Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Пятница
09 Декабря 2016

Экс-глава Европарламента: «Нет никакого риска российского вторжения»

Автор: Александр Шамшиев

Экс-глава Европарламента: «Нет никакого риска российского вторжения»

07.06.2016  // Фото: flippandowitheurope.wordpress.com

Европейский континент проходит через волну кризисов. Своим взглядом на то, как на них стоит реагировать, с порталом RuBaltic.Ru поделился президент Европейского фонда информационного общества, бывший председатель Европарламента (1989–1992 гг.) испанский политик Энрике Барон КРЕСПО:

– Господин Креспо, мы наблюдаем рост напряжённости на европейском континенте, особенно между Россией с одной стороны и НАТО/ЕС с другой. На Ваш взгляд, как можно разрешить конфликт Восток – Запад?

– Будучи председателем Европарламента, я наблюдал окончание холодной войны и падение Берлинской стены. Это было сродни крупному землетрясению. С тех пор мы пытались действовать по принципу «партнёрство во имя мира». Полагаю, в некоторых сферах мы всё-таки добились прогресса, наши отношения кое-где всё же улучшились. Но невозможно отрицать существующие проблемы, связанные со стабильностью, особенно на Украине. Кроме двусторонних проблем, мы стоим перед лицом очень сложной ситуации к востоку от Средиземного моря. Она тоже на нас влияет, в неё включены и Евросоюз, и Россия. 

Поэтому мы должны стремиться нормализовать отношения и найти точки соприкосновения. 

Будет нелегко этого достичь, потому что сейчас по многим вопросам наши мнения не совпадают. Тем не менее я считаю, что акцент на принцип партнёрства во имя мира сейчас очень важен.

– Некоторые европейские политики утверждают, что Россия – угроза для Европы, подрывающая европейскую безопасность, и боятся российского вторжения. Что Вы думаете по этому поводу?

– На европейском уровне я не вижу угрозы со стороны России и не считаю её опасной. Нет никакого риска российского вторжения. Но в то же время, правда, мы должны разрешить открытые конфликты. Я уже упоминал ситуацию на Украине. Но в любом случае наилучший метод – это не эскалация, провокации и наращивание военных сил. Сначала мы должны заморозить конфликты, а затем только посмотреть, каким образом стоит продвинуть наши отношения. Это важно не только с точки зрения коллективной безопасности, но и для экономики. Кроме того, чрезвычайно важно найти способ отказаться от политики санкций. Нам известно, что Россия от них страдает. 

Ранее нам вместе удавалось достичь прогресса: посмотрите на ситуацию с Ираном, где мы работали сообща. Есть множество возможностей улучшить наши отношения, разбираясь с ситуацией на Ближнем Востоке, в Сирии. Мы должны пытаться выработать коллективный подход. В этом смысле я горячо поддерживаю подход Евросоюза и некоторых правительств, особенно немецкого, потому что наилучший способ – разговаривать и вести переговоры по проблемным вопросам, а не усиливать напряжённость.

– На восточных рубежах Евросоюза, особенно в Балтийском регионе, идёт планомерная милитаризация. В ответ на наращивание натовских контингентов Россия собирается пересматривать свою оборонную политику. Возможно ли остановить гонку вооружений?

– Нам надо работать над повышением уровня взаимного доверия. Восточные члены ЕС очень обеспокоены, поэтому мы должны успокоить их и дать им гарантии. Но в то же время конструктивный подход с российской стороны также играет большую роль.

– Возможен ли диалог России и НАТО? В Альянсе бытует мнение, что отношения с Россией нельзя возвращать на прежний уровень, который был до Украины.

– Должен быть диалог России не только с НАТО, но и Евросоюзом, и с США. Нам нужно наводить мосты.

– Когда диалог не получается, допустимы ли санкции?

– Я выступаю за сокращение санкций. Если нам удастся отказаться от санкций, это станет положительным моментом, который будет означать, что мы повышаем общий уровень доверия.

– Еврокомиссия ищет формулы размещения и расселения беженцев. Как Вы оцениваете усилия Брюсселя в этом направлении?

– Мы находимся в очень противоречивой ситуации. Люди, которые поставляют оружие в Сирию, – американцы, русские, саудиты, катарцы. Евросоюз не отправил в Сирию ни одного патрона! Мы только гуманитарную помощь отправляем. Основная часть гуманитарной помощи идёт из ЕС. Тогда почему не заняться сообща проблемой беженцев? Почему они стали ответственностью только Евросоюза? Мы же не участвуем в войне, мы против войны, но люди-то к нам бегут! Они ищут тихую гавань, но до Америки им ведь нереально доплыть. 

Беженцы должны стать нашей совместной ответственностью. 

Пока что ими занимается исключительно Евросоюз, а Америка только оружие поставляет и никого не принимает. Если мы добьёмся мира в Сирии, уверяю, 75–80% беженцев вернутся.

– Польша, страны Балтии, Венгрия, вопреки воле ЕК, не желают принимать много беженцев. Как Вы относитесь к их позиции?

