Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Вторник
06 Декабря 2016

Так говорила Страуюма: 14 самых громких цитат уходящего премьера

Автор: Александр Шамшиев

Так говорила Страуюма: 14 самых громких цитат уходящего премьера

08.12.2015  // Фото: delfi.lv

7 декабря в отставку подала премьер-министр Латвии Лаймдота Страуюма («Единство»). Отставка была принята президентом. Страуюма занимала премьерский пост с 22 января 2014 года. RuBaltic.Ru вспомнил ее самые знаковые и яркие высказывания, сделанные на посту главы правительства.


— о председательстве Латвии в Евросоюзе:

«Возможно, это не вписывается в конкретную формулировку, но никто не проедает эти деньги, тратя их на торты».

Так премьер отвечала критикам из Госконтроля на обвинения в необоснованных тратах на председательство страны в Совете ЕС (январь–июнь 2015 года). Ранее, принимая эстафету от Италии, Страуюма говорила, что председательство в ЕС — настолько колоссальный труд, что правительству придется учреждать аж нового временного министра специально для этой цели. Вопреки большим надеждам и пафосу, история показала, что шесть месяцев главенства Латвии в ЕС закончились без каких-либо значимых успехов.

— о бюджетной политике:

«На оборону и внутренние дела в целом предусмотрено более 70 млн евро. Надо признать, что данные приоритеты в большой степени навязаны нам событиями, которые происходят за нашими границами».

Перекосы в верстке бюджета «военного времени», когда деньги из «социалки» перетекают на армию, полицию и спецслужбы, Страуюма ловко объясняла необходимостью защищаться от происков внешних врагов. Медики и учителя увещеваниям не вняли и ответили пикетами и забастовками. На крупнейшую за последние 15 лет акцию протеста учителей 27 ноября вышли более 20 тысяч педагогов из 916 школ и детских садов.
 

— о русских школах:

«Образование нацменьшинствам в Латвии обеспечено. Есть школы, где дети могут изучать конкретные предметы на латышском и русском языках, и таких школ 109. В 99 из них обучение идет на латышском и русском языках. Есть двухпоточные школы. Таким образом, образование нацменьшинств обеспечено».

Страуюма не видела необходимости открытия новых русскоязычных школ в Латвии, особенно при участии и под патронажем России.


— о Дне легионера:

«Все, кто хочет выразить уважение к павшим 16 марта, могут отправляться на Лестенское братское кладбище, чтобы не подвергать Латвию ненужному риску провокаций... Не надо вынуждать нас оправдываться перед союзниками в связи с тем, в чем мы не виноваты. Во время войны Латвию вынудили участвовать в террористической борьбе обеих сторон. Латвия не поддерживает ни один из этих режимов».

Продолжив линию на уравнивание нацистского и советского режимов, Страуюма строго-настрого запретила под страхом увольнения членам правительства участвовать в ежегодном шествии ветеранов латышского легиона Ваффен-СС. За желание присоединиться к шествию 16 марта лишился своего поста министр регионального развития Эйнар Цилинскис («Национальное объединение»).


— о военном вторжении РФ:

«Я никогда не думала, что Россия собирается устроить военное вторжение в Латвию. Но Россия используют свою "мягкую силу", и это мы видим. Весной чуть ли не каждый день у нас устраивались разные митинги. Были люди, которые подталкивали население к беспорядкам. Но я отношусь с уважением ко всем людям в Латвии, и ситуация у нас стабильная. Серьезных разногласий среди наших людей нет».

В отличие от националистов и некоторых коллег по правительству, премьер старалась воздерживаться о чрезмерно конфронтационных высказываний в адрес России. После слухов о пророссийских агитаторах, шныряющих по Латвии, и о «Латгальской народной республике» Страуюме пришлось успокаивать население, убеждая, что «зеленые человечки» вряд ли появятся.


— о поддержке соотечественников:

«Созданный механизм получения финансирования от России обеспечивает согласование действий пророссийских организаций в Латвии с интересами России. Главным механизмом целевого распределения финансирования в последние годы стали учрежденные и контролируемые российскими госинституциями спецфонды... Фонды объявляют конкурсы на получение грантов и субсидий, подать заявку на которые теоретически может любая организация. Фактически же деньги могут получить только те латвийские организации и проекты, чья предыдущая деятельность была согласована с внешнеполитическими нуждами России».

Хоть премьер и признавала, что повторение крымского сценария в Латвии маловероятно, российскую программу поддержки соотечественников она считала элементом российской гибридной войны против Латвии, чему посвящала целые доклады.


— о санкциях:

«Планируемые убытки оцениваются примерно в 55 млн евро. Более половины «уйдет» на молочную отрасль — она пострадает больше всего».

Страуюма не стала отрицать ущерб латвийской экономики от российских ответных санкций. Правительство охотно делилось цифрами многомиллионных потерь, которые терпит латвийский бюджет и бизнес из-за санкционной войны. Тем не менее она поддерживала введение санкций против России и стабильно ратовала за их продление.


— о системе SWIFT:

«Я бы очень внимательно рассмотрела решение отключить Россию от международной платежной системы SWIFT, поскольку это парализует всю мировую экономику. Нам всем будет плохо, если в России произойдет экономический крах».

