Политика Политика

Мамыкин: единственный выход для ЕС — «Соединенные Штаты Европы»

Источник изображения: sputniknewslv.com
  2891 0  

В прошлом году трое депутатов Европарламента собрали подписи за предоставление прибалтийским негражданам права голоса на выборах этого наднационального органа. О том, что произошло с этими подписями, а также о возможности для представителей малых стран влиять на решения о будущем развитии Евросоюза аналитическому порталу RuBaltic.Ru рассказал депутат Европарламента от Латвии Андрей Мамыкин:

— Г-н Мамыкин, некоторое время назад Вы, совместно с еще двумя евродепутатами Татьяной Жданок и Яной Тоом, собирали подписи за предоставление негражданам Латвии и Эстонии права голоса на выборах в Европарламент. На какой стадии сейчас находится эта инициатива?

— Я Вас дополню: в нашей петиции мы требуем трех вещей. Первая: предоставление права голоса негражданам Латвии и Эстонии на выборах в Европарламент. Вторая: право негражданам Эстонии участвовать в политических партиях, что неактуально для Латвии. И третья: право голоса для неграждан Латвии на муниципальных выборах, что неактуально для Эстонии, так как там, в отличие от Латвии, неграждане и даже граждане России с видом на жительство в Эстонии уже полтора десятка лет как голосуют за местные власти.

Паспорт негражданина Латвийской республикиПаспорт негражданина Латвийской республики

29 июня на совместном заседании двух влиятельных комитетов Европарламента — Комитета по петициям и Комитета по гражданским свободам, правосудию и внутренним делам — пройдут слушания, посвященные проблеме безгражданства в странах ЕС. В основу слушаний будут положены факты, изложенные в двух петициях: нашей и второй, пришедшей от Ассоциации лиц без гражданства, которая базируется в Лондоне.

С одной стороны, уже только факт слушаний можно считать маленькой победой. Потому что почти год, прошедший с момента подачи петиции в Европарламент, большую часть времени нам с коллегами пришлось преодолевать стену непонимания, мифов и даже откровенной лжи.

Подавляющее большинство депутатов Европарламента просто не знает о существовании института неграждан в двух странах ЕС.

Приходилось и приходится встречаться с коллегами и объяснять, кто такие неграждане и почему они спустя четверть века после обретения независимости странами их проживания поражены в политических правах. Многие депутаты этого просто не знают. Но было и немало моментов, когда в отношении нас лилась просто грязь и вранье.

Были коллеги, которые развернули целые кампании против нас, утверждая, что Мамыкин, Жданок и Тоом, дескать, ездили к Асаду и их петиция — игра против ЕС, которую проводит... ну а далее по тексту: то ли «кровавый диктатор Асад», то ли «кровавый диктатор Путин».

При наэлектризованности обоих топиков — ситуации в Сирии и санкций против России — нашлось немало коллег, которые быстренько поверили в эту версию, и разуверить иных было почти невозможно.
Евродепутаты Татьяна Жданок, Андрей Мамыкин и Яна Тоом в СирииЕвродепутаты Татьяна Жданок, Андрей Мамыкин и Яна Тоом в Сирии
Или другой пример: что якобы все неграждане Латвии и Эстонии являются гражданами России. А раз так, то они не лица без гражданства и никакой проблемы не существует. Я привозил в ЕП паспорта своих друзей-неграждан, в частном порядке показывал и фиолетовые паспорта негражданина Латвии, где написано alien's passport, да и самих «алиенсов» предъявлял из числа приглашенных мной визитеров из Риги.

— У Вас получилось убедить коллег в своей правоте?

— Как я говорю, это победа только с одной стороны. С другой стороны, Европарламент — структура крайне неповоротливая. Только представьте одну бюрократическую деталь: чтобы комитет решил, что слушания должны быть, вначале решение принимает председатель комитета, спустя несколько недель — бюро (президиум) комитета, то есть председатель с заместителями; а спустя еще пару месяцев повестка дня комитета выносится на утверждение расширенного бюро — вместе с депутатами-координаторами от каждой политической группы. И всё это чисто технические решения, не имеющие никакого отношения к самому заседанию или слушаниям. 

Естественно, за период в несколько месяцев депутаты вполне могут показать, что они очень даже люди: могут передумать нас поддерживать, могут поверить в версию «кровавого тирана Путина» или «агента Кремля Мамыкина», могут просто забыть... В общем, за сами слушания нам пришлось побороться, и хорошо, что они будут.

Более того, осенью этого же года Комитет по петициям, скорее всего, проведет и конкретное рассмотрение только нашей петиции по ситуации только в Эстонии и Латвии. Это значит, что нынешний год в Европарламенте пройдет под знаком неграждан Латвии и Эстонии.

Конечно, меня люди спрашивают: «А толку-то, что ты, Мамыкин, встретился с 200 депутатами ЕП, с каждым попил кофе и рассказал про неграждан?! Когда я лично пойду на выборы самоуправлений?» И я понимаю, что людям нужен результат, а не процесс.

