Тема недели:
Евродепутат: вмешательство России спасло Сирию и Европу
Интервью с депутатом Европейского парламента от Латвии (социал-демократическая партия «Согласие») Андреем Мамыкиным.
Понедельник
20 Февраля 2017

Ценностный кризис ЕС: между демократией и политкорректностью

Автор: Александр Носович

Ценностный кризис ЕС: между демократией и политкорректностью

05.07.2016  // Фото: gmx.at

Кризис европейской интеграции имеет, помимо прочих, ещё и ценностное измерение. События лета 2016 года показали, что демократия не является высшей ценностью для многих политиков, чиновников и части населения стран ЕС. Сохранение сложившегося порядка вещей в современной Европе означает необходимость делать выбор между демократией и политкорректностью: признавать голосование против ЕС на референдумах и победу на выборах радикалов ультралевого и ультраправого толка или превратить европейскую демократию в «диктатуру демократов».

Требования проигнорировать итоги референдума о выходе из ЕС со стороны части проевропейских жителей Великобритании, социальный расизм по отношению к сторонникам Brexit, признанная Конституционным судом Австрии фальсификация итогов президентских выборов, призванная не допустить победы крайне правого кандидата, – эти события последних недель показали, что в современной Европе боятся голосования большинства. Индикатором и следствием кризиса Евросоюза является то, что большинство всё чаще голосует за считавшиеся много лет маргинальными идеи и радикальных политиков, открыто говорящих о проблемах Европы и предлагающих электорату смелые решения этих проблем, которых не могут или не хотят предложить умеренные правящие элиты.

На выборах президента Австрии в апреле этого года системообразующие политические партии сенсационно потерпели поражение, а во второй тур вышли кандидат от крайне правой Партии свободы Норберт Хофер, получивший 36% голосов, и кандидат от крайне левой Партии «зелёных» Александр ван дер Беллен, собравший 20% голосов. Вынужденный выбирать из двух маргиналов, политический класс Австрии счёл меньшим злом ультралевого кандидата: основные политические силы страны во втором туре выборов выступили в поддержку «зелёного». В результате Александр ван дер Беллен получил во втором туре 50,35% голосов, его противник Норберт Хофер – 49,65%.

После объявления официальных результатов выборов проигравшая Партия свободы обжаловала эти результаты в суде, указав на многочисленные нарушения в ходе голосования. Победу левому кандидату обеспечило голосование по почте: правые представили в Конституционный суд доказательства, что это голосование было фальсифицировано. На примерно 700 тысяч избирателей, выразивших желание голосовать по почте, было отпечатано 766 тысяч бюллетеней, и все эти бюллетени были использованы. В результате в городе Вайдхофене за двух кандидатов проголосовало в совокупности 147% избирателей, в Линце – 598%.

После нескольких недель рассмотрения иска Партии свободы Конституционный суд Австрии признал фальсификацию 78 тысяч голосов и отменил результаты второго тура выборов. Повторное голосование пройдёт в сентябре.

Казус президентских выборов в Австрии сложно переоценить.

В стране Европейского союза произошла и была доказана ситуация, до сих пор казавшаяся возможной только в авторитарных государствах и странах «переходной демократии»: фальсификация выборов в угоду правящей элите и внешним игрокам.

Предыдущие несколько лет «Единая Европа» с позиции «учителей демократии» выступала с осуждением подобных скандалов в Грузии, на Украине или в России. Выводы европейских наблюдателей считались на Западе ключевым условием признания выборов и, как следствие, признания демократичности политического режима. Априори считалось, что европейские страны непогрешимы в вопросах соблюдения демократических процедур. Но после австрийского казуса учить кого-либо демократии правительствам европейских стран будет намного сложнее: создан прецедент, доказывающий, что сами они не считают демократию высшей ценностью и готовы при необходимости подтасовать итоги народного волеизъявления.

О том, что демократия для европейцев не «священная корова», свидетельствует и реакция части жителей Великобритании на решение большинства участников референдума о членстве Великобритании в ЕС голосовать за Brexit. Проевропейское либеральное городское население Лондона и других крупных городов Англии не только назвало результаты референдума победой популистов, но и проявило настоящий социальный расизм, объявив сторонников выхода из ЕС малообразованными некомпетентными низами общества, не имеющими права решать их судьбу и определять будущее Соединённого Королевства.

Сторонники Brexit были уличены защитниками европейского выбора Великобритании в ксенофобии, расизме и нетерпимости по отношению к иммигрантам: еврооптимисты требовали проигнорировать итоги референдума, не признавать его результатов и провести повторное голосование. Характерно, что из всего международного сообщества к таким призывам присоединились только деятели из Восточной Европы. Глава МИД Латвии Эдгар Ринкевич заявил, что с юридической точки зрения референдум «не имеет значения» и британское правительство может его заблокировать. Президент Украины Пётр Порошенко выразил надежду, что Великобритания проигнорирует результаты референдума и останется в ЕС.

