Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Пятница
09 Декабря 2016

В Латвии ушло в отставку очередное правительство

Автор: Александр Носович

В Латвии ушло в отставку очередное правительство

08.12.2015  // Фото: http://www.diena.lv/

Премьер-министр Латвии Лаймдота Страуюма объявила об уходе в отставку — вместе с ней ушло в отставку и все правительство. За 24 года независимости в Латвии сменилось уже 23 правительства — теперь там начинается очередной этап министерской чехарды, на сей раз вызванный внутрипартийными склоками и борьбой за власть внутри главной правящей партии «Единства». При этом никакого влияния на ситуацию в стране очередное перераспределение руководящих постов не окажет — даже отставка правительства в Латвии является еще одним проявлением застоя в латвийской политической жизни.

Премьер-министр Лаймдота Страуюма была уникальным для латвийской политики явлением. «Техническим премьером» её окрестили не журналисты и политологи — она так чистосердечно назвала себя сама накануне назначения главой правительства. Никакого влияния оказывать не буду, собственной политики проводить не стану, самостоятельного решения ни одного не приму — иду в премьеры только чтобы «подержать кресло» до выборов в 12-й Сейм.

Подобный подход так понравился правящему истеблишменту, что правящая партия «Единство» оставила Страуюму премьером и после парламентских выборов 2014 года. Такая глава правительства для раздираемых непрестанной внутренней грызней правящей коалиции и главной партии власти стала настоящей находкой: ни на что не претендует, ни во что не вмешивается, говорит то, что от неё требуется, подписывает всё, что ей дают.

При двух правительствах Лаймдоты Страуюмы Латвия полгода была страной-председателем ЕС, обрела нового президента, прошла через очередные выборы в Сейм и ряд связанных с ними скандалов; ввязалась в войну санкций, потеряла экспорт в Россию шпрот и прочего продовольствия, лишилась части транзита и «Новой волны». Но все эти события в общественном сознании никак не ассоциировались с личностью главы правительства: казалось, что жизнь в Латвии — сама по себе, а премьер Страуюма с её дежурными выходами к прессе для разъяснения текущей линии партии по актуальным вопросам — сама по себе.

Лаймдота Страуюма пришла к власти по итогам грандиозного политического скандала — отставки третьего правительства премьера-долгожителя Валдиса Домбровскиса, оказавшегося косвенно виновным в золитудской трагедии — крупнейшей техногенной катастрофе в новейшей истории Латвии, когда 21 ноября 2013 года обвалившаяся крыша торгового центра «Maxima» погребла под собой 54 человека. Компания-застройщик, проектировавшая этот торговый центр, оказалась тесно связана с бизнесом семей премьер-министра и спикера Сейма из партии «Единство» и от осознания крутизны своей «крыши» чувствовала себя полностью безнаказанной и без всякого уважения относилась к техническим регламентам и нормам безопасности.

Коррупционная составляющая золитудской трагедии была столь очевидна, что премьер Валдис Домбровскис был вынужден подать в отставку и на несколько месяцев исчезнуть из информационного поля. Другим ведущим латвийским политикам накануне выпадающего раз пять лет шанса переехать из родной провинции в Брюссель — выборов в Европарламент — идти в национальное правительство было нецелесообразно. Тогда и вышла на авансцену министр земледелия Лаймдота Страуюма — идеальная компромисная фигура, не имеющая никаких политических амбиций и способная «подержать место» до выборов в Сейм.

Теперь же обострение борьбы за власть в руководстве «Единства» и стремление к перераспределению ресурсов и дающих к ним доступ руководящих постов пересилили все удобства от пребывания во главе правительства Лаймдоты чего изволите Страуюмы, что и привело к отставке правительства, о которой «технический премьер» покорно предупреждала еще на прошлой неделе.

Разговоры о том, кто станет новым премьер-министром, шли в Латвии последние несколько недель. Потенциальными кандидатами назывались лидер «Единства» Солвита Аболтиня, глава МВД Рихард Козловскис, глава МИД Эдгар Ринкевич (оба — от «Единства») и Янис Дуклавс из Союза «зеленых» и крестьян.

