос на региональный уровень?

– Министр юстиции Урмас Рейнсалу, который ездил подписывать этот документ, как раз романтический сторонник этого суда. Скажу больше: и я категорический сторонник этого суда. У меня большей мечты в жизни нет, чем в первом ряду посидеть там.
Фокус-то в чём: десять лет назад ещё совсем юный Кен-Марти Вахер, возглавлявший министерство юстиции, получил от правительства задание разработать иск с компенсациями за «оккупацию». Молодой оказался, зелёный. Через полгода докладывает: «Готово». А у нас тут развлечение на столетие придумано… Этот как в анекдоте с сыном адвоката. Сын адвоката закончил юридический, ведёт свое первое дело в папиной адвокатской конторе. Первый суд, возвращается счастливый, рассказывает:

– Папа, я выиграл это дело, выиграл это дело.

– Ну поздравляю, но, если ты помнишь, я дал тебе дело, которое сам вёл двадцать лет перед этим…

– Ну да, ты вёл двадцать лет, а я вон взял и сразу выиграл.

– Правильно, но я на этом деле дал тебе высшее юридическое образование, на дом заработал, а ты вон взял и «выиграл».

Это та же самая логика. Ни о какой политической зрелости речи нет.
Почему я страшный сторонник этого суда? Потому что для того, чтобы взыскать компенсацию за «оккупацию», нужно доказать так называемый деликтный состав. Первая часть этого состава – противоправное деяние, т. е. оккупация. Ребята, это военное преступление. По нему должно быть решение суда. Уголовной ответственности государств не существует. Решение суда должно быть по кому-то конкретно. По Сталину там и так далее.

Поэтому они так долго требовали именно извинений за оккупацию. В логике деликтного состава надо доказывать вину. Принесённые извинения не требуют доказательства вины, так как сторона сама признала свою вину.

Теперь я новый год начну с того, что напишу запрос в Охранную полицию, где поинтересуюсь: в следующем ежегоднике мне ожидать появления Рыйваса, который вместо Середенко уже говорит о том, что «теория оккупации» – это продукт для внутреннего потребления? Ведь он повторяет то, что сказал я.

– Одним словом, чего нам ожидать от эстонского политикума в новом году?

– Если одним словом, то – растерянности. Единства среди прибалтийского политикума больше не будет.



Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Пишите письма

Пишите письма

Звон дипломатических сабель, хруст переломленных копий... Резолюция в ответ на резолюцию, против демарша — демарш. За всем этим тихо, полушепотом — новости мелкокалибербные вроде бы, малозначительные. Но очень симптоматичные. На них стоит иногда обращать внимание.

Литва или Северная Корея?

Литва или Северная Корея?

Современная Литва нередко практически не отличима от КНДР. Сумеете ли Вы отличить Литву от Северной Кореи?

Рига — мировая столица газетных уток

Рига — мировая столица газетных уток

Возьмите новейшую, вполне проверенную информацию из России! Восстание четырех миллионов татар под руководством Нарым-хана! Красными войсками сдан Сталинград, они отступают к Царицыну! Дедушка Дуров назначен наркомом земледелия! Максим Горький ведет беспризорных на Харьков!