Ранее власти Нидерландов уже проигнорировали результаты референдума о ратификации Соглашения об ассоциации Украины с ЕС, на котором 62% избирателей высказались против евроассоциации Украины, – было заявлено, что референдум «носил совещательный характер» и его результаты не являются обязательными к исполнению. Однако после голосования большинства британцев за выход из ЕС руководство Нидерландов вернулось к теме апрельского референдума по Украине в своей стране: премьер-министр страны Марк Рютте во время июньского саммита ЕС заявил, что результаты референдума в Нидерландах препятствуют вступлению Украины в Евросоюз.

Это ещё одно доказательство релятивистского отношения европейских элит к демократии: когда им нужно, «глас народа» объявляется высшей ценностью, а когда этот «глас» им невыгоден, его результатами пренебрегают, оправдываясь юридическими нюансами.

При этом у страха системных политических сил и части населения Европы перед голосованием большинства также есть основания. Австрийская Партия свободы, кандидату от которой не дали победить на президентских выборах, является ультраправой организацией, созданной в середине 1950-х годов подвергнутыми люстрации бывшими членами НСДАП. Вхождение АПС в правящую коалицию привело к первому и пока единственному случаю введения Брюсселем санкций против страны ЕС. Победа на президентских выборах 1986 года кандидата от Партии свободы привела к разрыву дипломатических отношений Австрии с Израилем и политическому бойкоту официальной Вены Соединёнными Штатами и рядом европейских стран. Эти факты объясняют (но не оправдывают) стремление австрийского истеблишмента любой ценой предотвратить избрание кандидата от АПС Норберта Хофера президентом Австрии.

Равным образом справедливы и многие аргументы, приводимые сторонниками сохранения Великобритании в Евросоюзе: в агитации сторонников Brexit действительно было много популистской риторики, обращённой не к разуму, а к эмоциям и даже предрассудкам избирателей, а первые дни после референдума показали, что в британском обществе действительно распространены ксенофобия и нетерпимость по отношению к мигрантам из Восточной Европы.

Сохранение сложившегося порядка вещей в современной Европе для элит и населения европейских стран означает необходимость делать выбор между демократией и политкорректностью: признавать голосование против ЕС на референдумах и победу на выборах радикалов ультралевого и ультраправого толка или превратить европейскую демократию в «диктатуру демократов».

Оба возможных выбора получаются плохи: если Брюссель и европейские правительства подтвердят свою приверженность идеалам демократии, но сами не будут делать ничего, кроме борьбы за сохранение статус-кво, то им останется только смотреть, как по мере углубления кризиса Евросоюза на выборах будут побеждать всё большие и большие радикалы, а экстремистские настроения в европейских обществах будут превращаться в мейнстрим, как в 20-е – 30-е годы прошлого века. Если выбрать высшей ценностью политкорректность и начать во имя её фальсифицировать выборы, вводить цензуру и не подпускать предлагающих альтернативу радикалов к политике, запрещая европейскому обществу говорить о его реальных проблемах, то через несколько лет это приведёт к грандиозному политическому взрыву.

Единственный шанс для современной Европы подняться над развилкой «демократия/политкорректность», сохранив и поддержку большинства, и приверженность правам человека и другим европейским ценностям – это признать существующий кризис Евросоюза, отказаться от статус-кво и приступить к системным и всесторонним реформам в ЕС.

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Курсом мордорнизации

Курсом мордорнизации

Реформаторские инициативы, подобные казахстанским, примерно в то же время появились в Узбекистане, могут в ближайшее время появиться в России или Беларуси, но никогда — в странах Прибалтики и Украине. Там категориями модернизации больше не мыслят.

Переродившиеся убийцы

Переродившиеся убийцы

«Убийство — незаконно. Поэтому все убийцы заслуживают наказания. Если, конечно, они не убивают тысячами, под звуки фанфар».

Литва или Северная Корея?

Литва или Северная Корея?

Современная Литва нередко практически не отличима от КНДР. Сумеете ли Вы отличить Литву от Северной Кореи?

Романовская церковь в Вильнюсе

Романовская церковь в Вильнюсе

Церковь построили в так называемом «ростово-суздальском» стиле.

Попробуйте новый дизайн!

Дорогой читатель, предлагаем Вам попробовать новую версию нашего сайта. Вы в любой момент сможете вернуться к текущей версии сайта, а также оставить свой комментарий и оценку.

Попробовать!
Нет, спасибо