Тема недели:
Бандитская «Европа»: «буферная зона» как территория беспредела
Литовские банды отправляются заниматься грабежами в Германии. Банда, два с половиной года грабившая инкассаторов, оказалась сотрудниками МВД Украины.
Четверг
28 Июля 2016

«Северная Корея» ЕС: из страны самоубийц в страну-самоубийцу

Автор: Александр Носович

«Северная Корея» ЕС: из страны самоубийц в страну-самоубийцу

10.02.2015  // Фото: Коллаж RuBaltic.Ru

В 1949 году экс-министр обороны США Джеймс Форрестол выбросился из окна своей палаты в психиатрической больнице с криком «Русские идут!». В наши дни подобную судьбу может повторить целая страна, последовательно доводимая до сумасшествия паранойей о «грядущей российской агрессии». И не беда, если бы все литовские политики в страхе перед «зелеными человечками», подобно леммингам, дружно кинулись в пропасть. Беда в том, что сейчас они тащат за собой в пропасть и Литву.

В 2013-2014 годах в политической системе Литвы произошли фундаментальные изменения. Исчезли традиционные для этой страны на протяжении всего XX века дихотомиии и бинарные оппозиции. Вильнюс и Каунас, технократы прагматики и идеалисты национал-романтики — сложная система сдержек и противовесов заметно различающихся между собой политических групп, которая давала Литве возможность развиваться как неполноценной и проблемной, но все-таки — демократии. Пускай с поправкой на «запрет отрицания оккупации», но в общих чертах это было открытое, демократичное общество со свободой высказывания и дискуссии.

В 2013-2014 годах окончательно оформился процесс превращения Литвы в Северную Корею ЕС: государство, в котором все гражданские свободы подлежат уничтожению из-за превращения страны в осажденную крепость, которая в любой момент может быть подвергнута вражеской атаке.

Объяснять то, что происходит в общественно-психологической атмосфере Литвы одним лишь шоком из-за украинских событий и реальным страхом маленького литовского народа перед агрессией гигантской России — это выдавать желаемое за действительное.

Во-первых, исторически понятный и оправданный страх и шок испытывают и другие малые нации (той же Прибалтики, например), недавно получившие собственную государственность и теперь отчаянно боящиеся её потерять. Но нигде, кроме, разве что, Украины, где продолжаются революция и гражданская война, этот страх не приводит к тому, что происходит в Литве.

Во-вторых, тектонические сдвиги в политическом сознании и политической системе Литвы начались еще до украинских событий — в период её председательства в ЕС во второй половине 2013 года.

Уже тогда стало понятно, что литовцам на выборах больше некого выбирать — многопартийность и политическая конкуренция формально сохраняются, но фактически никакой альтернативы нынешнему курсу никто не предлагает.

К лету 2014 года — к моменту повторной инаугурации Дали Грибаускайте — так называемые «популисты», «Порядок и справедливость» и Партия труда, были окончательно лишены политической субъектности: в публичном пространстве Литвы их словно не существует, а доведись все же высказаться, так та же спикер Лорета Граужинене, словно какой-нибудь консерватор, сводит разговор о любых проблемах Литвы к рассказу об «имперских амбициях» Путина. «Движение либералов» окончательно превратилось в филиал СО-ХДЛ, Избирательная акция поляков Литвы, как и положено национальным меньшинствам в Прибалтике, назначена пятой колонной и мальчиками для битья.

Главное же — практически стерлась всякая разница между социал-демократами и консерваторами, двумя партиями власти Литвы, единство и борьба противоположностей которых сформировали постсоветскую Литву и позволяли ей развиваться. Теперь же никакой борьбы противоположностей нет и в помине: бывшие антагонисты стали неотличимы друг от друга.

Некогда заведующий отделом ЦК ЛКСМ Линас Линкявичюс на комсомольских пьянках в Москве бегал за пивом для старших товарищей. Теперь глава МИД Литвы от социал-демократов Линас Линкявичюс носит в узких элитных кругах титул «паж императрицы по внешним связям». Скажи ему Даля Грибаускайте сбегать за пивом — побежит.

Два года назад Грибаускайте сыграла решающую роль в увольнении социал-демократа Бируте Весайте с поста министра экономики за то, что та посмела публично раскритиковать «священную корову» президента и консерваторов — проект Висагинской АЭС, заявив, что он для Литвы неподъемный и никогда не окупится. Теперь же именно Бируте Весайте стала главным агитатором за повторное лишение России права голоса в ПАСЕ — и это её пару лет назад считали прагматичным, способным к диалогу политиком?

Теперь же всё идет к тому, что социал-демократы сольются с консерваторами в политическое единое целое формально и окончательно.

Потому что чем дольше дворцу на Дауканто удается поддерживать градус алармистской истерии в литовском обществе, тем выше вероятность того, что социал-демократы и консерваторы после выборов в Сейм или раньше создадут «радужную коалицию» и общее правительство, окончательно зачистив политическое поле от всех лишних. А в 2019 году договорятся между собой, Брюсселем и Вашингтоном о кандидатуре президента и поставят «буроков» перед фактом — президента они населению уже выбрали.

Под прикрытием геббельсовской пропаганды о нашествии «зеленых человечков» и «донецком» или «крымском» сценарии в Клайпеде или Вильнюсском крае в Литве устанавливается политическая и идеологическая монополия. Устанавливается она для того, чтобы правящая элита смогла скрыть свои былые грешки и разом снять всю ответственность за «скелеты», упорно вываливающиеся из шкафов.

