Тема недели:
Европа больше не будет кормить Прибалтику
Евросоюз со следующего года сокращает на четверть финансирование программ по поддержке стран Восточной Европы.
Воскресенье
04 Декабря 2016

Ягеллонская внешняя политика Польши: что ответит Союзное государство?

Автор: Вячеслав Сутырин

Ягеллонская внешняя политика Польши: что ответит Союзное государство?

06.11.2015  // Фото: img-fotki.yandex.ru

Правоконсервативная партия «Право и справедливость» (ПиС), одержав победу на прошедших парламентских выборах, сосредоточила в своих руках оба ключа от внешней политики страны. Согласно польской Конституции, президент обязан согласовывать внешнюю политику с правительством, формируемым парламентом. В мае 2015 г. представитель ПиС А.Дуда был избран президентом Польши. По итогам парламентских выборов, правоконсерваторы имеют достаточно голосов, чтобы сформировать однопартийное правительство.

Какой будет внешнеполитическая программа ПиС и каковы ее следствия для развития Союзного государства России и Белоруссии?

Возвращение ягеллонской идеи?

Партия «Гражданская платформа», игравшая лидирующую роль в польской политике с 2008 г., декларировала необходимость конструктивных отношений с Германией, Францией и Россией. Сохраняя стратегическую приверженность союзу с США, польское правительство пыталось укрепить отношения в рамках Веймарского треугольника: Париж – Берлин – Варшава. Эта ставка рассматривалась как средство усилить голос Польши в ЕС и НАТО.

Сегодня «Право и справедливость» собирается по-новому расставить акценты во внешней политике Варшавы. А.Дуда заявил: «Я представляю создание партнерского блока, начинающегося от Балтийского моря и выходящего к Черному морю и Адриатике». По сути, это возврат к идеям, активно продвигавшимся братьями Качиньскими во время пребывания у власти в 2006–2008 гг. Исторические истоки внешнеполитической концепции ПиС — в идеях Междуморья: в идее о создании федерации восточноевропейских государств при польском лидерстве, взятой на вооружение Ю.Пилсудским в 1920-х гг. Данное образование рассматривалось как самостоятельный противовес и Германии, и России.

Польские правоконсерваторы сегодня вновь обращаются к идее укрепления позиции Польши в Европе за счет создания регионального альянса «от моря до моря». Они пытаются действовать не в одиночку, но вплести свои цели в общую канву политики евроатлантического блока. Краеугольным камнем в этом замысле является размещение на территории страны постоянной базы НАТО. В интервью Financial Times А.Дуда заявил: «Мы не хотим быть буферной зоной. Мы хотим быть настоящим восточным флангом альянса. Сегодня мы смотрим на расположение баз и понимаем, <…> что граница [НАТО] — это Германия».

Белоруссия и Россия порознь

Перенос на свою территорию военной инфраструктуры НАТО позволил бы Польше не только получить гарантии от альянса, но и качественно усилить свой вес в регионе за счет военно-политического влияния. В 2013 г. Польша запустила масштабную программу перевооружения стоимостью 35 млрд долларов, рассчитанную на 10 лет. На официальном уровне Варшава оправдывает программу перевооружения дежурными заявлениями о «российской угрозе». Однако нельзя не учитывать, что укрепление вооруженных сил всегда качественно усиливает влияние и переговорные позиции государства в регионе — вне зависимости от того, насколько декларируемые угрозы реальны.

Что в этом контексте означает региональное влияние? В 1970-х гг. в польской эмиграции была переосмыслена традиционная концепция Междуморья в формате АВС (Адриатика – Балтика – Черное море). Был сформулирован ее «усеченный» вариант — концепция ULB (Украина – Литва – Белоруссия). Речь идет о включении этих государств в региональный блок под началом Польши (по историческому прообразу Речи Посполитой). Восточная Европа в данной доктрине рассматривается как самостоятельный противовес Германии и России. Поэтому Белоруссия принципиально воспринимается в отрыве от России, а развитие Союзного государства — как препятствие реализации стратегических целей.

Сегодня Польша пытается адаптировать данную концепцию к современным реалиям, используя влияние ЕС и НАТО для продвижения своих интересов в Восточной Европе. И если «Гражданская платформа» относилась к ягеллонским идеям Междуморья прохладно, то польские правоконсерваторы возносят их на щит своей политики. Следует обратить внимание на стратегию национальной безопасности Польши, принятую во время правления партии «Право и справедливость» в 2007 г. В документе прямо сказано: «Демократизация Белоруссии благоприятно скажется на укреплении безопасности Польши». В последующих редакциях документа в период правления «Гражданской платформы» данная строка исчезла. Трудно спорить с тем, что ответственная и стабильная демократия — это благо. Однако форсированная, подталкиваемая извне демократизация очень часто сопровождается разгулом радикального национализма, разрушающего государство и промышленность. Сегодня эта беда постигла Украину.

