Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Вторник
06 Декабря 2016

Реально ли возвращение призыва в Латвии?

Автор: Александр Шамшиев

Реально ли возвращение призыва в Латвии?

07.10.2015  // Фото: retina.news.mail.ru

Латвийским юношам рано расслабляться — военные не исключают, что в будущем к ним могут начать приходить повестки. Однако литовский опыт возвращения всеобщего воинского призыва уже сейчас позволяет понять, к чему этот шаг приведет в Латвии.

В Латвии опять заговорили о возврате к призыву. Система с повестками из военкоматов и розыском уклонистов, кажущаяся по отношению к Латвии пережитком сурового советского прошлого, может скоро стать реальностью. По словам представителя Национальных вооруженных сил Нормунда Стафецкиса, вопрос всеобщей мобилизации «стоит на повестке дня, однако не в этом году». Пока же начали призывать резервистов на сборы и учения, к концу года планируется привлечь 300 человек из резерва.

Сейчас в латвийской армии служат 4600 солдат. Им помогают 7800 земессаргов (ополченцев), которых нельзя считать профессиональными военными, потому что они отдают долг родине лишь в свободное от основной работы время. Страна перешла на полностью контрактную армию с 1 января 2007 года, но уже в 2009 году появились предложения вернуться к старой схеме комплектования вооруженных сил. Таким образом рассчитывали сэкономить на зарплатах кадровым военным во время кризиса. Военные в свою очередь уперлись и посчитали, что на самом деле призывная армия обойдется куда дороже контрактной, и от идеи пришлось отказаться. После крымских событий и украинского кризиса мнение военных чинов резко поменялось.

На отражение «российской угрозы» никаких денег не жалко, поэтому ярые сторонники создания современной профессиональной армии по натовскому образцу, такие как бригадный генерал и профессор Академии обороны Карлис Креслиньш, в прошлом ратовавший за реформу 2006–2007 годов, воспылали ностальгической любовью к повесткам из военкоматов.

Высказывались даже радикальные предложения наряду с молодыми людьми призывать женщин по израильской схеме. Общественное мнение при этом разделилось: по данным опросов за март 2014 года, переход к призыву позитивно восприняли 45,4% граждан, негативно — 43,1%. Спустя год количество ярых сторонников призывной армии увеличилось лишь на 4,4%. Многие открыто высказывали нежелание брать в руки оружие, так как считают армию пустой тратой времени и не собираются становиться пушечным мясом в случае конфликта с Россией. Правительство вроде бы услышало доводы населения. Жирную точку в споре поставила премьер Лаймдота Страуюма: «Это не увеличит безопасность, к тому же военная агрессия Латвии, как и Балтии в целом, не грозит».

Теперь, как выяснилось, переход на призывную армию по-прежнему активно обсуждается в высоких кабинетах, несмотря на очевидную провальность затеи в будущем.

«Современная армия должна быть на контрактной основе. Никакая обязательная военная служба не может повысить боеспособность армии, я говорю это как бывший офицер. Нынешние дискуссии о призыве — не более чем акт военной пропаганды по отношению к России, — уверен политолог Эйнарс Граудиньш. — К тому же, люди сразу убегут из страны. Без денег служить никто не желает. Это не перебьешь никаким взглядами или мировоззрением. Пропаганда о том, что Россия нападет, не действует на молодежь.

Посмотрите на Литву — сколько там сразу убежали в соседнюю Польшу! В Латвии будет еще хуже».

Действительно, странно даже думать о вводе призыва, имея под боком живой пример — печальный литовский опыт. Литва чрезвычайно близка в культурном и социальном плане, при этом имеет гораздо больше мобилизационных ресурсов. Призыв там восстановили на пять лет, но президент Грибаускайте не скрывает, что это может продлиться дольше — «пока Путин у власти». Кампания по восстановлению призыва шла под неприкрытыми лозунгами — отразить российскую агрессию или хотя бы напугать русского медведя — и сопровождалась патриотической накачкой населения. Возражения будущих рекрутов называли трусостью и приравнивали к диверсии, осуществляемой в рамках российской гибридной войны. Результат оказался катастрофическим.

Мало того, что треть мужчин призывного возраста внезапно оказались на заработках и учебе за рубежом, так по повесткам в итоге пришли всего 8% призывников страны. Остальные 92% благополучно откосили.

