Тема недели:
Европа больше не будет кормить Прибалтику
Евросоюз со следующего года сокращает на четверть финансирование программ по поддержке стран Восточной Европы.
Суббота
03 Декабря 2016

Бывшие советские омоновцы подорвали «оккупационную доктрину» Литвы

Автор: Александр Шамшиев

Бывшие советские омоновцы подорвали «оккупационную доктрину» Литвы

08.06.2015  // Фото: http://g4.dcdn.lt

Литовский суд оправдал двух россиян, обвинявшихся Генпрокуратурой республики в преступлении против человечности. Данный прецедент, с одной стороны, продемонстрировал политизированность шитого белыми нитками дела, а с другой – создал прецедент, который может иметь неудобные для литовского руководства последствия.

Россияне Болеслав Макутынович и Владимир Разводов обвинялись в военных преступлениях и преступлениях против человечности. Прокуратура просила дать обоим по 12 лет тюрьмы. Уголовное дело возбуждено из-за событий более чем двадцатилетней давности, связанного с нападением на таможенный пункт под Мядининкаем в июле 1991 года, в результате которого погибло семеро литовцев. Макутынович и Разводов служили тогда в Вильнюсском ОМОН. В марте 2012 года Литва выдала европейский ордер на арест обоих обвиняемых. Россия отказалась их выдавать, поэтому экс-омоновцев судили заочно. В 2011 году по этому эпизоду был пожизненно осужден бывший рижский омоновец Константин Михайлов (Никулин).

В преследовании бывших советских силовиков прокуратура взяла курс на переквалификацию обвинений в убийстве людей на военные преступления. Этот шаг позволил избавиться от сроков давности и поднял дело на более «высокий» уровень, подключив международное гуманитарное право. Однако, именно привязка обвинения к Женевским конвенциям 1949 года в итоге сослужила прокурорам дурную службу. 4 июня она привела к появлению в Вильнюсском окружном суде неудобного для литовских властей прецеденту. «С обвинительной точки зрения в 1991 году не было ни военного положения, ни вооруженного конфликта, ни оккупации, тем самым не было условий для вступления в силу положений Женевской конвенции», - заявил судья Аудрюс Цининас.

То есть фактически литовский судья признал отсутствие «советской оккупации», как минимум, на момент июля 1991 г.

Событие очень неприятное для литовского истеблишмента, ведь теория советской оккупации является краеугольным камнем государственной идеологии современной Литвы. Отрицание оккупации преследуется в уголовном порядке. Так, в своё время левый политик Альгирдас Палецкис получил внушительный штраф за «незаконные» суждения о вильнюсских событиях 1991 года. «На тот момент, в 1991 году, все были гражданами Советского Союза – какая оккупация? – задаётся вопросом, комментируя ситуацию порталу RuBaltic.Ru, литовский правозащитник Карлис Биланс. – Все ходили с паспортами гражданина СССР. Так как разобраться, кто кем был? Кто оккупант, а кто не оккупант? Начали думать о гражданстве Литвы намного позже описываемых событий».

«Оккупация в данном случае – очень хороший вопрос, вопрос толкования. Вопрос, какую оккупацию они имеют в виду, - говорит юрист из Эстонии Сергей Середенко. - Очень может быть, что здесь есть какой-то временной развал. Для сравнения, с эстонской точки зрения оккупация закончилась с окончательным выводом советских войск – то есть в 1994 году». Эксперт напомнил, что Женевские конвенции неприменимы напрямую. «Там есть описание преступлений, но нет конкретных наказаний за них. Женевские конвенции санкций не содержат, они дают общую рамку и служат могучей основой для толкования преступлений».

Вильнюсский суд также установил, что ответственными за агрессию могут быть только руководители государств, а никак не рядовые военные или сотрудники спецслужб. «Конечно, не исполнители виноваты, а руководители страны. Это однозначно. Поэтому первым, кто должен был быть привлечен к судебной ответственности за преступление против своей страны – это Горбачёв, - считает К.Биланс. – Естественно, оправдательный приговор, принятый судьями, вполне оправдан юридически и морально по всем статьям. Тем более, Литовское государство применяет законодательство обратной силы, что в мировой практике никогда не было.

