Тема недели:
Евродепутат: вмешательство России спасло Сирию и Европу
Интервью с депутатом Европейского парламента от Латвии (социал-демократическая партия «Согласие») Андреем Мамыкиным.
Суббота
25 Февраля 2017

Эксперт: потепление диалога Беларуси и ЕС носит ограниченный характер

Автор: Сергей Рекеда

Эксперт: потепление диалога Беларуси и ЕС носит ограниченный характер

10.07.2014

В рамках программы «Восточное партнёрство» Белоруссия последние годы считалась, скорее, слабым звеном – страна-участник евразийской интеграции, с которой фактически разорвано политическое сотрудничество со стороны ЕС. Однако после Вильнюсского саммита всё заметнее активизация диалога Минска с Европой. О причинах этой активизации и роли стран Балтии в этом процессе портал RuBaltic.Ru поинтересовался у директора Центра стратегических и внешнеполитических исследований (Белоруссия) Арсения СИВИЦКОГО:

- Г-н Сивицкий, как Вы оцениваете состояние программы «Восточное партнёрство» после Вильнюсского саммита?

- С одной стороны, Грузия, Молдова и Украина подписали Соглашение об ассоциации и образовали зону свободной торговли с ЕС, т. е., по сути, рядом стран-участниц и ЕС были достигнуты изначальные стратегические цели данной инициативы. С этой точки зрения, можно говорить о некоторых успехах «Восточного партнёрства».

С другой стороны, украинский кризис, который последовал сразу же после вильнюсского саммита «Восточного партнёрства», послужил поводом для того, чтобы ещё раз переосмыслить стратегические цели данной инициативы. Очевидно, что в том виде, в котором сейчас программа «Восточное партнёрство» реализуется, с её стратегическими целями в виде ассоциативного членства и зоны свободной торговли с ЕС, она провоцирует нестабильность на границах ЕС и России. Я имею в виду украинский кризис.

И хотя Украина в итоге подписала Соглашение об ассоциации – цена этого соглашения очень высока.

Поэтому для того, чтобы в будущем реализация «Восточного партнёрства» не приводила к подобным кризисам, она нуждается в существенной трансформации. И прежде всего «Восточное партнёрство» должно стать гибче и начать учитывать интересы России в странах-участницах этой инициативы.

Судя по тем инициативам, которые озвучивались в рамках «Веймарского треугольника» и направлены на активное вовлечение России в дискуссию о европейских интеграционных процессах в Восточной Европе, «Восточное партнёрство», вероятно, ожидают некоторые трансформации. Тем более что даже в нынешнем виде стратегические цели «Восточного партнёрства» недоступны странам-участницам: Беларусь и Армения не могут заключить Соглашения об ассоциации с ЕС из-за участия в Таможенном союзе и будущем Евразийском экономическом союзе, для Беларуси и Азербайджана также недоступна зона свободной торговли с ЕС из-за того, что они не являются членами ВТО.

Поэтому можно констатировать как успехи «Восточного партнёрства», так и некоторые кризисные тенденции, связанные с реализацией этой программы.

- Сохраняется ли заинтересованность Белоруссии в этой программе?

- Долгое время «Восточное партнёрство» являлось единственной более-менее работающей рамкой для выстраивания белорусско-европейских отношений. На сегодняшний день, «Восточное партнёрство» для Республики Беларусь – важный инструмент продвижения национальных интересов в отношениях с Европейским союзом. При этом во главу угла ставится необходимость наполнения данной инициативы практическим содержанием через реализацию крупных, значимых проектов и укрепление бизнес-измерения.

Важно, чтобы она имела именно прагматичный характер и приносила реальную пользу населению стран-партнёров, включая Беларусь. С точки зрения белорусской стороны, в этом залог дальнейшего развития и успеха данной инициативы.

