Тема недели:
Варшава намерена переформатировать отношения НАТО и России
Польша в преддверии саммита НАТО намерена бороться с преградами для милитаризации Восточной Европы.
Понедельник
30 Мая 2016

«Северная Корея» ЕС: из страны самоубийц в страну-самоубийцу

Автор: Александр Носович

«Северная Корея» ЕС: из страны самоубийц в страну-самоубийцу

10.02.2015  // Фото: Коллаж RuBaltic.Ru

В 1949 году экс-министр обороны США Джеймс Форрестол выбросился из окна своей палаты в психиатрической больнице с криком «Русские идут!». В наши дни подобную судьбу может повторить целая страна, последовательно доводимая до сумасшествия паранойей о «грядущей российской агрессии». И не беда, если бы все литовские политики в страхе перед «зелеными человечками», подобно леммингам, дружно кинулись в пропасть. Беда в том, что сейчас они тащат за собой в пропасть и Литву.

В 2013-2014 годах в политической системе Литвы произошли фундаментальные изменения. Исчезли традиционные для этой страны на протяжении всего XX века дихотомиии и бинарные оппозиции. Вильнюс и Каунас, технократы прагматики и идеалисты национал-романтики — сложная система сдержек и противовесов заметно различающихся между собой политических групп, которая давала Литве возможность развиваться как неполноценной и проблемной, но все-таки — демократии. Пускай с поправкой на «запрет отрицания оккупации», но в общих чертах это было открытое, демократичное общество со свободой высказывания и дискуссии.

В 2013-2014 годах окончательно оформился процесс превращения Литвы в Северную Корею ЕС: государство, в котором все гражданские свободы подлежат уничтожению из-за превращения страны в осажденную крепость, которая в любой момент может быть подвергнута вражеской атаке.

Объяснять то, что происходит в общественно-психологической атмосфере Литвы одним лишь шоком из-за украинских событий и реальным страхом маленького литовского народа перед агрессией гигантской России — это выдавать желаемое за действительное.

Во-первых, исторически понятный и оправданный страх и шок испытывают и другие малые нации (той же Прибалтики, например), недавно получившие собственную государственность и теперь отчаянно боящиеся её потерять. Но нигде, кроме, разве что, Украины, где продолжаются революция и гражданская война, этот страх не приводит к тому, что происходит в Литве.

Во-вторых, тектонические сдвиги в политическом сознании и политической системе Литвы начались еще до украинских событий — в период её председательства в ЕС во второй половине 2013 года.

Уже тогда стало понятно, что литовцам на выборах больше некого выбирать — многопартийность и политическая конкуренция формально сохраняются, но фактически никакой альтернативы нынешнему курсу никто не предлагает.

К лету 2014 года — к моменту повторной инаугурации Дали Грибаускайте — так называемые «популисты», «Порядок и справедливость» и Партия труда, были окончательно лишены политической субъектности: в публичном пространстве Литвы их словно не существует, а доведись все же высказаться, так та же спикер Лорета Граужинене, словно какой-нибудь консерватор, сводит разговор о любых проблемах Литвы к рассказу об «имперских амбициях» Путина. «Движение либералов» окончательно превратилось в филиал СО-ХДЛ, Избирательная акция поляков Литвы, как и положено национальным меньшинствам в Прибалтике, назначена пятой колонной и мальчиками для битья.

Главное же — практически стерлась всякая разница между социал-демократами и консерваторами, двумя партиями власти Литвы, единство и борьба противоположностей которых сформировали постсоветскую Литву и позволяли ей развиваться. Теперь же никакой борьбы противоположностей нет и в помине: бывшие антагонисты стали неотличимы друг от друга.

Некогда заведующий отделом ЦК ЛКСМ Линас Линкявичюс на комсомольских пьянках в Москве бегал за пивом для старших товарищей. Теперь глава МИД Литвы от социал-демократов Линас Линкявичюс носит в узких элитных кругах титул «паж императрицы по внешним связям». Скажи ему Даля Грибаускайте сбегать за пивом — побежит.