Традиционно проводились и социологические опросы, также традиционно показывавшие, что самыми популярными кандидатами в премьеры в народе являются мэр Вентспилса Айварс Лембергс и мэр Риги Нил Ушаков. Однако главу правительства в Латвии выбирает не народ, а правящий истеблишмент, поэтому значение для кандидатов имеет не электоральная поддержка, а влияние во внутриэлитных кругах. Поэтому реальный шанс стать премьер-министром имеет экс-спикер Сейма и лидер «Единства» Солвита Аболтиня, наоборот входящая в число самых непопулярных политиков Латвии. На фоне предшествовавших отставке правительства акций протеста латвийских учителей, врачей, фермеров и деятелей культуры, на фоне критически низкого рейтинга доверия правящей партии (70% жителей Латвии не хотят, чтобы новое правительство формировало «Единство») назначать премьер-министром буквально ненавидимую населением Аболтиню означает своими руками провоцировать в стране кризис легитимности.

С другой стороны, отличительной чертой политической культуры латвийского истеблишмента является демонстративно наплевательское отношение к одобрению/неодобрению своей деятельности населением (за исключением предвыборных периодов, конечно). В очередной раз эта черта проявилась в последние дни работы правительства Страуюмы, когда министрам повысили зарплату на 600–700 евро прямо в день всеобщей забастовки латвийских учителей, во время которой с требованиями повышения зарплаты работникам образования вышли 25 тысяч человек.

Лидеру «Единства» Солвите Аболтине в полной степени свойственно это нескрываемо презрительное отношение к «простонародью», за которое последнее её и ненавидит. Поэтому если внутриэлитные пасьянсы сложатся нужным образом, то премьер-министром может стать и эта одиозная фигура, пролезшая в Сейм, выборы в который она проиграла, и освиставшая демонстрацию пенсионеров, требовавших под окнами Сейма индексации пенсий.

В любом случае почетное право формировать правительство в Латвии как-то само собой остается за партией «Единство»: при крайней степени непопулярности этой партии и её представителей для всех остается само собой разумеющимся, что «Единство» — это партия власти, назначающая премьера и занимающая ключевые министерства, и ничего против этого не поделаешь.

Поэтому вопрос о главе правительства будет решаться внутри партии власти, о которой, как известно, в Латвии ходит шутка «в "Единстве" нет единства». Председатель партии Аболтиня имеет достаточно влияния, чтобы пролезть в премьеры (о её премьерских амбициях слухи ходят с лета этого года) — у неё были бы все шансы, не вызывай она у многих однопартийцев и депутатов от других партий правящей коалиции столь же сильную антипатию, как и в народе.

Впрочем, премьерские амбиции Аболтини как были, так и остаются слухами. Премьер Страуюма в последние дни перед отставкой прямо указала на двух своих вероятных «преемников» — они и могут сейчас считаться официальными кандидатами на должность премьер-министра. Это глава МВД Рихард Козловскис и глава МИД Эдгар Ринкевич. Относительно последнего сразу прошла информация, что президент Латвии Раймонд Вейонис кандидатуру Ринкевича не утвердит никогда. Во-первых, Вейонис за несколько месяцев президентства уже проявил активный интерес к внешней политике, и два первых лица, специализирующихся на международной деятельности — это уже чересчур. Во-вторых, уж слишком скандальная личность Эдгар Ринкевич, его кандидатура будет еще более конфликтной, чем кандидатура Аболтини.

Против главы МВД Козловскиса подобных соображений нет.

Его назначение премьер-министром будет только логично в условиях, когда бюджет Латвии на 2016 год урезали для всех, кроме чиновников, военных и спецслужб.

Для такого бюджета оптимальный вариант — премьер из силовиков. Хотя для латышской элиты поддержка смены правительства населением даже в условиях растущей протестной активности и массового социального недовольства — вторична. Главное, чтобы Козловскис удовлетворял основные элитные группы и сохранял баланс сил между ними. Именно по этим критериям его или любого другого кандидата и будут рассматривать при выдвижении в премьер-министры.

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Бойтесь миротворцев

Бойтесь миротворцев

Холодная Война вроде бы уже двадцать семь лет закончилась, а такое ощущение, что всё у нас еще впереди.

Чей туфля?

Чей туфля?

Угадайте политика по обуви!

Литовские князья как защитники русских земель

Литовские князья как защитники русских земель

Отдавая явное предпочтение русской гражданственности и русским людям, литовские князья с удивительным политическим тактом и всецело опираются на русское население государства, оберегают его верования, обычаи и права, постепенно подчиняются его культурному влиянию.