Вместе с тем в вопросах новых санкций против России Страуюма периодически стопорила наиболее радикально настроенных политиков вроде евродепутата Артиса Пабрикса и предупреждала, что санкции — палка о двух концах.


— о поведении Ринкевича:

«Конечно, министр иностранных дел — министр, который официально представляет мнение Латвии. Но я подчеркиваю, что это мнение, высказанное в социальных сетях, не официальная позиция Латвии, а личное мнение Эдгара Ринкевича. Я даже удивилась, когда его прочла. Сегодня мы с ним обсудим, что он пишет в социальных сетях... Мне трудно говорить о причинах, почему он это написал. Я сама вчера прочла его заявление в Twitter. Сказано было слишком сильно. Но это его личное мнение».

Отповедь премьера в адрес главы МИД Ринкевича, который разошелся тирадой в «Твиттере». Ринкевич написал, что Россия закончит как Германия после Первой и Второй мировых войн, если не одумается, иначе будет слишком поздно. Страуюма сочла пассаж слишком резким и пообещала провести с Ринкевичем разбор полетов.


— о правах человека:

«Мы ощущаем распространяемые отдельными должностными лицами России заявления о правах человека в Латвии. Это один из элементов [гибридной войны]. Наш органы госбезопасности работают. Я полностью уверена в их способности предотвратить как кибератаки, так и различные провокации, которые можно ожидать».

Критику ситуации с правами русскоязычных жителей, будь то безгражданство или русские школы, если таковая исходила со стороны российского посольства или МИД РФ, Страуюма списывала на враждебную пропаганду.


— о «Согласии»:

«"Единство" победит. Я верю, что "Центр согласия" все же не получит столько голосов, потому что для нашей страны важна безопасность. У меня лично нет уверенности в "Центре согласия" и независимости Латвии... У меня есть определенные опасения. "Согласие" ездит в США, ездит в Брюссель, но ездит и в Москву».

За эти слова в день парламентских выборов на Страуюму наложили административный штраф в 50 евро за нарушение правил предвыборной агитации. «Единство» активно боролось с «Согласием», возглавляемым мэром Риги Нилом Ушаковым. В итоге «Согласие» заняло первое место, обойдя конкурентов, однако лишилось нескольких мандатов в Сейме.


— о беженцах:

«700 беженцев, которых мы согласились принять — это наша обязанность по отношению к другим странам ЕС. Считаю, что нельзя только просить поддержку ЕС для сельскохозяйственников, или очень важные для нас воздушные патрули Италии, или поддержку германских солдат. Для этих стран это стоит денег. Мы не можем отмежевываться, когда этим странам необходима поддержка».

В отличие от многих латвийских политиков, премьер не стала спорить с Еврокомиссией и мужественно согласилась принять сначала 250, а затем 776 беженцев. Отношение Страуюмы к беженцем было простым: пусть получают минимальные пособия, вкалывают с первых дней на работе, параллельно усиленно учат латышский. Желательно еще, чтобы не кучковались вместе. Также Страуюма активно призывала усилить пограничный контроль в ЕС и по возможности размещать беженцев в «благополучных» странах, не входящих в Евросоюз, таких как Турция.


— об американском газе:

«Теперь наше домашнее задание в Латвии — оценить и принять решение касательно нашей энергетической независимости».

Премьер активно продвигала идею поставок природного газа из США. По ее оценкам, американский газ обойдется дешевле российского и сможет поступить в Латвию уже в следующем году. Первой на пути к покупке американского СПГ через терминал готовится стать соседняя Литва — первые поставки там ожидаются в феврале.


— об интервью по-русски:

«После очередного сегодняшнего интервью главы правительства с русскоязычным СМИ премьер еще раз пришла к выводу, что ей сложно говорить на русском. Она слишком долго формулирует мысль, а времени на изучение русского в целом у г-жи Страуюмы нет из-за очень плотного графика. Теперь следует считаться с тем, что премьер будет давать интервью на латышском».

С таким сообщением выступила в сентябре пресс-секретарь премьера Айва Розенберга. Отказ общаться с прессой по-русски не является для латвийского чиновника чем-то необычным, однако обычно первые лица государства — будь то президент Раймонд Вейонис или Ринкевич — аналогичных проблем не испытывали.

Вот, собственно, и всё:

Страуюма

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Пишите письма

Пишите письма

Звон дипломатических сабель, хруст переломленных копий... Резолюция в ответ на резолюцию, против демарша — демарш. За всем этим тихо, полушепотом — новости мелкокалибербные вроде бы, малозначительные. Но очень симптоматичные. На них стоит иногда обращать внимание.

Литва или Северная Корея?

Литва или Северная Корея?

Современная Литва нередко практически не отличима от КНДР. Сумеете ли Вы отличить Литву от Северной Кореи?

Страны Балтии и Россия: общее прошлое

Страны Балтии и Россия: общее прошлое

История взаимоотношений народов Литвы, Латвии и Эстонии с Россией начиналась не в 1945 и даже не в 1940 году. Она имеет куда более глубокие корни, исчисляемые столетиями.