В этом направлении белорусско-европейское сотрудничество развивается достаточно интенсивно. В карту транспортной сети «Восточного партнёрства» включены наиболее важные и перспективные объекты автомобильной и железнодорожной инфраструктуры Беларуси и сообщений с сопредельными странами «Восточного партнёрства» и Евросоюза. В список приоритетных инфраструктурных транспортных проектов вошли два белорусско-литовских предложения по организации скоростного железнодорожного пассажирского сообщения между Вильнюсом и Минском и по реконструкции автомобильной дороги Минск – Вильнюс и расположенного на ней автодорожного пункта пропуска «Каменный Лог».

Кроме того, Беларусь выступает за укрепление бизнес-измерения «Восточного партнёрства» и использование бизнес-форума в качестве площадки для налаживания деловых контактов, привлечения инвестиций, реализации совместных бизнес-проектов с участием компаний стран-партнёров и стран-членов ЕС.

В таком прагматическом смысле заинтересованность Беларуси в этой программе очень высока.

- Как в целом в Белоруссии на общественном и политическом уровне воспринимается подписание Украиной Соглашения об ассоциации с ЕС и украинский кризис в целом?

- Несмотря на то, что по экономическим причинам членство Украины в ближнесрочной перспективе в Таможенном союзе было бы более предпочтительным для Беларуси, белорусская сторона считает подписание Украиной Соглашения об ассоциации с ЕС суверенным выбором этого государства, который, в том числе, открывает ряд новых возможностей для белорусско-украинского сотрудничества, прежде всего, в экономической сфере. К тому же тот факт, что Украина подписала ассоциативное соглашение, делает ЕС ближе и к Беларуси. В этом контексте открываются дополнительные возможности по реализации масштабных региональных инфраструктурных проектов с участием Украины, Беларуси и европейских стран.

В целом, украинский кризис был воспринят достаточно чувствительно белорусским обществом, которое традиционно рассматривает стабильность в качестве неотъемлемого фактора устойчивого развития государства и общества. Официальная оценка украинского кризиса здесь во многом совпадает с общественной – украинский кризис стал логичным результатом недееспособности государственных институтов, тотальной коррупции во всех эшелонах власти, олигархического строя и неэффективности экономики.

- Чем было вызвано появление так называемой «временной фазы» диалога с ЕС и в чем её суть? Это попытка развивать диалог Минска и Брюсселя, так скажем, под новым «брендом»?

- С моей точки зрения, появление «временной фазы» сотрудничества между официальным Минском и Брюсселем было вызвано осознанием европейской стороной бесперспективности санкционной политики и внешнеполитической изоляции Беларуси. В отношении Беларуси с конца 2010 года ЕС применяет меры принудительной дипломатии, ограничивающие официальные контакты с Минском. В санкционный список включено более 230 белорусских граждан, включая всё высшее политическое руководство (за исключением министра иностранных дел Владимира Макея, который был исключён из списка в прошлом году), а также 25 белорусских предприятий.

Также необходимо добавить, что «временная фаза» стала логичным итогом так называемых секторальных диалогов в сфере транспорта, энергетики, научно-технического сотрудничества, таможни, экологии и т. д. между белорусскими и европейскими чиновниками, которые не прекращались даже в условиях резкого похолодания отношений после 2010 года. Эти сферы сотрудничества представляют собой объективный взаимный прагматический интерес, независимо от политической конъюнктуры.

«Временная фаза» – это новый формат отношений между официальным Минском и Брюсселем, предполагающий совместную работу официальных властей Беларуси и ЕС на предмет анализа общих подходов к модернизации Беларуси, прежде всего, через сотрудничество в области инвестиций и торговли, которые сейчас имеют особую значимость для Беларуси, но также и для Евросоюза.