Два года назад Грибаускайте сыграла решающую роль в увольнении социал-демократа Бируте Весайте с поста министра экономики за то, что та посмела публично раскритиковать «священную корову» президента и консерваторов — проект Висагинской АЭС, заявив, что он для Литвы неподъемный и никогда не окупится. Теперь же именно Бируте Весайте стала главным агитатором за повторное лишение России права голоса в ПАСЕ — и это её пару лет назад считали прагматичным, способным к диалогу политиком?

Теперь же всё идет к тому, что социал-демократы сольются с консерваторами в политическое единое целое формально и окончательно.

Потому что чем дольше дворцу на Дауканто удается поддерживать градус алармистской истерии в литовском обществе, тем выше вероятность того, что социал-демократы и консерваторы после выборов в Сейм или раньше создадут «радужную коалицию» и общее правительство, окончательно зачистив политическое поле от всех лишних. А в 2019 году договорятся между собой, Брюсселем и Вашингтоном о кандидатуре президента и поставят «буроков» перед фактом — президента они населению уже выбрали.

Под прикрытием геббельсовской пропаганды о нашествии «зеленых человечков» и «донецком» или «крымском» сценарии в Клайпеде или Вильнюсском крае в Литве устанавливается политическая и идеологическая монополия. Устанавливается она для того, чтобы правящая элита смогла скрыть свои былые грешки и разом снять всю ответственность за «скелеты», упорно вываливающиеся из шкафов.

Опять же, всё это было и до украинских событий. Когда принимался закон об уголовном преследовании за «отрицание советской агрессии» казалось, что он затронет в первую очередь историков, пишущих о 1940 годе. Ничуть не бывало: первым уголовным делом по этому закону стало преследование «диссидента-отщепенца» Альгирдаса Палецкиса, посмевшего заявить, что 13 января 1991 года в толпе у Вильнюсской телебашни стреляли люди Ландсбергиса. Спустя три года за это же утверждение был отключен Первый Балтийский канал.

В начале этого года под предлогом борьбы с «российской пропагандой» в Литве были вновь отключены российские телеканалы — на одном из них прямо накануне отключения собирались показать фильм-расследование о советском прошлом президента Грибаускайте и её связях с КГБ. Де жа вю: несколько лет назад из эфира литовского телевидения в авральном порядке сняли документальный фильм Руты Янутене о прошлом Грибаускайте. В наши дни из Европарламента был уволен сотрудник, разложивший по почтовым ящикам евродепутатов книгу Янутене «Красная Даля». А в 2014 литовским издателям было сильно не рекомендовано публиковать в Литве книгу польского автора Славомира Ценцкевича «Досье стальной магнолии», посвященную, опять же, отношениям Грибаускайте с КГБ. За год до этого прогремел скандал со «слитой» справкой ДГБ: тут же возникло предположение, что упомянутые в этой справке «элитные силы российской разведки» намерены опубликовать-таки доказательства связи президента Литвы с «оккупационными спецслужбами». На волне истерии вокруг всего этого подконтрольные Грибаускайте силовики врывались в офисы и квартиры журналистов, таскали на допросы политологов, публиковали в газетах памятки «как распознать шпиона».

Всё это и называется Северная Корея ЕС — государственный произвол и запреты в сочетании с массированной пропагандой, запугиванием населения внешним врагом, фасадной демократией и сворачиванием свободы слова, которая сменяется идеологическим диктатом.

Это начинают понимать уже и в самой Литве, хотя одного понимания слишком мало.

