Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Понедельник
05 Декабря 2016

Виновата крыша: власти Латвии отказались от ответственности за Золитуде

Автор: Александр Носович

Виновата крыша: власти Латвии отказались от ответственности за Золитуде

07.10.2015  // Фото: gorod.lv

Парламентская следственная комиссия назвала 16 человек, ответственных за трагедию в Золитуде 21 ноября 2013 года. Список открывает бывший премьер-министр Латвии, вице-председатель Еврокомиссии Валдис Домбровскис, за ним идут бывшие и нынешние министры латвийского правительства и руководители Рижского самоуправления. Премьер-министр Латвии Лаймдота Страуюма уже усомнилась в целесообразности работы следственной комиссии: таким образом латышская правящая элита через главу правительства отмежевалась от Золитудской трагедии и отказалась нести за неё какую-либо ответственность.

Трагедия в Золитуде стала крупнейшей техногенной катастрофой в новейшей истории Латвии. В результате обрушения крыши торгового центра Maxima в рижском спальном районе Золитуде 21 ноября 2013 года погибли 54 человека.

По мере расследования чрезвычайного происшествия быстро выяснилось, что Золитудская трагедия является не просто техногенной, а административно-политической катастрофой. Причиной гибели людей стал не природный катаклизм и даже не ошибки строителей – подлинным убийцей 54 человек было латвийское государство, пораженное коррупцией и круговой порукой.

Компания-подрядчик «Re&Re», построившая злополучный объект в Золитуде, в нарушение всех инженерных расчетов, технических регламентов и норм безопасности разбила на крыше торгового центра зимний сад: не нужно иметь инженерное образование, чтобы понять, что после нескольких дней дождей крыша не выдержала тяжести грунта и рухнула на голову посетителей. Однако менеджеров «Re&Re» последствия своих действий едва ли беспокоили. Во-первых, Строительную инспекцию в Латвии в 2009 году упразднили, не включив положение о ней в Закон о строительстве.

Во-вторых — и в-главных — у самой «Re&Re была куда более надежная «крыша», чем та, которую она построила в торговом центре «Maxima», а именно – премьер-министр Латвийской республики Валдис Домбровскис и спикер Сейма Латвии Солвита Аболтиня, щедро предоставлявшие строительной компании правительственные подряды и получавшие взамен от «Re&Re деньги для «черной кассы» правящей партии и для себя лично.

В предшествующие Золитудской трагедии годы «Re&Re» получала практически все крупнейшие государственные заказы: Рижский замок, здание Сейма, Национальная библиотека, Латвийский художественный музей. Беспокоиться о победе в конкурсе ей было не нужно, корпеть над техническими регламентами и нормами безопасности – тоже: всю разрешительную документацию правительственные чиновники выдавали «Re&Re» по щелчку. Контролирующих органов, проверок и тому подобного внимания со стороны государства компания тем более могла не бояться: кто же её тронет с такой «крышей», как глава правительства и лидер партии власти?

От этого осознания полнейшей вседозволенности и безнаказанности и пожар Рижского замка летом 2013 года (замок, естественно, реставрировала «Re&Re»), и крыша торгового центра в Золитуде, раздавившая под собой 54 человека. Какой другой строительной компании латышские чиновники могли бы так запросто одобрить размещение на крыше нескольких тонн влажного грунта? И ни одна проверка в дальнейшем не увидела бы в этом ничего предосудительного.

Само слово «коррупция» в переводе с латыни означает растление, разложение. Разложение государственной власти.

Высшей стадии это разложение достигает, когда коррупция приводит к трагическим последствиям и все равно остается безнаказанной –

именно это сейчас происходит с Латвией, где коррупционные практики довели до массовой гибели людей, однако правящий класс снимает с себя всякую ответственность за преступление и уверен, что останется безнаказанным.

На днях парламентская следственная комиссия огласила список из 16 человек, повинных нести персональную моральную и политическую ответственность за трагедию в Золитуде. В этот список попала значительная часть правящей верхушки Латвии: лично экс-премьер и вице-председатель Еврокомиссии Валдис Домбровскис, генеральный секретарь партии «Единство» Артис Кампарс, экс-министр экономики Даниэль Павлютс, бывшие министры финансов Эйнарс Репше и Андрис Вилкс и нынешний глава Минфина Янис Рейрс, министр сообщения Анрийс Матисс, бывший госсекретарь министерства экономики Юрис Пуце, бывший председатель комиссии Сейма по бюджету и финансам Гунтис Берзиньш, председатели комиссии сейма по народному хозяйству, аграрной и региональной политике и охране среды Гунтис Блумбергс, Вентс Армандс Крауклис, Андрис Берзиньш, Янис Озолиньш и Вячеслав Домбровский.

Все эти люди признаются ответственными за ликвидацию Государственной строительной инспекции, неготовность и нескоординированные действия государственных и муниципальных служб в условиях чрезвычайной ситуации, недостаточные усилия для устранения последствий трагедии.

Основной причиной Золитудской трагедии комиссия назвала непроработанность строительного законодательства в Латвии, деликатно обойдя стороной такой щекотливый момент, как особые отношения, связывавшие экс-премьера Домбровскиса и лидера «Единства» Аболтиню со строительной компанией «Re&Re».

Аболтиня в списке виновников трагедии не упоминается вовсе, вина Домбровскиса сводится к ликвидации Строительной инспекции, при этом оговаривается, что особую моральную ответственность за Золитудскую катастрофу несут мэр Риги Нил Ушаков и руководитель Рижской городской стройуправы Ингус Вирцавс.   

Голосование по утверждению текста окончательного заключения следственной комиссии должно состояться 12 октября. Однако правящий истеблишмент отреагировал на него досрочно, устами главного выразителя своего коллективного мнения – премьер-министра Латвии Лаймдоты Страуюмы.

Страуюма заявила, что сомневается в целесообразности работы, проведенной комиссией по расследованию золитудской трагедии, отметив, что ничего нового от парламентской комиссии она не узнала.

«Вряд ли комиссии надо было год работать, чтобы перечислить этих должностных лиц», — сказала Лаймдота Страуюма, по мнению которой комиссия просто перечислила всех лиц, связанных с принятием Закона о строительстве. То есть и без того «травоядное» заключение, не называющее подлинных причин катастрофы в торговом центре «Maxima», глава латвийского правительства вовсе помножила на ноль, назвав проведение парламентского расследования нецелесообразным.

Это и есть растление государственной власти от круговой поруки и безнаказанности правящего класса, халатность и коррупционные практики представителей которого привели к массовой гибели людей. Теперь же этот правящий класс отказывается нести какую-либо ответственность за произошедшее. Даже моральную ответственность, не говоря уже о реальной – эти люди должны сидеть на скамье подсудимых. В теории. На практике же получается, что они сидят в Сейме Латвии, в правительстве и даже в Еврокомиссии. 

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Пишите письма

Пишите письма

Звон дипломатических сабель, хруст переломленных копий... Резолюция в ответ на резолюцию, против демарша — демарш. За всем этим тихо, полушепотом — новости мелкокалибербные вроде бы, малозначительные. Но очень симптоматичные. На них стоит иногда обращать внимание.

Чей туфля?

Чей туфля?

Угадайте политика по обуви!

Бронзовый солдат: памятник воинам-освободителям Таллина

Бронзовый солдат: памятник воинам-освободителям Таллина

Авторами монумента освободителям столицы Эстонии, известного ныне как «Бронзовый солдат», стали архитектор Арнольд Алас и скульптор Энн Роос.