В Латвии тоже были проблемы при наборе. Как признался вице-адмирал в отставке Андрей Зейботс, раньше из 10–15 тысяч призывников ставили под ружье максимум 1500–2000 человек. На большее не хватало денег. Поэтому вице-адмирал считает восстановление призыва фикцией. Такая же проблема с резервистами: в 2013 году рассылали повестки 500 гражданам, из них половина обнаружились «вкалывающими» за границей.

Несомненно, на призыве скажется и продолжающийся демографический провал. В этом году население бьющей анти-рекорды по вымиранию Латвии упало ниже двух миллионов, то есть фактически вернулось на уровень начала 1950-х. Евростат прогнозирует, что через пять лет население Латвии сократится еще на 20%. Такими темпами призывать в армию будет просто некого, ведь возврат старой системы только подстегнет бегство молодежи из страны, став новым стимулом повальной эмиграции. Единственным частичным решением проблемы сможет быть призыв в армию неграждан по американскому принципу «гражданство через службу», но их «лояльность» под большим вопросом, так как, с точки зрения официальных властей, они сознательно отказываются от натурализации.

Вообще русский контингент в армии — отельная щекотливая тема. В «призывную эпоху», в середине 2000-х гг., русские составляли 9,2% солдат-контрактников (по другим оценкам — треть), причем именно в призывной части армии процент русских был выше. Для компактной армии это весьма ощутимая доля, что и дало повод прессе называть латвийскую армию самой «русской» армией НАТО. Можно ожидать, что в случае восстановления призыва численность русских в армии будет только возрастать, армия будет заметно «русеть». «Русских в армии и сейчас достаточно. В армию они идут из-за безработицы. В регионах как Латгалия люди идут служить в латвийскую армию очень охотно, потому что получают хорошие деньги», — отмечает Граудиньш.

Только если раньше сосуществование латышей с русскими в казармах воспевалось как удачный пример интеграции, то после Украины в армейских рядах начались идеологические чистки.

За симпатию к России немедленно увольняют, в моду вошли доносы на сослуживцев за надписи в соцсетях в поддержку присоединения Крыма. Причем речь идет именно о контрактниках, о людях, которые отправились служить добровольно. Как будут реагировать военные чиновники, если в числе призывников будет все больше «крымнашистов» или просто людей, не разделяющих представления о России как о стране-угрозе, — неясно. Разве что высказывание крамольных мыслей о России и Крыме, возможно, станет лазейкой для призывников, чтобы откосить от армии. Недаром в латвийской прессе появляются мнения, что русских стоит вообще не брать в армию, мало ли они в одночасье, подобно оборотням, превратятся в «зеленых человечков».

Латвия активно наращивает «оборонку». Декларируются планы по доведению армии до 6,6 тысяч человек, увеличению финансирования ВПК, реформе Земессардзе. Дискуссию о возврате призыва — при всей малореалистичности и беспереспективности практического наполнения — кроме информационно-патриотического шума можно рассматривать как очередную попытку привлечь натовские деньги на собственные вооруженные силы. Призыв — дорогостоящее удовольствие, поэтому обеспечение под него дополнительных средств внесет лепту в клятвенное обещание Латвии довести расходы на армию до 2% ВВП. Также восстановление призыва, как «фол последней надежды» (точнее — его провальность), может послужить знаком отчаяния и аргументом для новой просьбы НАТО увеличить свой контингент в Латвии. Дескать, глядите, мы вынуждены делать все, что в наших силах, чтобы защищаться, помогите теперь и вы.

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Пишите письма

Пишите письма

Звон дипломатических сабель, хруст переломленных копий... Резолюция в ответ на резолюцию, против демарша — демарш. За всем этим тихо, полушепотом — новости мелкокалибербные вроде бы, малозначительные. Но очень симптоматичные. На них стоит иногда обращать внимание.

Литва или Северная Корея?

Литва или Северная Корея?

Современная Литва нередко практически не отличима от КНДР. Сумеете ли Вы отличить Литву от Северной Кореи?

Страны Балтии и Россия: общее прошлое

Страны Балтии и Россия: общее прошлое

История взаимоотношений народов Литвы, Латвии и Эстонии с Россией начиналась не в 1945 и даже не в 1940 году. Она имеет куда более глубокие корни, исчисляемые столетиями.