Опять же, всё это было и до украинских событий. Когда принимался закон об уголовном преследовании за «отрицание советской агрессии» казалось, что он затронет в первую очередь историков, пишущих о 1940 годе. Ничуть не бывало: первым уголовным делом по этому закону стало преследование «диссидента-отщепенца» Альгирдаса Палецкиса, посмевшего заявить, что 13 января 1991 года в толпе у Вильнюсской телебашни стреляли люди Ландсбергиса. Спустя три года за это же утверждение был отключен Первый Балтийский канал.

В начале этого года под предлогом борьбы с «российской пропагандой» в Литве были вновь отключены российские телеканалы — на одном из них прямо накануне отключения собирались показать фильм-расследование о советском прошлом президента Грибаускайте и её связях с КГБ. Де жа вю: несколько лет назад из эфира литовского телевидения в авральном порядке сняли документальный фильм Руты Янутене о прошлом Грибаускайте. В наши дни из Европарламента был уволен сотрудник, разложивший по почтовым ящикам евродепутатов книгу Янутене «Красная Даля». А в 2014 литовским издателям было сильно не рекомендовано публиковать в Литве книгу польского автора Славомира Ценцкевича «Досье стальной магнолии», посвященную, опять же, отношениям Грибаускайте с КГБ. За год до этого прогремел скандал со «слитой» справкой ДГБ: тут же возникло предположение, что упомянутые в этой справке «элитные силы российской разведки» намерены опубликовать-таки доказательства связи президента Литвы с «оккупационными спецслужбами». На волне истерии вокруг всего этого подконтрольные Грибаускайте силовики врывались в офисы и квартиры журналистов, таскали на допросы политологов, публиковали в газетах памятки «как распознать шпиона».

Всё это и называется Северная Корея ЕС — государственный произвол и запреты в сочетании с массированной пропагандой, запугиванием населения внешним врагом, фасадной демократией и сворачиванием свободы слова, которая сменяется идеологическим диктатом.

Это начинают понимать уже и в самой Литве, хотя одного понимания слишком мало.

Литва неоднократно становилась мировым лидером по количеству самоубийств. Согласно последней статистики ВОЗ, по случаям суицида среди населения она занимает первое место в Европе и пятое место в мире. В специализированных медицинских кругах у Литвы именно такая репутация — страна убийц. Стоит ли этому удивляться, если начальник литовской криминальной полиции садится за руль с 1,7 промилле спирта в крови, а когда его останавливает патрульная служба объясняет, что он пил в лесу с агентом и агент ему доложил, что на Литву надвигаются российские «зеленые человечки»? Или когда в вильнюсские русскоязычные школы вламывается полиция и устраивает обыск по делу о государственной измене школьников, ездивших отдыхать в российские летние лагеря? Или когда по литовским госучреждениям рассылают инструкции общим числом в 5 тысяч экземпляров с объяснениями, что делать в случае российской оккупации. При таком психологическом давлении остается либо верить и рыть во дворе бункер, либо не выдерживать нагрузки на психику и кончать жизнь самоубийством, либо эмигрировать в Соединенное королевство.

Но своей политикой литовское руководство не только наносит вред всем без исключения литовцам — своей политикой оно превращает Литву из страны самоубийц в страну-самоубийцу.

Литва, вдуматься только, оказалась единственной в мире страной, официально снабдившей украинскую армию оружием. Все время войны на Донбассе литовская дипломатия добивалась превращения этой войны в полномасштабную бойню в центре Европы с использованием всех возможных орудий массового поражения. Даля Грибаускайте весной 2014 года допустила возможность применения против России Пятой статьи Устава НАТО о коллективном отражении агрессора как средстве в борьбе за Украину. Она в самом деле хочет войны не так далеко от российской границы, а то и вовсе войны с участием Литвы?

Та же Грибаускайте в своих истерично-иррациональных действиях ставит под удар всю Литву.

И все, что ни делает президентура и прочие субъекты литовской политики, ведет к смерти Литвы — либо быстрой, либо медленной, но неизбежной.

Экономика разрушается под действием российских и антироссийских санкций, после очередных заявлений про то, что Россия — «террористическое государство» разоряются сотни перевозчиков, абсолютное большинство молодежи хочет уехать из страны, в аэропортах очереди из эмигрантов, улетающих в Ирландию, смертность превышает рождаемость, все демографические показатели негативные. На момент обретения независимости в Литве жили 3,7 миллионов человек. За 20 лет эта страна потеряла миллион, и люди по-прежнему уезжают или умирают.

Создается ощущение, что Литва просто запрограммирована на саморазрушение, что это заложено в литовской культурной матрице. И нет никакого рецепта, как вылечить эту травмированную осажденную нацию от суицидального синдрома.

Эволюция постсоветской Литвы

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Пораженческий строй

Пораженческий строй

В рамках украинского конфликта ребром был поставлен ценностный вопрос – остаться субъектом и государством (пусть и с огромным множеством проблем) и мучительно искать свой путь развития или отказаться от этой борьбы – сдать свою страну и себя внешним «партнерам», признав в них более высокоразвитое общество, которое решит все проблемы.

Игра в ящик. Пандоры

Игра в ящик. Пандоры

Через семьдесят пять лет после начала операции Барбаросса ящик Пандоры снова вскрыт и распахнут настежь.

Чей туфля?

Чей туфля?

Угадайте политика по обуви!

Прибалтийские коллаборационисты на Новгородчине в 1941–43гг.

Прибалтийские коллаборационисты на Новгородчине в 1941–43гг.

Участие в боевых действиях, контроль за местным населением — это далеко не все. В течение 1942–1944 годов на территории Новгородчины действовали несколько крупных латышских полицейских формирований. Немцы зачастую поручали им наиболее грязную и кровавую «работу».