Но, к сожалению, скорость бумаговорота в Европарламенте такая, какая она есть, а политическое противодействие нашей петиции его не ускоряет.

Но мы с коллегами Яной Тоом и Татьяной Жданок очень надеемся, что в следующем, 2018 году выйдем на рассмотрение ситуации с негражданами на пленарной сессии в Страсбурге. Надо сделать всё, чтобы Европарламент принял резолюцию по негражданам.

— Насколько Вам, как депутату Европарламента, представляющему не самую влиятельную страну, удается бороться за интересы своих избирателей? Помогло ли в этом Ваше недавнее вступление в Партию европейских социалистов?

— Членство в Партии европейских социалистов — это очень серьезный инструмент, который, говоря языком символов, показывает, что я свой в одной из крупнейших политических сил мира. Потому что Партия европейских социалистов PES, сама по себе объединяющая все социал-демократические партии Евросоюза, входит во всемирный Прогрессивный альянс социалистов и демократов, в котором состоят социал-демократические движения мира. Это дает мне возможность говорить на равных с премьерами, президентами и министрами стран, где социал-демократы у власти.

Кроме того, несмотря на то, что почти за три года своего депутатства в Европарламенте я приложил немало усилий, чтобы партия «Согласие», от которой я был избран, стала бы полноправным членом PES, до сих пор среди социал-демократов слышу немало критики из-за того, что у партии «Согласие» есть договор о сотрудничестве с «Единой Россией» («ЕР»).

После начала войны санкций с Россией договор «Согласия» с «ЕР» стал единственным тормозом для принятия «Согласия» в полноправные члены PES.

Поэтому с 2007 года, когда «Согласие» написало заявку в PES, дело не движется. А я фактом своего вступления в PES как бы переиграл своих критиков, ведь депутат Европарламента имеет такое эксклюзивное право — стать членом общеевропейской партии даже при условии, что его национальная партия не член PES. И даже если я завтра удумаю идти на пенсию, я всё равно останусь членом PES.

— Насколько сильно в различных европейских институтах, в Европарламенте или Еврокомиссии слышен голос небольших государств? Могут ли их представители успешно отстаивать интересы своих стран?

— Он слышен, если ты заручился поддержкой крупных национальных делегаций. Например, немцев-социалистов в нашей группе 27 депутатов. Итальянцев — 31, французов — 20. Когда тебя поддерживают такие крупные делегации, то, конечно, дела в Европарламенте делать проще. Всё это политический trade off: ты — мне, я — тебе. Французы просят подержать их по ситуации в Мали, от которой, честно говоря, моему избирателю ни холодно, ни жарко, но для французов Мали — это суперважный файл, а я прошу их поддержать меня по негражданам Латвии.

— В последнее время, когда речь идет о будущем развитии Евросоюза, в публичном пространстве часто слышится вариант о проекте «Европы двух скоростей», который разделит страны — члены ЕС на более и менее интегрируемые. Насколько реален этот сценарий?

— Это давняя идея, о ней уже говорили в 2005 году.

Мы имеем «две Европы» объективно: сильные и мощные Франция и Германия с одной стороны, и бедные и слабые Латвия и Румыния — с другой.

Но есть и субъективная сторона: «новые» страны ЕС, вступившие в 2004 году, как Латвия, в 2007 году, как Болгария, или в 2013 году, как Хорватия, тотально не разделяют ценности «Старой Европы». То есть, пока в Латвию приходят деньги еврофондов, мы готовы продолжать оставаться в ЕС. Но как только что-то требуют от нас и что-то нам нужно привнести взамен в общую политику ЕС, как мы сразу на дыбы: беженцев принимать не будем, свободы и ценности западноевропейских стран разделять не хотим.

Польша и Венгрия — ярчайший пример «любви за деньги»: денег дайте, а жить не учите!

— Идея «Европы двух скоростей» именно после «брексита» становится всё более реальной. Насколько такая модель Евросоюза устроит Латвию, а также другие страны Балтии и Восточной Европы? Не приведет ли ее создание к доминированию таких стран, как Германия или Франция, и игнорированию малых государств?

— Они уже доминируют, и это реальность. И Латвия никогда не будет до конца разделять ценности и политику больших стран, если только Латвии не предложат дружбу против России, где, как крыловской Моське, нужно громко полаять на большого соседа. Увы.

— Судя по всему, реформирование Евросоюза всё же будет, особенно в контексте планируемого выхода Великобритании из него. Но какие именно реформы нужны Евросоюзу для успешного преодоления тех кризисов, с которыми он сейчас столкнулся?

— Единственный выход — это «Соединенные Штаты Европы». Я убежденный сторонник федерализации ЕС, от одного упоминания которой латышские правые политики хватаются за сердце. Но другого пути у ЕС нет: только общая внешняя политика, общая армия, общая валюта и общий рынок и обязательно общая социальная политика спасут Латвию от тотального вымирания и перспективы стать европейской помойкой. Только единая Европа позволит ЕС на равных экономически конкурировать с мировыми игроками вроде США и Китая.

Обсуждение ()
Новости партнёров
Загрузка...
keyboard_arrow_up