К людям хотят применить акты, принятые через 10-20 лет после описываемых событий. В 1991 году таких статей не было».

По сути, решение Вильнюсского окружного суда лишь подтвердило опасения о том, что данное дело – грубо исполненный политический заказ, исполняемый в угоду постсоветской литовской идеологии, и не имеет под собой реальной основы. «Решение суда говорит нам не о том, виновны эти люди или нет. Оно говорит, что они неподсудны, так как здесь есть специальный субъект - руководители государства. В таком случае, все остальные не могут отвечать за совершение данного преступления, не являясь специальным субъектом, - считает С.Середенко. – Суд объяснил, что преступления под названием «агрессия» не было. Он не стал давать квалификацию тому, что это было. Но суд сказал, что это не агрессия и вообще не военное преступление, стало быть, и Женевские конвенции неприменимы. Если омоновцев обвиняли в агрессии, это очень большой прокол литовской прокуратуры. Совершённое преступление под квалификацию агрессии не идёт никак. Суд и указал, что эти люди в принципе не могут быть обвинены в ней. То есть, само обвинение было неправильным. События 1991 года в Литве современной литовской прокуратурой были истолкованы неверно. Литовская прокуратура провела очень плохую работу». Однако Генпрокуратура Литвы уже заявила о намерении обжаловать приговор в течение 20 дней в Апелляционном суде. Подобное желание настоять на своем и не допустить появления неудобного прецедента неудивительно, ведь Б.Макутынович и В.Разводов далеко не единственные бывшие советские омоновцы, которые участвовали в столкновениях 1991 г. на территории советской Литвы и которых уже в современной Литве пытаются привлечь к суду за преступления против человечности.

Так, в Литве продолжается расследование событий, связанных со столкновениями возле Вильнюсской телебашни в ночь на 13 января 1991 года, в результате которых погибло 14 человек. Следствие по поводу вильнюсских событий было возобновлено литовской Генпрокуратурой в 2010 году после длительного перерыва (предыдущий судебный процесс «по телебашне» завершился в конце 90-х, тогда судили деятелей Компартии Литвы и функционеров силовых структур).

В настоящий момент по делу «13 января» обвиняются 81 человек. Это бывшие военнослужащие, омоновцы, «альфовцы». Большинство из них проживают в России, Беларуси и Украине. Один из них, калининградец Юрий Мель, больше года находится в вильнюсском изоляторе. Его арестовали литовские пограничники во время пересечения границы. В 1991 году он служил танкистом Советской армии, теперь его – военного пенсионера – также обвиняют в преступлениях против человечности. Его жена Надежда рассчитывает, что оправдание Макутыновича и Разводова станет успешным прецедентом для дела Меля.
Однако насколько реальны эти надежды, зависит на данный момент лишь от одного – насколько много политики в деле Ю.Меля.

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Пишите письма

Пишите письма

Звон дипломатических сабель, хруст переломленных копий... Резолюция в ответ на резолюцию, против демарша — демарш. За всем этим тихо, полушепотом — новости мелкокалибербные вроде бы, малозначительные. Но очень симптоматичные. На них стоит иногда обращать внимание.

Подходишь ли ты в преемники Грибаускайте?

Подходишь ли ты в преемники Грибаускайте?

В октябре состоятся парламентские выборы в Литве, но не за горами и президентские! Проверь себя уже сейчас, сгодишься ли ты в преемники железной леди Прибалтики?

Бронзовый солдат: памятник воинам-освободителям Таллина

Бронзовый солдат: памятник воинам-освободителям Таллина

Авторами монумента освободителям столицы Эстонии, известного ныне как «Бронзовый солдат», стали архитектор Арнольд Алас и скульптор Энн Роос.