Литва неоднократно становилась мировым лидером по количеству самоубийств. Согласно последней статистики ВОЗ, по случаям суицида среди населения она занимает первое место в Европе и пятое место в мире. В специализированных медицинских кругах у Литвы именно такая репутация — страна убийц. Стоит ли этому удивляться, если начальник литовской криминальной полиции садится за руль с 1,7 промилле спирта в крови, а когда его останавливает патрульная служба объясняет, что он пил в лесу с агентом и агент ему доложил, что на Литву надвигаются российские «зеленые человечки»? Или когда в вильнюсские русскоязычные школы вламывается полиция и устраивает обыск по делу о государственной измене школьников, ездивших отдыхать в российские летние лагеря? Или когда по литовским госучреждениям рассылают инструкции общим числом в 5 тысяч экземпляров с объяснениями, что делать в случае российской оккупации. При таком психологическом давлении остается либо верить и рыть во дворе бункер, либо не выдерживать нагрузки на психику и кончать жизнь самоубийством, либо эмигрировать в Соединенное королевство.

Но своей политикой литовское руководство не только наносит вред всем без исключения литовцам — своей политикой оно превращает Литву из страны самоубийц в страну-самоубийцу.

Литва, вдуматься только, оказалась единственной в мире страной, официально снабдившей украинскую армию оружием. Все время войны на Донбассе литовская дипломатия добивалась превращения этой войны в полномасштабную бойню в центре Европы с использованием всех возможных орудий массового поражения. Даля Грибаускайте весной 2014 года допустила возможность применения против России Пятой статьи Устава НАТО о коллективном отражении агрессора как средстве в борьбе за Украину. Она в самом деле хочет войны не так далеко от российской границы, а то и вовсе войны с участием Литвы?

Та же Грибаускайте в своих истерично-иррациональных действиях ставит под удар всю Литву.

И все, что ни делает президентура и прочие субъекты литовской политики, ведет к смерти Литвы — либо быстрой, либо медленной, но неизбежной.

Экономика разрушается под действием российских и антироссийских санкций, после очередных заявлений про то, что Россия — «террористическое государство» разоряются сотни перевозчиков, абсолютное большинство молодежи хочет уехать из страны, в аэропортах очереди из эмигрантов, улетающих в Ирландию, смертность превышает рождаемость, все демографические показатели негативные. На момент обретения независимости в Литве жили 3,7 миллионов человек. За 20 лет эта страна потеряла миллион, и люди по-прежнему уезжают или умирают.

Создается ощущение, что Литва просто запрограммирована на саморазрушение, что это заложено в литовской культурной матрице. И нет никакого рецепта, как вылечить эту травмированную осажденную нацию от суицидального синдрома.

Эволюция постсоветской Литвы

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров

Советский экзамен для Европы

Советский экзамен для Европы

Либерализм, несмотря на свое непримиримое отношение к коммунизму, всё чаще повторяет его ошибки. С одной стороны, нынешние «европейские ценности» имеют столько же общего с классическим либерализмом, сколько программа КПСС 1961 г. с марксизмом. С другой — весь этот набор ценностей в ЕС — это уже не способ сделать жизнь общества лучше, а система правил, в верности которой необходимо клясться.

Индиго-будущее и социал-дарвинизм в чистом виде

Индиго-будущее и социал-дарвинизм в чистом виде

Нет, не бывает никаких детей-индиго, бывает поколение напыщенных и плохо образованных дегенератов, на уши которым можно развешивать любую лапшу. И бывает звериный оскал империалистических монополий, для которых образ инфантильного подростка с айфоном — это просто хороший способ пудрить неокрепшие мозги.

Литва или Северная Корея?

Литва или Северная Корея?

Современная Литва нередко практически не отличима от КНДР. Сумеете ли Вы отличить Литву от Северной Кореи?

Украинские националисты: пособники оккупантов (1941–1945 гг.)

Украинские националисты: пособники оккупантов (1941–1945 гг.)

Одновременно украинские националисты воевали с поляками. Эта вражда отличалась особой жестокостью: только с 10 по 15 июля 1943 г. отряды УПА на Волыни убили более 12000 человек мирного населения.