Роль Союзного государства

Какую роль в меняющейся региональной ситуации может сыграть Союзное государство России и Белоруссии? Как показали президентские выборы, Белоруссия сохраняет проверенные временем приоритеты: социально-политическая стабильность, промышленное развитие, союзное строительство. Неопределенность создает политика «испытательных сроков», проводимая Брюсселем в отношении Минска (приостановка санкций на 4 месяца). Испытательные сроки обычно назначает начальник своему подчиненному. Готова ли Белоруссия к такой роли в отношениях с ЕС? Следует учитывать и то, что реализация восточной политики ЕС без учета региональной специфики и интересов других субъектов уже привела к провалу проекта «Восточное партнерство» и глубокому кризису в Восточной Европе. 

Одна из основных причин текущего кризиса — раскачка военно-политического баланса в Восточной Европе, вызванная продвижением НАТО на Восток и односторонней политикой ЕС по расширению своего ареала влияния. Новое равновесие может быть обретено только в случае формирования мощного евразийского объединения, с которым евроатлантическое сообщество будет вынуждено выстраивать равноправное взаимодействие.

Восточная Европа может вновь обрести стабильность лишь после того, как между полюсами Евро-Атлантики и Евразии возникнут устойчивые и предсказуемые отношения. В формировании нового полюса Евразии для обеспечения равновесия и развития на континенте и может заключаться роль Союзного государства, ЕАЭС и других интеграционных проектов на евразийском пространстве.

Достичь этой цели путем переговоров и уговоров Запада с прицелом на «похищение Европы» не удастся, как бы о том не мечтали геополитические романтики. Прошедшие двадцать лет показали, что легких побед здесь не будет. У Европы, как и у ее стратегического союзника — США, есть свои интересы. Они не заключаются в том, чтобы помогать потенциальным экономическим и политическим конкурентам. ЕАЭС не ставит своей целью конкурировать с ЕС, однако ресурсы и высокодоходные рынки в мире — ограничены. Для Брюсселя в этом смысле идеальный вариант — иметь на восточных границах рынок дешевого сырья, рабочей силы и максимум — надежный транзитный коридор для товаров из Азии. Последний вариант, кстати, также не гарантирован — сегодня ЕС прекрасно торгует с Азией по морю.

В любом случае такая низкая планка целей не соответствует историческому опыту, ресурсному обеспечению и человеческому потенциалу Союзного государства и ЕАЭС. Следовательно, надо быть готовыми к реальной многосторонней политике, длительной борьбе за повышение международной роли Евразийского союза.

Процесс достижения нового баланса в Европе займет длительное время — годы, если не десятилетия. На пути к строительству нового равновесия абсолютный приоритет для его участников — сохранение внутренней устойчивости и единства, иначе — вылет из игры. 

Именно поэтому сегодня важна выверенная координация внешнеполитических шагов России и Минска, которая позволит Союзному государству и ЕАЭС сохранять интеграционную инициативу.

Мост или полюс?

Следует обратить внимание, что проекты регионального лидерства в Восточной Европе сегодня заявляются не только Польшей и Прибалтикой, но и странами Северной Европы, в частности, Швецией. Причем, эти страны активно координируют усилия, что стало видно на примере «Восточного партнерства» или попыток Польши вовлечь в ягеллонскую политику Вышеградскую группу и страны Карпатского региона.

Белорусские эксперты сегодня справедливо отмечают, что наряду с рисками текущий кризис в Восточной Европе открывает перед Минском и новые возможности. Белоруссия обладает прочными связями с Россией и евразийским интеграционным проектом, что обеспечивает ей устойчивый фундамент для развития. Уникальным для Восточной Европы является промышленный потенциал Белоруссии и исторический опыт белорусского народа. Эти моменты абсолютно не вписываются ни в ягеллонский проект Польши, ни в общую восточную политику ЕС, которая делает акцент на развитии сервисных экономик. На той основе, которая есть у Белоруссии, можно строить привлекательную модель развития, региональный полюс притяжения с опорой на Союзное государство. Главное — не ошибиться в выборе стратегических целей, ведь «полюс» и «мост» — взаимоисключающие модели. Полюс всегда может выполнять интеграционную функцию, тогда как мост не может притягивать, он обескровливается, превращаясь в функцию от интересов более крупных субъектов. Если же отложить прагматику в сторону, то нельзя не отметить, что только идея полюса вдохновляет на историческое творчество.


Об авторе: Вячеслав Валерьевич Сутырин, российский политолог, кандидат политических наук, научный сотрудник факультета политологии МГУ имени М.В. Ломоносова.

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Пишите письма

Пишите письма

Звон дипломатических сабель, хруст переломленных копий... Резолюция в ответ на резолюцию, против демарша — демарш. За всем этим тихо, полушепотом — новости мелкокалибербные вроде бы, малозначительные. Но очень симптоматичные. На них стоит иногда обращать внимание.

Подходишь ли ты в преемники Грибаускайте?

Подходишь ли ты в преемники Грибаускайте?

В октябре состоятся парламентские выборы в Литве, но не за горами и президентские! Проверь себя уже сейчас, сгодишься ли ты в преемники железной леди Прибалтики?

Бронзовый солдат: памятник воинам-освободителям Таллина

Бронзовый солдат: памятник воинам-освободителям Таллина

Авторами монумента освободителям столицы Эстонии, известного ныне как «Бронзовый солдат», стали архитектор Арнольд Алас и скульптор Энн Роос.