– Это проблема. Но мы должны следовать правилам. В Евросоюз вступают добровольно. Недопустимо утверждать: «Мне не нравится данный вопрос, поэтому мой вклад будет мелким». Я поддерживаю мнение Еврокомиссии, что мы должны установить систему квот по приёму беженцев. У нас общий бюджет. И страны, о которых Вы говорите, тоже получают деньги из этого бюджета.

В ЕС у нас общая судьба, и мы должны её разделять. Нельзя выбирать только то, что тебе нравится, и получать только деньги, но отказываться от остального. Нам также важна свобода передвижения по Шенгенскому пространству. Мы должны добиться прогресса, но в любом случае недопустима позиция «не нравится – пойду заблокирую».

– К вопросу о Шенгене, глава Евросовета Дональд Туск не так давно говорил, что судьба Шенгенского пространства может решиться в ближайшие месяцы. 

– Туск, Юнкер, Еврокомиссия и Европарламент – все подряд выступают за сохранение Шенгена. Это ключевая и наиважнейшая часть фундамента ЕС. Поэтому и совершенно недопустимо, чтобы отдельные страны принимали односторонние решения. Это касается не только беженцев – ведь количество беженцев для союза с 500 млн человек населения не такое уж и большое. 

Дело в том, что и мы, и Россия должны понимать мировой геополитический контекст. Мы обсуждаем беженцев, в то время как российское население сокращается (численность постоянного населения России, по оценке Росстата, выросло на 0,2% за 2015 г. - прим. RuBaltic.Ru), население Евросоюза тоже сокращается. Африка – наиболее динамически растущий континент. Мы должны адекватно организовать миграционную политику, потому что в долгосрочной перспективе это будет чрезвычайно важно.

– Ещё один кризис – Польша. Консервативное правительство партии «Право и справедливость» проводит реформы, которые беспокоят Еврокомиссию…

– И Европарламент тоже!

– Должна ли Еврокомиссия вмешиваться в ситуацию в Польше, если правительство не будет слушать Брюссель?

– А это и так не только внутреннее дело поляков. Евросоюз – сообщество стран, разделяющих определённые ценности. Еврокомиссия не вмешивается, а реализует свои полномочия и свою ответственность. Если польское правительство выступает против, оно имеет право пойти в Европейский суд. Мы же не в XIX веке живём.

Это вопрос не вмешательства, а того, что новое польское правительство проводит реформы, явно противоречащие общей демократической системе Евросоюза. 

Поляки могут судиться, но уверяю: в Еврокомиссии, Евросовете и Европарламенте подавляющее большинство не приемлет подобный стиль политики. Поляки меняют конституционный строй. Мы же придерживаемся либеральной демократии с разделением властей. Мы не можем принять то, как польское правительство ведёт себя. Но мы живём в правовом сообществе, так что у поляков есть выбор – суд.

– Что делать Евросоюзу, если Польша не согласится с оценками ЕК и откажется выполнять её рекомендации?

– Европейское законодательство предусматривает процедуру на этот случай. В Европарламенте будут запущены консультации, Еврокомиссия будет должна принять меры. Если Польша не исполнит предписания ЕК, это может привести к приостановке её права голоса. 

– В Британии скоро референдум по возможному выходу из ЕС. Думаете, как проголосуют?

– Постоянно изучаю соцопросы. После того, что произошло в Британии на прошлых выборах (в мае 2015 года консерваторы одержали оглушительную победу над лейбористами – прим. RuBaltic), социологические организации пребывают не в лучшем состоянии. Так что повторю, что мне сказал один британский консерватор: 

не смотрите на опросы, смотрите на ставки букмекеров, а они за то, чтобы остаться в ЕС.

– Какие шаги должен предпринять Евросоюз, чтобы снизить напряжённость?

– Посмотрите: то, что у нас сейчас происходит, называется «множественный кризис», «поликризис». Одновременно бушует экономический кризис, миграционный кризис, кризис доверия. Параллельно идёт рост популизма. Иногда популисты ставят верные вопросы, но всегда дают неверные ответы. Европейский ответ – не строительство новых стен и не самоизоляция, а совместный поиск решений. Мы должны бороться с популизмом. Это как холестерин в крови. Есть полезный холестерин и есть вредный холестерин. Сейчас вредный холестерин берёт верх над полезным. А в политическом смысле мы должны не только говорить о внутренних проблемах, но и принять во внимание текущую геополитическую ситуацию в целом и найти ответы, способные помочь стабилизировать регионы, окружающие Европу. 

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Бойтесь миротворцев

Бойтесь миротворцев

Холодная Война вроде бы уже двадцать семь лет закончилась, а такое ощущение, что всё у нас еще впереди.

Литовские князья как защитники русских земель

Литовские князья как защитники русских земель

Отдавая явное предпочтение русской гражданственности и русским людям, литовские князья с удивительным политическим тактом и всецело опираются на русское население государства, оберегают его верования, обычаи и права, постепенно подчиняются его культурному влиянию.