Вероятно, крымско-украинский кризис также сыграл здесь свою роль. Несмотря на то что Беларусь не соответствует некоторым ожиданиям европейской стороны в плане либерализации общественно-политической жизни и уровня развития демократических институтов, тем не менее, Беларусь зарекомендовала себя как надёжного и предсказуемого партнёра в условиях динамичного нарастания напряжённости в регионе Восточной Европы. В отличие от России, которая, по оценкам европейских политиков, покусилась на принципы послевоенного миропорядка и в отношении которой ЕС также реализует сейчас меры принудительной дипломатии, Беларусь не представляет собой угрозы для интересов ЕС. Кстати, для сравнения, в санкционный список ЕС включено всего около 70 российских граждан (не включая высшее политическое руководство России) и 7 предприятий. На этом фоне белорусский санкционный список выглядит немного абсурдным…

- Имеет ли «временная фаза» политическую составляющую, как то было в отношении Украины в рамках программы «Восточное партнёрство»?

- Нет, «временная фаза» не имеет политической составляющей. Этот формат задуман как поиск путей торгово-инвестиционного сотрудничества с учётом глубокого участия Беларуси в евразийских интеграционных процессах, ограничивающих возможности для традиционного торгово-экономического сотрудничества с ЕС как, например, зона свободной торговли. К тому же торговые отношения между Беларусью и ЕС до сих пор регулируются соглашениями между ЕС и СССР, которые не отражают современного положения дел. Для Беларуси ЕС – это второй по значимости торгово-экономический партнёр, поэтому поиск таких форм сотрудничества достаточно логичен.

Возможно, в будущем этот формат сотрудничества послужит отправной точкой для разработки нового соглашения о стратегическом партнёрстве и сотрудничестве между Беларусью и ЕС. Так как старый договор о партнёрстве и сотрудничестве от 1995 года так и не был ратифицирован европейской стороной.

- Посредником между Минском и Брюсселем пытается быть Литва. На Ваш взгляд, насколько высоко доверие официального Минска к литовскому истеблишменту, если учитывать такие факты, что со стороны Литвы на государственном уровне идёт поддержка белорусской оппозиции, а в Европарламенте литовскому депутату Юстасу Палецкису так и не удалось «продавить» компромиссный доклад о внутриполитической ситуации в Белоруссии?

- Я бы не сказал, что поддержка на государственном уровне со стороны Литвы белорусской оппозиции является главным внутриполитическим трендом. Всё-таки высшие литовские политические круги достаточно рационально оценивают политическую ситуацию в Беларуси, понимая бесперспективность традиционной белорусской оппозиции.

Дело в том, что существует ряд объективных причин, по которым Литва выступает посредником между Минском и Брюсселем, а иногда даже блокирует антибелорусские инициативы на уровне ЕС, особенно если они могут негативно отразиться на динамике торгово-экономических отношений. Именно поэтому между Литвой и Беларусью всегда сохраняется достаточно высокий уровень политического диалога – это обусловлено, прежде всего, осознанием взаимной экономической выгоды. Поэтому наиболее эффективно сотрудничество между нашими странами осуществляется через такие площадки, как Белорусско-Литовский экономический форум, Двусторонняя Белорусско-Литовская комиссия по торговому и экономическому сотрудничеству, Белорусско-Литовский форум регионального сотрудничества, а также через регулярные заседания деловых советов двух стран.

И это сотрудничество постоянно приносит свои видимые плоды. На сегодняшний день из работающих в Беларуси трёх тысяч компаний с европейским капиталом 570 – с литовским. В прошлом году Литва заняла 8-е место по объёму товарооборота среди внешнеторговых партнеров Беларуси и 5-е место по объёму белорусского экспорта за пределы Таможенного пространства.

В 2013 году в экономику Беларуси поступило 105,7 млн. долларов прямых иностранных инвестиций из Литвы. В свою очередь, белорусским бизнесом инвестировано в экономику Литвы 79,3 млн. долларов прямых иностранных инвестиций. На территории Беларуси осуществляются либо намечены к реализации в ближайшей перспективе более 15 крупных инвестиционных проектов с участием литовского капитала общим объёмом порядка 650 млн. долларов.

Благодаря конструктивному и взаимовыгодному сотрудничеству Беларуси и Литвы в транспортно-транзитной сфере, в 2013 году удалось развить позитивную динамику двусторонней торговли услугами, объём которой составил 750 млн. долларов, увеличившись на 20 процентов по сравнению с 2012 годом. Это обусловлено активным использованием мощностей Клайпедского морского порта для перевалки белорусских экспортных грузов.

- Вильнюсский саммит стал катализатором нынешнего украинского кризиса. Нет ли опасений на политическом уровне в Белоруссии, что в обмен на сближение с ЕС Брюссель выставит Минску свои политические и экономические требования, как то было на Украине перед Вильнюсским саммитом, что в итоге может привести к дестабилизации положения в стране?

- Дело в том, что это сближение носит ограниченный характер. На данный момент речь не идёт о неком геополитическом развороте Беларуси к ЕС. Первостепенная задача – нормализация отношений, хотя бы до уровня, существовавшего до кризиса декабря 2010 года. В среднесрочной перспективе необходимо создать договорно-правовую базу двухсторонних белорусско-европейских отношений, которой до сих пор нет. Речь идёт о подготовке договора о стратегическом партнёрстве и сотрудничестве между Беларусью и ЕС, однако, как показал опыт подготовки подобного договора между ЕС и Россией, это дело как минимум нескольких лет. Этот договор, который, безусловно, будет предполагать взаимные обязательства в политической, экономической и других сферах, и создаст ту необходимую договорно-правовую базу, способную обеспечить нашим отношениям долгосрочную предсказуемость, транспарентность и взаимопонимание.

Однако, как я уже говорил, на проработку этого вопроса может уйти достаточно много времени.

На сегодняшний день Беларусь не заявляет о своем стремлении подписать Соглашение об ассоциации с ЕС, которое предполагает достаточно серьёзные односторонние обязательства в политической и экономической сферах и к тому же может поставить под сомнения интеграционные обязательства Беларуси перед Таможенным союзом и Евразийским экономическим союзом в недалёком будущем.

Любые формы сотрудничества с ЕС, которые не учитывают или могут повредить национальным интересам Беларуси, просто блокируются белорусскими властями. Поэтому говорить о том, что наметившаяся нормализация белорусско-европейских отношений каким-либо образом может дестабилизировать политическую ситуацию в Беларуси, неоправданно.

- Как Вы думаете, каким образом Минску необходимо выстраивать свой диалог с ЕС, чтобы не спровоцировать дестабилизацию Белоруссии?

Прежде всего, на сегодняшний день Беларусь не может выстраивать отношения с ЕС в ущерб своим обязательствам в рамках евразийских интеграционных процессов. По крайней мере, до тех пор, пока наши партнёры по интеграции выполняют и следуют своим обязательствам.

Именно поэтому никто даже и не говорит сейчас о заключении Беларусью Соглашения об ассоциации с ЕС.

Самое главное, Минск и Брюссель должны выстраивать свой диалог на понятных основаниях не только друг для друга, но и для внешних наблюдателей. То есть этот процесс должен быть транспарентен для всех сторон, чьи интересы могут быть затронуты в ходе подобного сотрудничества. 

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Курсом мордорнизации

Курсом мордорнизации

Реформаторские инициативы, подобные казахстанским, примерно в то же время появились в Узбекистане, могут в ближайшее время появиться в России или Беларуси, но никогда — в странах Прибалтики и Украине. Там категориями модернизации больше не мыслят.

Переродившиеся убийцы

Переродившиеся убийцы

«Убийство — незаконно. Поэтому все убийцы заслуживают наказания. Если, конечно, они не убивают тысячами, под звуки фанфар».

Сериалы против политики!

Сериалы против политики!

Попробуй отличить правду от выдумки сценаристов!

Жилые дома русских в Эстонии

Жилые дома русских в Эстонии

В начале двадцатого столетия петербургскими архитекторами были созданы наиболее известные в Эстонии особняки в стиле северного модерна (Лютера в Ревеле и Амменде в Пернове).

Попробуйте новый дизайн!

Дорогой читатель, предлагаем Вам попробовать новую версию нашего сайта. Вы в любой момент сможете вернуться к текущей версии сайта, а также оставить свой комментарий и оценку.

Попробовать!
Нет, спасибо